ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ого, снова летим. Хочешь, пойдем в каюту? Лиз пожала плечами: – Мне бы и хотелось. Увы, нас обоих ждет работа. Она с грустным вздохом застегнула молнию.

– Меня? А я думал, что уволился вчистую. Я опять расстегнул молнию.

– И не надейся. – Она шлепнула меня по пальцам и снова закрыла молнию, на этот раз до упора. – Насчет твоего увольнения вчистую. Произошли кое-какие перестановки, но ты по-прежнему очень нужен. Не только мне – работе. Ты – единственный человек в мире, который способен думать как червь.

– Я не понял, комплимент это или оскорбление.

– Комплимент. – Она прижалась ко мне и прошептала: – Я бы хотела, чтобы ты съедал меня каждый день. – А потом пощекотала кончиком языка мое ухо, что заставило меня ойкнуть, захихикать и отклониться назад, насколько позволяла переборка, вытереть ухо и вздрогнуть от наслаждения – все одновременно.

– Не смей этого делать! Ты ведь знаешь, как я боюсь щекотки.

– Потому и делаю. – Лиз одернула куртку и превратилась в генерала Тирелли. – У меня назначена встреча с капитаном Харбо. Тебе тоже пора на свидание.

– Какое свидание?

– А это второй сюрприз, – сказала она. – Ты приписываешься к специальной оперативной команде, в должности старшего советника.

– А?..

– Закрой рот, дорогой. Они тоже тайно поднялись на борт в Амапа.

– Ага, вместе с Кливлендской филармонией, Большим балетом, Стэнфордским марширующим оркестром и со всеми участниками прошлогоднего парада Тру-ля-ля, да?

– Парад Тру-ля-ля не поместился, но остальные ждут тебя на корме. – Она снова поцеловала меня, на этот раз только клюнула. – Иди все время по этому коридору. Он ведет в подсобный ангар, не указанный даже на чертежах. Очень удобно для контрабанды.

– Секреты, повсюду одни секреты, Иисусе! – Я быстро схватил ее и поцеловал. – Мне требуется больше, чем твой клевок, дорогая.

Когда я отпустил Лиз, она, задыхаясь, сказала: – У! Это уж точно не птичка клюнула. Если будешь продолжать в том же духе, то выйдет наружу еще один секрет.

– Не начинайте, генерал. По крайней мере, если не собираетесь закончить вместе со мной. – Недоверчиво покачав головой, я снова застегнул молнию. – Эй, до меня только что дошло! Если я штатский, то мне больше не нало отдавать тебе честь, верно?

Она взглянула на выпуклость на моих брюках и ухмыльнулась.

– Поздно сообразил. Уже отдаешь. – И прибавила: – Не беспокойся, такой способ приветствия мне нравится.

Послав мне воздушный поцелуй, она пошла вперед. Я вздохнул про себя: – Грязные мысли всегда приятны.

– Я уже слышала это… – – донесся певучий голос. Я улыбался до самой кормы.

Чем дольше нити манны остаются в воздухе, тем в большие конструкции они слипаются. Самые крупные теряют летучесть и, вместо того чтобы парить в воздухе, подскакивая, катятся по земле, как русское перекати-поле, пока не встретят какое-нибудь препятствие, которое не могут преодолеть.

Таков механизм возникновения розовых штормов, которые регулярно заносят большие территории на западе Соединенных Штатов. Время от времени наблюдаются конструкции размером с дом, как, например, большой пуховик из Аламеды.

Когда конструкции нитей манны высыхают, они рассыпаются в пыль, которая висит в воздухе, постепенно оседая на землю и образуя мягкие вязкие сугробы. Они представляют собой биологический эквивалент полимерных аэрозолей и в конечном итоге наносят такой же большой ущерб окружающей среде и особенно земным растениям и животным.

«Красная книга» (Выпуск 22. 19А)

7 БРОУНОВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

Ничто не бывает таким большим, как избыток.

Соломон Краткий

Дорога оказалась длинной.

На полпути я начал петь про себя. И танцевать. Я пел старую глупую песню. Я чувствовал себя так прекрасно, что не мог сдержаться.

