ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Инквизитор заерзал в седле.

- Бандиты, отребье, - Карранца раздраженно отмахнулся. - Как можно сравнивать?

Скиннер пожал плечами.

- Мы люди простые, красиво говорить не обучены.

Инквизитор поджал губы и вновь взялся за крест, словно ища божественной поддержки.

- Вы знаете, почему Святая Церковь послала к вам именно меня?

Шериф подбоченился.

- Догадываюсь. Ведь это вы спалили на костре Мигеля Диаса?

Инквизитор улыбнулся, явно польщенный.

- Он был порождением дьявола, и не пожелал принять Божьей милости, - крест в кулаке взлетел вверх, ослепляя шерифа солнечными бликами. - Все могло быть по-другому, если бы он покаялся в своих грехах и принял Господа как присутствующие здесь сеньоры Холлидей и Клэнтон.

Словно по команде два всадника отделились от отряда мексиканцев и не спеша выехали вперед.

- Сэм Холлидей, - первый всадник стянул с лица шейный платок. Лицо у него было угловатое, а темная пергаментная кожа так натянута, что, казалось, вот-вот лопнет на выпирающих скулах. Рот, под пышными усами скривился в ухмылке. - К вашим услугам.

- Бадди Клэнтон, - лицо второго всадника было мясистым и сплошь покрыто трупными пятнами. - Мы с тобой встречались пару раз. Помнишь? В лагере под Геттисбергом.

Шериф нахмурился.

- Помню.

- Вот и отлично, - Карранца удовлетворенно потер ладони. - А это означает, что нам легче будет прийти к согласию.

Скиннер поглядел на худощавого Холлидея, на массивного Клэнтона и покачал головой.

- Я слышал, что вас пристрелили в Дэдвуде, Холлидей.

- Быть мертвым не так уж и плохо, - Сэм Холлидей пожал плечами. - Если, конечно, относиться к этому по-философски.

- Присоединяйся к нам, Скиннер, - подхватил Клэнтон. - Святой отец не скупится, и платит он чистым золотом!

Шериф зажмурился и потряс головой, словно отгоняя назойливую муху. От Холлидея и Клэнтона на милю разило мертвечиной.

- Ладно ты, Клэнтон, все знают какая ты при жизни был скотина, но вы, Холлидей, зачем вам все это?

Клэнтон зашипел, вынимая из седельного чехла винтовку, однако Холлидей ухватил верзилу за локоть.

- Все изменилось, парень, - бывший маршал больше не улыбался. - Мы мертвы, если ты не заметил, а Новый Техас был обречен с самого начала.

Шериф сплюнул себе под ноги и растер сапогом.

- Поэтому-то вы и решили стать предателем?

Холлидей даже бровью не повел.

- Ты же слыхал, что случилось с Диасом? Разве ты этого хочешь?

Инквизитор с гордостью выпятил подбородок и закивал.

- Индульгенция и прощение всех грехов, - Клэнтон многозначительно похлопал по оттопыренному карману. - Мы со стариком Холли теперь воины божьи. Помогаем отцу Карранца очистить мир от скверны.

Инквизитор подбоченился.

- У вас нет выбора, сеньор Скиннер. Либо вы с нами, либо вы против всего христианского мира.

Скиннер оглянулся на крышу, где засел Хоуп, и отсалютовал сжатым кулаком. Хоуп поднялся из-за балюстрады и опустил винтовку.

- Вот и славно! - Бонавентура выдохнул с облегчением, шагнул вперед, и протянул шерифу бумаги. - Очень правильное решение, сеньор!

Шериф посмотрел на бумаги и покачал головой.

- Я многих предал на своем веку. Больше не хочу.

Улыбка застыла на лице Бонавентура, Карранца фыркнул, Клэнтон поднял винтовку.

- Решим все здесь, - Скиннер подмигнул Холлидею. - По нашему, без лишнего кровопролития.

Карранца вздохнул, наматывая на указательный палец цепочку от креста.

- Вы нужны нам, сеньор Скиннер. Скажите, чего вы хотите, и вы все получите.

Взгляд шерифа переместился на Бонавентура.

- На вас смотрит дюжина винтовок, капитан. Как вам это нравится?

- Совсем не нравится, - Бонавентура сглотнул, пряча бумаги в сумку. - Что вы хотели предложить, сеньор?

- Техасскую дуэль, - шериф перевел взгляд на инквизитора. - Прикончите меня - городок ваш, проиграете - уберетесь к чертовой матери.

Бонавентура нахмурился.

