ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Еще одна падла!- возбужденно вскрикнул Колян.- Эх, жаль, смылся, даже номера не сфотографировали.

А Стреляному не нужно смотреть на номер. Ему ли не знать трехдверную "Таврию" дядьки Игната, которую он неделю назад оставил на заправке Влада.

Глава 13. ГОНКИ НА ПРИЗ В МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ.

"Мерседес" Артура Нерсесовича стоял на том же месте, где они его оставили сорок минут назад - Федор засек по своим часам. Мягкая мелодия компакт-диска, кондиционное тепло салона, открытый встроенный бар - у Аджиева наконец-то появилось свободное от повседневных забот время в полном одиночестве размыслить над некоторыми жизненными нестыковками. И что он там намыслил, одному Богу известно, но судя по напряженно -сосредоточенному выражению лица "китайца", которое повернулось к Федору - как всегда нечто грандиозное. Иначе и быть не могло - Аджиев жил целенаправленной, но широкомасштабной жизнью вечно озабоченного миллионера. И мелкие семейные неурядицы воспринимались им как очередной риф в океане бизнеса, сквозь который умелый штурман играючи проведет доверенный ему корабль.

- Ну что ж, вижу, братки, что я, как всегда, оказался прав в своих предположениях,- таким насмешливым приветствием встретил он нырнувших в салон приятелей.- Ждали вас-таки. Хотя даже меня, признаться, удивила сегодняшняя сверхоперативность Нелюбова. Вообще-то его можно понять смерть сына, жажда крови, и все такое-прочее...- Артур Нерсесович включил двигатель и плавно выехал на проспект.

- Конан Дойла начитались, уважаемый?- процедил Стреляный.

- А здесь особой дедукции и не требуется. У тебя в руках спортивная сумка - значит, ты побывал на квартире. А у твоих друзей на рукавах кровь и это означает, что вы с кем-то стыковались, причем довольно плотно. И победа осталась за вами, так как нет преследования. Логично и просто, как дважды два,- заключил Аджиев, выруливая в конце-концов вновь на Ярославское шоссе. - Из этого следует...

- Из этого следует только одно - я на вас не работаю,- Федор швырнул сумку с колен себе по ноги. - Здесь почти все, что мне передал при встрече небезызвестный вам Бой. За вычетом мелких расходов на шмотки, погашенные автоматически за счет риска, которому я подвергся при вскрытии кейса. А вообще-то могу и отдать. Но, скорее всего, я эти бабки переведу на ваш текущий счет - это чтобы больше не встречаться. Ни с вашей семейкой, Артур Нерсесович, ни с вашим жопорылым начальником бензоколонки ,- Стреляный говорил все это с таким ожесточением, что Артур Нерсесович даже взгляд оторвал от лобового стекла - с удивлением покосился на него.

- Откуда такой подъем страстей, Артюхов? Тебя что, взвинтило появление "гостей" у квартиры? Чего же иного ты ожидал от папашки Нелюбова?

- От него я, может, и ожидал чего-нибудь подобного,- отрезал Федор.Но от вас подобного - не очень. Предложить игру на равных, а затем подослать пятерку наемных убийц усыпленному доверием партнеру... Вообще это в ваших правилах - мочить неугодных чужими руками.

- Слушай, что ты несешь?- вспылил Аджиев, резко останавливая машину.- Какие убийцы? И причем здесь наш с тобой договор?

- Тихо, тихо, дядя,- сзади слышится резкий металлический щелчок и к виску Артура Нерсесовича прилипает согретый Сашкиным животом ствол "Вальтера". - Остановил и ладно. На крайняк мы и стоп-краном сработали бы,он еще плотнее ввинчивает металл в кожу.- Выходим, Федя, по всему видать, нам не по пути с капиталистами.

Стоп, пацаны,- "китаец" бросает руль и откидывается на спинку кресла, не обращая внимания на ствол.- Давайте поговорим, хоть напоследок, раз уж вам так не терпится со мной распрощаться.- от нажимает кнопку и из передней панели выползает встроенный бар с коньяком, бокалами и нарезанными дольками лимона.- Выпьем, как мужики, и поговорим так же.

Колян вопросительно переглядывается с Сашкой, затем оба смотрят на Федора.

- На посошок можно,- Стреляный уже чувствует - с квартирой на Смоленской что-то не так, Аджиев по мелочам распыляться не будет.

- Давайте без грызни,- Артур Нерсесович разлил коньяк по бокалам, знаком приглашая вздрогнуть.- Мне нужно выйти из хомута, поэтому нарисуйте картинку, как есть.

