ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Том, ты чего, там десять этажей, мы не успеем их все облазить, - возмущается Георг.

- Нас много будет, разделимся и сможем, - не унимается Том.

- А охрана?

- Собак беру на себя, - усмехается, а я аж прям таю от его голоса.

- Ладно, тогда сегодня в десять у входа, - заканчивает разговор Георг.

- Договорились, - они жмут друг другу руки и расходятся.

Том делает вид, что не заметил меня и выходит из туалета. Наспех выкорябываю последние остатки липкой гадости из волос и тоже выхожу, направляясь в класс. Отсидев кое-как последний урок, бегу домой, даже не дождавшись Густа.

Стою дома перед зеркалом и, оценив своё немощное тело по достоинству, определённо намереваюсь идти вечером к больнице.

Запасся бутербродами с вареньем, которые сразу же испачкали мой рюкзак. И почему я не удивлён? Да, определённо, мой день. Придётся брать другой рюкзак, такой же, как у Трюмпера. Ох, не хотел я, чтобы он увидел его... Только из-за него я тот рюкзак и купил. Кидаю в него фонарик, бутылку воды и, на всякий случай, пузырёк с обезболивающим. Мало ли что. Я себя знаю.

Поправляю ворот куртки, подмигиваю своему отражению, улыбаюсь и выхожу из дома. Стемнело. Иду по двору и... снова. Навстречу мне летит разъярённый соседский чихуахуа. Ненавижу эту собаку, постоянно ко мне пристаёт, кусаться лезет. И кличка у него дебильная - Бадди*. Хотя, всё правильно, у дебильной собаки - дебильная кличка. Вот я и попал...

Бадди* - (англ.) - приятель.

Часть 2

POV Том

С самого утра все мысли занимает больница, со всеми её обитателями. Уже несколько месяцев по школе ходят самые разные слухи о ней. Одни говорят, что видели там привидения, другие утверждают, что слышали нечеловеческие голоса и завывания. Чем верить кому-то, лучше один раз увидеть самому. Сегодня обязательно поговорю с ребятами об этом. Долго собирались, но нужно уже сходить туда, тем более что я несколько дней наблюдаю за тамошней охраной. Собаки там две, а вот мужчин - трое, но они большие любители выпить. Каждый вечер, причём. Объект не режимный, обычная заброшка, но что-то явно скрывающая, иначе там не было бы шлагбаума и ужасного маленького домика охраны.

В школе скучно, впрочем, как и всегда. Единственный человек, который заставляет улыбнуться, - так это Каулитц, у него вечно всё через одно место. Каждый раз удивляюсь, как он до сих пор жив. Я бы, наверное, уже давно умер, хотя бы из-за осознания собственного кретинизма, но мне его скорей жаль, ведь такие, как он идут по жизни одни, в общем, такие как он - полные неудачники - становятся замкнутыми и нелюдимыми личностями, совершенно неинтересными для общества. Единственный его плюс, наверное, - это его способности. Он очень хорошо учится, в отличие от меня, который из-за своей популярности вечно пользуется всякими поблажками. Да, от меня девчонок клещами не оторвёшь, не то что от Билла, к нему и подходить-то никто не хочет. И как с ним Густав дружит? Скоро, наверное, в такого же превратится.

Ну вот, урок идёт, а этот недотёпа не может ручку расписать, уже всю тетрадь до дыр раскорябал. Тихо шикаю, чтобы не привлечь внимание преподавателя, и жестами показываю, чтобы он раскрутил ручку, вытащил стержень и подул в него. Кажется, он меня понял, улыбнулся и кивнул в ответ. Но не прошло и пяти минут, как у него весь рот и подбородок оказались в пасте! Он начинает вытирать, но получается только размазать пасту ещё больше. Хорошо, что Густав ему быстро об этом сказал. Каулитц поднял руку и его сразу отпустили выйти, тихо хохотнув в кулак. Он ещё не успел со своего места подняться, как весь класс разразился диким ржачем. Впрочем, как быстро смех начался, так же быстро он и стих.

Урок продолжился, а меня приспичило. Тяну руку, и меня сразу же отпускают. Иду в туалет и, едва переступив порог, налетаю на Билла. И так ему досталось, так ещё и я тут. Останавливаюсь позади него и улыбаюсь.

- Прости, не хотел, - говорю, а он как-то странно на меня смотрит, судя по всему, от неожиданности.

Вымученно улыбается и кивает, а я прохожу дальше. Да, Билли, я понимаю, что тебе и так несладко, но что поделать, если ты закоренелый неудачник.

Быстро справив нужду, возвращаюсь в класс. Несколькими секундами позже заходит Каулитц и, вместо того чтобы смотреть себе под ноги, таращится по сторонам, спотыкается о мой рюкзак и падает в проходе, так и не добравшись до своей парты. Встаёт, что-то бубня себе под нос, а я смотрю на него, и так жалко его в этот момент стало. Он медленно поднялся, прошёл и занял своё место. Поворачиваюсь к нему, а он, увидев, демонстративно отворачивается. Гордый.

К счастью, звенит звонок, и я, торопливо бросив тетрадки в рюкзак, спешу в столовую, где, заняв своё почётное место за столом в компании друзей, начинаю обсуждать предстоящую экскурсию в больницу.

Меня отвлекает Каулитц, вероятно решивший прокатиться по своему обеду, вываленному на пол. А, нет, ошибся! Он успевает ухватиться за край стола, но обед всё же размазывается по полу отвратительными пятнами. Смотрю на него и сочувственно вздыхаю, снова поворачиваясь к друзьям, замечая его виноватую улыбку. Жалко мне его, ничего не скажешь. Хоть он и невезучий, а всё-таки человек. Не хотел бы я оказаться на его месте.

- А как с охраной быть? - Ингрид удивлённо вскинула бровь, глядя на меня.

- Нормально всё будет, не переживай. Они, как обычно, напьются так, что их и танком не разбудишь, - улыбаюсь.

- Там собаки... - задумчиво тянет Клаус.

- Их я на себя беру, - отвечаю, ловя на себе похотливый взгляд блондинки из группы поддержки.

- Ну что, решено? Идём? - в предвкушении выпаливает Пауль, потирая ладони.

- А кто-нибудь Георга видел? - обвела всех глазами Хайди.

- Я звонил ему, он подойдёт скоро, и я с ним поговорю, - обращаюсь к девушке. - Ну, если никто не против, то я тогда договариваюсь о времени и всем позвоню, идёт?

Все согласно закивали.

Посидев ещё немного, поднимаемся и хором идём по коридору. Они в класс, а я на встречу с Георгом. Он мой лучший друг и почти всегда рядом. Ну, по крайней мере, мы всегда вместе вне стен школы.

2
{"b":"557274","o":1}