- Видит Бог, сеньор, я хотел, чтобы все закончилось по-другому.

Карранца обвел взглядом плоские крыши, обнесенные невысокими балюстрадами, на мгновение задержался на церквушке, чья длинная тень, точно огромный перст указывала прямо на него.

- Так что это за Техасская дуэль? В чем подвох? - Священник раздраженно заерзал в седле, его спина теперь слегка сутулилась, а тугой кружевной воротник почернел от пота.

- Левые руки дуэлянтов связываются вместе, - пояснил Холлидей. - После чего они тычут друг в дружку ножами, покуда один из противников не испустит дух.

- Занятно, - хмыкнул инквизитор. - Учитывая обстоятельства, это может быть весьма интересно.

Не теряя времени даром, Клэнтон спрыгнул с лошади и, вздымая сапогами облачка рыжей пыли, приблизился к шерифу.

- Я тоже из Техаса, - вблизи громила оказался выше противника на целую голову и тяжелее на пару сотен фунтов. - Ты еще пожалеешь, что не принял нашего предложения.

Карранца поднял бледную руку, словно намереваясь остановить Клэнтона и повернулся к Холлидею.

- Я думал что именно вы...

Бывший маршал только пожал плечами.

- Пускай. Парень тоже из Техаса. Он знает что делать.

Солнце едва коснулось горизонта, окрасив городок в багрянец. Лицо шерифа, стоящего спиной к закату, казалось черным, лица непрошеных гостей были словно перемазаны свежей кровью.

- Ну что, приступим? - Хмыкнул Клэнтон. Уголки его рта растрескались, превращая улыбку в гротескную гримасу.

- Приступим, - Скиннер вынул из петли томагавк, расстегнул пряжку и отбросил револьверы в сторону.

Клентон не стал снимать оружейный пояс, вместо этого он сдернул с шеи замызганный платок и вытянул вперед левую руку. Помогая друг другу, противники крепко затянули узел, и сделали по шагу назад, насколько позволяли связанные руки.

- Зря ты не согласился, - Клэнтон потянул из ножен свой Боуи. Длинный, остро заточенный кусок стали длиной в шерифово предплечье.

Шериф поморщился. Вблизи Клэнтон смердел как скотобойня. Его мясистые щеки и массивные плечи были забрызганы слизью текущей из ушей, а в стоптанных сапогах что-то омерзительно хлюпало.

Скиннер подбросил в ладони оплетенную кожаными полосками рукоять томагавка.

- И потом каждый день видеть твою харю?

Клэнтон криво ухмыльнулся.

- И то верно.

Верзила неожиданно согнул левую руку в локте, заставляя противника подняться на цыпочки, и ударил ножом снизу вверх, целя в шерифово горло. Против неопытного противника подобный маневр мог бы сработать, однако Скиннер был начеку.

Подцепив кулак Клэнтона томагавком точно крюком, шериф отвел нож в сторону. Сделал шаг вперед и ударил противника в лицо лбом. Мясистый нос смялся в лепешку, во все стороны брызнула черная гниль.

- Вот же сука! - засмеялся верзила. Не обращая внимания на рану, он ударил коленом снизу вверх, подбрасывая более легкого соперника в воздух на несколько футов.

Рукоять ножа врезалась в незащищенный висок точно молот. Скиннер поморщился, услыхав глухой удар и треск кости.

"Если бы я был жив, это был бы конец", мелькнуло у него в голове. Нож точно бабочка порхнул вокруг томагавка, а левая ручища Клэнтона потянула вниз, с легкостью увлекая шерифа прямо на выставленное острие.

"Хорошо, что я уже мертв", подумал Скиннер, позволяя футу стали воткнуться себе под ребра. Клинок заскрежетал зацепив кость, проткнул ссохшиеся внутренности, и с треском вышел из спины, раздирая новую рубашку.

Клэнтон был мертв недавно, и, несмотря на начавшееся разложение, был силен как бык. Ухмыляясь в лицо противнику, он оторвал его от земли, и провернул нож в ране.

- Как тебе это нравится, Скиннер? - Из разбитого носа медленно сочилась черная жижа. - Знаешь, а ведь я никогда не верил в эти россказни о Кривом ущелье!

В ответ Скиннер ударил томагавком, целя противнику в плечо. Раз, другой, третий. Куртка лопнула, обнажая потемневшую плоть. Брызнула гниль, затрещала кость. Клэнтон не чувствовал боли, однако у него хватило ума выпустить нож и отступить назад.

3
{"b":"557316","o":1}