ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Annotation

Зомби-вестерн из мира "Звезд и стрел".

Бородин Стас

Бородин Стас

Буч Скиннер. Каламити. Новый Техас.

Буч Скиннер.

Каламити.

Новый Техас.

- Шериф отдыхает, - сквозь закрытую дверь послышался голос помощника шерифа Хоупа. - На твоем месте я не стал бы его беспокоить.

Шериф Скиннер открыл глаза и уставился на полоску солнечного света, сочащегося сквозь закрытые ставни и разделяющую крохотную комнатушку надвое. Помещение было маленьким, маленьким даже для Каламити. Не вставая с кровати, шериф толкнул ставни босой ногой. Солнечный свет бурным потоком радостно низвергся сквозь мутные стекла.

В стенном шкафу заблестели выстроенные рядами оловянные солдатики и пушки, а фарфоровое лицо сидящей на полке куклы, словно засветилось изнутри. Скиннер закряхтел и спустил ноги на пол.

- Привет, - он привычно улыбнулся, глядя на висящую у изголовья фотографию. Молодая женщина, в черном платье и накрахмаленном чепце, выглядела серьезной и строгой. Стоящий чуть сзади мужчина, улыбался. Мальчик и девочка, на переднем плане, получились слегка не в фокусе.

С улицы послышалось приглушенное мычание, перестук копыт и скрип тяжелогруженых повозок проезжающих под окном. В коридоре за дверью кто-то кашлянул.

- Извините, Сэр, - голос был хриплый, незнакомый. - Я же думал, что он вообще никогда не спит.

Послышался смешок.

- Он отдыхает, - помощник шерифа слегка шепелявил. - Я не говорил - спит.

Неизвестный громко сглотнул.

- Извините, сэр, я же никого не хотел обидеть. Просто так ляпнул, не подумав.

- Да ерунда, - стул под костлявой Хоуповой задницей жалобно заскрипел. - Не бери в голову.

Скиннер нехотя откинул смятую простынь и потянулся. Новый день - новые неприятности, в Каламити по-другому не бывает.

- Пусти его, Хоуп, - Скиннер прикрылся простыней и облокотился на подушку. - Я уже не сплю.

Дверь скрипнула, пропуская в помещение двух мужчин. Хоуп худой как щепка и незнакомец - размером с теленка.

- Матерь божья! - верзила невольно отшатнулся, зажимая нос грязными пальцами. В непроветриваемой комнате пахло смолой, виски и разлагающейся плотью.

Хоуп по обыкновению заржал, демонстрируя отсутствие всяких манер и четырех передних зубов.

- Садись, - Скиннер кивнул на единственный стул. - Что там у тебя?

Гость осторожно присел на краешек табурета и с тоской покосился на приоткрытую входную дверь.

- Да ты не ссы, шериф не кусается, - ухмылка, надо признать, у Хоупа была жутковатая.

- Да я не...

Скиннер наклонился вперед и хрустнул занемевшими за ночь пальцами.

- Ты из парней Кэпа? Это твой скот там внизу?

- Ага, хозяйский, - верзила громко сглотнул, украдкой разглядывая потеки застывшей смолы, спускающиеся по груди шерифа, и старый конфедератский мундир с медалью Стражей Дэвиса. - Кэп просил передать...

- Хочешь глотнуть? - Скиннер перебил гостя, и кивнул на откупоренную бутылку, стоящую на полу.

- Благодарствую, - верзила вытер ладонью покрытый пылью лоб и сделал большой глоток. - О-ох!

Хоуп захихикал.

- Так что там Кэп?

Гость громко выдохнул, вытер выступившие из глаз слезы и улыбнулся.

- У нас на ферме пятьдесят мексов, при пушке и священнике.

- Пушка? - Хоуп вскинул брови.

- Священник? - Скиннер нахмурился.

- Ага, здоровенная такая, блестящая! - гость соединил мозолистые пальцы обеих рук в кольцо. - Отакенная дырка!

Хоуп радостно закудахтал.

- Прям как у нашей Салли!

- Ага, - верзила вновь потянулся к бутылке.

Скиннер придержал бутылку.

- Ты мне сначала про священника расскажи.

Гость пожал громадными плечами.

- Тощий такой, вроде него, - он кивнул на Хоупа. - В красном весь, юбка такая, длинная, по земле волочится.

