ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Распахни крылья, юный маг! Тебя ждут множество невзгод, испытаний и трудностей, но ты должен выстоять, справиться! Сделай все наперекор, Алим Сурана.

Эльгарнан

Эльгарнан

Серый Страж

Пролог

Ужасная гроза разразилась на всему Ферелдену. Морозные гор стонали, словно былинные великаны, удерживая натиск стихии; озеро Каленхад, обычно спокойное, дыбилось метровыми волнами, грозясь смыть ко всем демонам рыбацкие деревни; хасинды в Диких Землях поспешно собирались вокруг камлающих шаманов; старшие маги, во главе с первым чародеем, пытались успокоить неестественное природное явление, но тщетно;

Скрипящие и шепчущие деревья в Бресилианском лесу приводили в ужас даже старых Хранителей. Долийцы не смели покинуть своих аравел.

Но сердце, око стихии, было в спокойном Денериме - в гордом городе не было и ветерка; и леденящий страх сковывал людей от того, что за городской стеной бесновалась буря. В церквях у не хватало мест - так много хотело услышать песнь Света. Наиболее набожные говаривали, что это гнев Создателя обрушился на землю, а сам он сойдет здесь - в Денериме.

А в грязном домишке эльфинажа страдала молодая эльфка, никак не могущая разрешиться от бремени.

- Тужься, милая! - причитала старая, полуслепая бабка-повитуха - к сожалению семья Сурана была отнюдь не образцом достатка. - Еще немного!

Страшный крик женщины совпал с особенно сильной вспышкой молнии, а гром продолжил вопль, да так сильно, что стенки убогой лачуги задрожали, грозясь развалиться в любой момент.

Патриарх семейства - молодой эльф по имени Сихан - изрядно нервничал, то и дело покусывая грязные ногти.

- К-как там? - эльф сам не узнал своего голоса - дрожащий, прерывающийся, как будто его обладатель пробыл несколько недель без крошки во рту.

- Сейчас! - выкрикнула старуха, помогая чреву матери вытолкать плод.

Вдруг все стало тихо. Так неестественно, что эту самую тишину можно было резать ножом. Секунда, другая... и раздался дикий рев - совсем не первый крик малденца. И вместе с тем ураган накинулся на град. Молнии прочертили свой путь по торговой площади, крыше дворца, прошлись по каждой улочки и сошлись на старой хижине, тотчас сорвав легкую крышу.

Тугой столб молний точно в центр лба новорожденного.

- Дыхание Создателя!.. - пораженно прошептала повитуха.

Реальность задрожала, исказилась и разорвалась. Из зеленого разрыва раздался потусторонний вой, и начала вылазить огромная бугристая рука. Сначала одна, а затем появились и другие: уродливые лапы берескарнов, ухоженные женские ручки с хищно загнутыми коготками, длинные тонкие лапы, похожие на конечности жучков, казалось бы людские, но источающие миазмы, холод или пламя.

- Дай!

- ОТДАЙ!!!

- Верни!

Многоголосые вопли сливались в один жуткий рев. Еще чуть-чуть и демоны, а это вне всяких сомнений были демоны прорвутся в мир и начнут свой кровавый пир.

Ребенок открыл глаза.

Золотые, точно начищенные соверены, они загадочно блеснули и обратились к новоприбывшим.

И демоны остановились. Замерли, скованные неведомой силой, неспособные совершить последний шаг, чтобы воплотиться в подлунном мире. А затем побежали. Крича проклятия, призывая кары и безудержно рыдая они сгинули в разломе, который схлопнулся за ними, вызвав несильный порыв ветра.

Ребенок закрыл глаза.

- К-кровь Андрасте, - тоненьким голосом пропищал Сихан. - ЭТО - мой сын?! Нет! Создатель милосердный...

- Успокойся, эльф, - презрительно посмотрев на истерику мужчину, проскрежетала старуха. Она уже ничего не боялась - слишком стара была, чтобы страшиться. - Лучше возьми его на руки и укрой чем-нибудь. Твоя жена умрет, если ей не помочь.

- Да, да, - ошеломленный приказным тоном, эльф послушно взял своего сына на руки. А когда его взгляд стал более осмысленным, чуть не бросил на пол, лишь жесткий взгляд старухи не позволил ему этого сделать.

Ребенок открыл глаза.