– О, я – янки Дудль, молодец. Янки Дудль меня зовут. Я – родной племянник дяди Сэма и родился четвертого июля. У меня, у янки Дудля, есть милая. Она моя гордость янки и радость – о, янки Дудль едет в город верхом на пони – я тот самый янки Дудль, паренек…

Я радостно отбивал чечетку на металлическом полу, вне себя от головокружительной свободы и совершенно не замечая…

Двое крепких мужчин в желтых комбинезонах лениво подпирали стену на пересечении двух коридоров. Они стояли, прислонившись к переборке, скрестив руки на груди и явно бездельничая. Они казались почти одинаковыми, словно отлитыми из мяса в одной и той же форме. Почти лишившись дара речи и сильно смутившись, я с лету затормозил. Они с любопытством смотрели на меня. Что-то в их взглядах говорило, что они не случайно остановились поболтать именно в этом месте.

– Э… – Я не нашел способа принять достойный вид, состроил самую дурацкую ухмылку, набрал в грудь воздуха и сделал вид, что готов продолжать.

Они выпрямились. Тот, что был повыше, сделал полшага в сторону, загородив мне проход.

– Простите, сэр. Пассажирам сюда нельзя. – Он говорил со спокойной любезностью. – Буду рад показать вам обратную дорогу.

Любезность такого рода не предполагала возражений. Другой озабоченно прислушивался к чему-то. Внезапно он сказал: – Подождите минуту Можно мне взглянуть на ваше удостоверение, пожалуйста?

Я вынул карточку из прозрачного кармашка на груди и передал ему. Он взглянул на нее, на меня, потом прочел вслух кодовый номер. Должно быть, голос в его ухе ответил утвердительно, потому что он кивнул и вернул карточку.

– Благодарю, сэр. Простите за беспокойство.

– Никакого беспокойства. Я сунул карточку на место.

– Придержитесь направления на корму, – показал он. – Коридор ведет на большую погрузочную платформу. Там вас будут ждать.

– Спасибо, – сказал я. – Э… – Нашивки с именем на его комбинезоне не было. Он проследил за моим взглядом. Когда я встретился с ним глазами, он лишь улыбнулся и покачал головой. – Ладно, все равно спасибо. – Я отправился дальше, удивляясь про себя. Еще парочка голубых фей?

Я невольно рассмеялся и потряс головой. Почему люди просто не говорят правду? Тогда вся жизнь стала бы намного легче. Однажды Форман говорил об этом на тренировке: «Конечная причина любой проблемы в мире – обрыв связи. Обрыв связи. – А потом он ехидно улыбнулся, как бы предвкушая удовольствие; мы уже изучили этот его взгляд, который всегда предвещал поистине дьявольский розыгрыш. Он затянул для пущего эффекта паузу, медленно обводя вглядом комнату, пока не убедился, что все мы с нетерпением ждем продолжения, и только потом бросил наконец вторую туфлю: – Да, кстати, забыл вам сказать. Звонил Годо и сказал, что запаздывает».

Некоторые так и не поняли шутки. Те, кто смеялся громче всех.

Сейчас я снова рассмеялся, потому что эта шутка была про меня. Вчера в это время я угрожал выброситься из окна дирижабля. А потом… просто сдался и позволил Вселенной делать то, что она хочет. Довольно удивительно, но она хотела в точности того же, чего и я. В этом и заключалась соль. Просто поразительно, как все хорошо устраивается, как только ты перестаешь бороться…

Это была мысль.

Как только ты перестаешь бороться…

Я ни на секунду не соглашался с этим. Доктор Флет-чер считала это возможным. Деландро знал, что это возможно. Я по-прежнему не верил в это. Цена была слишком высока. Но хотел бы я знать – может, нытики правы? Может быть, единственный путь для человечества выжить – это закопаться в свою нишу в хторранской экологии. Мне такая идея не нравилась, но альтернативой ей было либо медленное угасание, либо постоянная война. Другого не дано. Хотя… нет. Можно покинуть планету. Перебраться на Луну. На Марс. На пояс астероидов. Может, плюнуть однажды на Землю и начать все сначала? Но нет – если мы это сделаем, то будем отступать и дальше. Раз смирившись со своим бессилием перед хторранским заражением – не важно, куда мы убежим и что там построим, – мы всегда будем знать, что остаемся там лишь до тех пор, пока не придут хторране и не решат, что им нужен и этот мир тоже.

84
{"b":"55713","o":1}