- И все? Может еще что-нибудь?

- Бороденка у него такая, клинышком, - верзила изобразил бороденку рукой. - А! Еще духами от него на милю разит. Прям как от нашей Салли!

Хоуп и гость дружно прыснули.

- Не нравится мне это, - Скиннер решительно встал с постели и шагнул к окну. - Ох, как не нравится!

Гость смущенно потупился, стараясь не пялиться на покрытую шрамами спину шерифа. Одни шрамы были старые, давно зажившие, другие - относительно новые, залатанные суровой ниткой и замазанные смолой.

Хоуп поджал губы.

- Из-за этого священника?

Шериф только отмахнулся.

- У тебя, парень, табачку не найдется? Как там тебя?

- Бигги, сэр, - верзила отрицательно помотал головой. - Извините, сэр, но табака уже как год нет. Курим дрянь всякую...

Хоуп фыркнул.

- Нужно просто поискать у Кэпа в загашнике.

- Ну да, - верзила застенчиво улыбнулся. - Он мне потом кнутом так поищет...

Шериф натянул штаны на голое тело, щелкнул по груди кожаными подтяжками.

- Передавай Кэпу привет. Скажи, чтобы не беспокоился. Выкрутимся как-нибудь, не впервой.

Бигги поклонился, прижимая смятую шляпу к груди.

- Спасибо за виски, сэр. Передам все слово в слово.

Выпроводив гостя, Хоуп присел на освободившийся стул, выволок из-под кровати жестяное ведерко и ткнул в содержимое костяной ложкой на длинной рукояти.

Шериф присел на край кровати, подставляя спину.

- Только почисть все хорошенько, - он покрутил головой из стороны в сторону. Шейные позвонки громко хрустнули. - У меня такое чувство, будто под кожей черви копошатся.

Хоуп достал из ножен свой Боуи.

- Да нет там ничего, - кусок застывшей смолы, величиной с детский кулак, упал на пол. Рана была глубокая, похожая на трещину в древесной коре. - Сам же знаешь.

Шериф раздраженно засопел.

- А ты все равно проверь. Трудно что ли?

Хоуп вздохнул, сунул в дыру указательный палец и поскреб ногтем.

- Вот, доволен? - палец остался сухой и чистый.

Скиннер внимательно осмотрел палец.

- Угу. И вытащи потом мою качалку на крышу. Что-то у меня из ушей опять какая-то дрянь сочится.

Хоуп тихонько хмыкнул.

- Мозги, наверно, - добавил он в полголоса.

- Я все слышал, - Скиннер буркнул через плечо. - Умник.

Небо качнулось вверх - вниз. Белое, выцветшее, плавно переходящее в песчаные дюны на горизонте. Воздух сухой и обжигающий, солнце - сияющая дыра высоко в зените.

- Хорошо! - Скиннер блаженно вздохнул, отталкиваясь босой ногой от раскаленных досок крыши.

Кресло-качалка привычно скрипнуло, окованные металлом полозья заскрежетали. Небо качнулось вверх - вниз. Плоские крыши домов, белье, неподвижно висящее в раскаленном воздухе, медный колокол на белой башне церквушки.

- Кэп прислал двадцать коров, - Хоуп сдвинул Стетсон на затылок. Рубаха помощника шерифа была черной от пота, а сапоги рыжими от пыли.

- Хорошо.

Снизу донеслось мычание стада и веселые крики ковбоев.

- Еще нужно помочь старику Спэйду с починкой корраля.

- Поможем.

С вершины дальнего холма, что за кладбищенской оградой, вверх потянулась тоненькая струйка дыма. Хоуп вытянул шею, вглядываясь вдаль.

- Это Расколотый Камень. Мексы, верно, уже совсем близко.

Шериф хмыкнул, отталкиваясь ногой. Скрип, скрежет.

- Полсотни солдат и пушка.

- И священник.

- Ага.

Где-то внизу тоскливо завыла бродячая собака. Захлопали закрывающиеся ставни, закричали женщины, зазывая домой забегавшуюся детвору. Через несколько минут на город опустилась тишина. Город затаился. Он словно оцепенел, парализованный одуряющей жарой и дурными новостями.

1
{"b":"557316","o":1}