- А че рисовать?- Колян махом выцедил из бокала и загорячился.- Как вертухаи зону обложили: один на бану, один на хапке, два на хазе. Последнего не стукнули - хвостом помел на тачке, паскуда. Не иначе баир. Я, надеюсь, ясно пробухтел?- хитро косится он на Аджиева, отправляя в рот лимон.

- За кого держишь, мальчик?- хохочет тот.- Один стоял на улице, один был на подхвате, а двое пытались просочиться в квартиру. Их убили, а главарь ушел на машине. Это не мои быки, Стреляный,- посмурнев, обратился он к Федору.- Век воли не видать. Чем еще поклясться?

- Достаточно,- остановил его тот.- Ты "законник", Артур Нерсесович, я знаю. И хоть ты "скороспелка" с купленным званием - зоновские обычаи чтишь. Но как ты объяснишь деталь, которую я не успел нарисовать хлопцам: пятым в этой кодле был твой ближайший поверенный в делах Влад. А машина была моей, я ее на заправке у него как-то оставил.

- Вот тварь!- всердцах выругался Аджиев.- Мало он у меня ворует, так еще и баксы хотел прихватизировать. Ну, Каин, погоди! Не подсылал я его, Федор, это он по собственной инициативе. Ты думаешь, мне легко сейчас перед вами божиться? Мне, Аджиеву.

- Брось, Артур Нерсесович, я поболе твоего звонил, так что незападло тебе передо мной объясниться. Теперь я понял, что нужно было Владу в квартире, пока мы пытались просочиться к его другу Мите в "Клондайк". Вот эта штучка,- Федор достал из-а пояса потертую общую тетрадь. - Это дневник Петра Петровича Збарского, ныне покойного писателя, а заодно известного московского коллекционера. Тебе-то, Артур Нерсесович, его имя должно быть известно.

- Оно мне известно даже лучше, чем ты предполагаешь,- кивнул тот утверждающе. - Но это не все?

- Это только начало нашего детектива. Ты, может, знаешь что-нибудь и о приемной дочери Збарского?

- Как же. Бывшая малолетняя шлюшка, которую он записал на свою фамилию и сделал из нее впоследствии леди. Только из-за его фамилии она и выспорила после смерти и дом, и денежки старика. А до этого жила в квартире, которую купил для нее я,- "китаец", смакую, выпил свой коньяк. Дело в том, что Светлана была моей любовницей.

Федор подумал, что его сейчас хватит удар. Или Кондратий. Нет, только не это.

- Ты хочешь сказать, что она была твоей любовницей год назад, когда я работал у тебя телохраном жены?

- Ну, была,- согласился Артур Нерсесович.- Только при чем здесь ты?

- А о ее братике двоюродном ты ничего не слышал ?- вместо ответа спросил Федор, с трудом проглотив давящий комок в горле.

- Не было у нее никакого брата,- твердо ответил Аджиев.- Я наводил справки о родственниках, прежде чем...ну, ты сам понимаешь. А с Петром Петровичем мы дружили, да. И на почве коллекционирования, и вообще. Хоть встречались редко. Слушай, Федор, я вижу, нам нужно о чем-то основательно перетереть базар. Сам на сам. Но время для этого...- он взглянул на часы,не совсем подходящее, вам не кажется?- он с вызовом глянул на Коляна и Сашку. А те, в свою очередь, вновь на Федора.

- Парни, мне очень нужен этот разговор.

- Об чем базар, Федя,- Сашка щелкнул замком двери.- Вот здесь, на Лосинке, мы и вытряхнемся. Пошли, Колян.

- Два часа ночи,- предупредил Федор. - Электричка не ходит.

- Держите на такси,- Артур Нерсесович запустил руку в сумку у ног Федора, наощупь достал пачку баксов и протянул ее Сашке.- Здесь должно хватить.

- Ох уж, эти новые русские,- покачал тот головой, но пачку спрятал.Состыкуемся?- он вопросительно посмотрел на Федора.

- Завтра в два часа дня, метро "Аэропорт", у памятника Тельману,вспомнил Федор. - Там стекляшка есть, "Кэмэл". Ждите в ней. Если что...

- Парни, я сам подвезу туда Федора,- не дал ему договорить Аджиев.В этой стекляшке дают такое пиво...- он зажмурил глаза.- А у меня вобла имеется. Настоящая, Темрюкская, две связки. Так что ждите, до встречи.

35
{"b":"55734","o":1}