У Сихана задрожали поджилки, когда его сын взглянул на него своим пугающим взглядом.

Ребенок улыбнулся - совсем по-детски - и засмеялся. Чисто, искренне, как это могут сделать только малютки.

'Это мой сын', - решительно подумал эльф, а вслух сказал:

- Здравствуй, малыш.

***

- Говори.

Во тьме стоял очень высокий мужчина... существо, которое когда-то было им. Обезображенный, уродливый, с тонкими, паучьими руками, он внушал отвращение с первого взгляда.

- Старая кость хочет знать - старая кость платит, - насмешливо прошипел бесплотный демон, вьясь вокруг призывателя. Но, увидев, как мужчина махнул когтистой рукой в сторону уродливых тварей, злой дух взъярился: - Нам не нужны твои болванки, кость! Живая плоть! Не порождение мрака!

- Я этого ожидал, - спокойный, лишенный всяких эмоций голос гулко отразился от стен. - Твоя жертва ждет тебя, демон. Без скверны, чистая, как ты и желаешь. Но прежде - говори то, что ты знаешь.

Углядев в просвете порождений тьмы насмерть перепуганного мальчишку, демон проказливо засмеялся:

- Хорошо, кость! Хорошо! Ты узнаешь, что было. Наверняка ты слышал это - в мире живых разразилась страшная буря... хе-хе, но никто не знал почему она началась. Никто... и мы тоже не знали. Но мы сделали - узнали, разведали, разнюхали!.. Увидели... Золотоглазое дитя, властью облеченное - вот корень! Оно родилось и закричало. Так сильно, что ткань порвалась, и мы ринулись к живым. Мы кричали... гордыня, ненависть, страх и ужас, желание и сладострастие, слабость, гнев, праздность... нас было много. Но все мы замерли, скованные одним - одним! - лишь взглядом золотых глаз. Оно сильно, кость. Сильно уже СЕЙЧАС. Оно сможет разрушить все, что ты строишь - дай повод. Хе-хе... а ты дашь, кость, еще как дашь...

- Где, - искаженные губы нехотя разлепились, выдавливая из глотки необходимые звуки.

- Людской город. Мы не сильны в названия, мир живых не для нас, - закружился вокруг пленного демон, совершенно не обращая внимания на собеседника. - Но любое действие против него приведет тебя к погибели... Лучше забудь про него, как про кошмар. Но ты не послушаешь меня, бывший магистр, хе-хе. Ты не послушаешь...

***

Глава первая. Будь мужчиной, Алим!

Алим Сурана - так его звали. Честно говоря, имя ему не нравилось, казалось слишком... эльфийским - нет! - не эльфийским, эльфским, неправильным, немелодичным. Но мать говорила, что отец назвал его так неспроста, ведь Алим означает 'мудрый'. Он не стал спорить. Он практически никогда не спорил и не пререкался. Алим выше этого, да и смысл в спорах, если он все равно окажется прав? Как тот случай, когда он сказал, что сомнительное дельце отца не пройдет - от него отмахнулись, но Алим видел.

И был прав.

Сихан едва смог выкрутиться из этой скользкой ситуации. Мать переживала за отца, но ребенок был спокоен. Зачем волноваться? Ведь он бы защитил их обоих. Сколько раз такое уже бывало: в темной подворотне, когда они с матерью возвращались с торговой площади, плохие люди не смогли ничего сделать.

Сколько бы ни смеялись.

Один лишь взгляд - они подымаются в воздух и умирают.

Мама тогда долго плакала. Алим не понимал почему. Разве плохо то, что он защитил ее? Ведь это правильно - оберегать родных. Ему уже шесть лет! Папа говорит, что он стал совсем взрослым, а значит он - мужчина. А мужчина должен быть ответственным. Вот так...

- Алим, иди кушать!

'Опять каша, наверное', - про себя вздохнул Алим, сползая со своей кроватки.

Подумать только - у них в эльфинаже есть отдельная комната для ребенка. Отец говорит, что это все потому, что он принес им удачу. Когда маленький Сурана родился, молния снесла крышу старому дому, и отец решил ввязаться в авантюру, желая наскрести денег на новый дом. Как ни странно, авантюра удалась, и эльф вернулся домой с новыми шрамами и полным кошельком соверенов.

1
{"b":"557315","o":1}