ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Стоп, погоди, не части. Сколько вас там возле этого "Мерса"?

- Все пятеро, а что?- недоуменно басит Воля в трубку.

- Идиот. Немедленно двоих за угол к своей машине. Вы еще не знаете этого волка...

Он не успевает договорить, а Воля дослушать - за углом кладбища отчаянно рявкает стартер и слышится звук заведенного двигателя. Парни Воли, как по команде, срываются с места, бегут за угол и...возвращаются, угрюмо разводя руками. Вслед за ними к воротам выруливает какой-то частник на синих "Жигулях". На верхнем багажнике автомобиля - огромный венок из искусственных цветов, с болтающимися черными лентами.

- Поздно, шеф,- сообщает Воля.- Стреляный укатил на нашей машине. Ну кто же знал, что у него нервы из гитарных струн. Я бы на его месте...

- Вот поэтому ты и не на его месте, идиот. Немедленно сматывайтесь оттуда.

- Счас, шеф, подлатаем "Мерса" и двинем на нем. А неплохой бартер, скажу я вам, сделал нам этот Стреляный.

- У тебя что, вообще крыша поехала?- вконец разъярился Левочкин. Три семерки - это же машина "китайца". Конечно, если хочешь "свиньей" купаться в говне, я не против.

- Мать моя,- Воля схватился за голову. Конечно, он слыхал и о разборках с бригадой Кости Лесного, и о последующей затем казни кое-какой слушок в криминал просочился. - Да я эту тачку теперь десятой дорогой обойду. А на чем же, это, домой добираться? И что делать с Антоном? Ваш компаньон как-никак, Григорий Игоревич.

- Вот именно как-никак,- пробурчал в трубку Левочкин.- Выбирайтесь на Госпитальную набережную, я за вами машину уже послал. И захватите с собой этого...компаньона.

Бросив трубку, он тяжело вздохнул и вытер пот с побледневшего лица. Как видно, мадам Фортуна окончательно от него отвернулась. Угораздило же по новой наехать на "китайца". Ну кто знал, что Стреляный снова пашет на него? А что теперь? Он понял, что будет теперь. Аджиев начнет с того, что подсунет своим многочисленным друзьям в парламенте компромат на банк "Мосинвест". И пусть там будет обкновенная "деза"- ложь вперемешку с правдой, самые крупные вкладчики начнут спешно изымать свои капиталы. Потому что верят пословице "Огня без дыма не бывает". А там и до банкротства - рукой подать. Нет, надо срочно заключать перемирие с этим самураем, или как там его. На любых условиях - лишь бы потянуть сейчас время. А там все сгладится, забудется. Можно будет еще раз попытаться убрать Артура Нерсесовича, не повторяя ошибок прошлого. И Левочкин, еще раз тяжело вздохнув, тянется к трубке сотового телефона. Аджиев встретил Федора возле входной двери, как близкого родственника.

- Это что за новости? Где моя машина?

- На кладбище, Артур Нерсесович. Не виноват я, гадом буду,оправдывается Федор.- Какие-то паскудники изрезали скаты, пока я ходил за "волыной". Нужно съездить за ней, только пару запасок...

- Стреляли?- перебивает его Аджиев, пристально глядя в глаза.- Ты меня за лоха-то не держи, Федор, не надо.

- Ну, было маленько,- соглашается тот.- Запасли меня парни банкира. Как водится, мы на кладбище поиграли в индейцев, на том и расстались. Я взял у этих парней машину...напрокат. А что, нельзя?

- Можно,- соглашается Артур Нерсесович.- Все можно, Федор. Банкир, говоришь? Левочкин?

- Левочкин,- не спорит Стреляный.- Я пройдусь тут по бульвару, Артур Нерсесович, пока ты по телефону переговоришь.

- Пройдись, пройдись,- Аджиев уже далеко от него в своих мыслях. Совсем оборзел банкир. Не иначе, крепко становится на ноги в своих связях, если уже в открытую смеет выставлять ему предъяву. Что же, война так война,- Артур Нерсесович отдает по телефону распоряжение срочно отыскать Влада. Где шляется по ночам эта скотина, одному лишь Богу известно, но он уже порядком попортил нервы ему. Затем, немного подумав, Аджиев решительно набирает знакомый номер офиса "Мосинвест". Занято, Повторный набор. Свободно.

- Я слушаю вас.

- Послушай, Левочкин, послушай в последний раз,- в голосе "китайца" само злорадство.- Недолго тебе волю осталось топтать. Ты прочел мое послание из шкатулки, но выводов, насколько я понял, не сделал никаких. Неужели ты всерьез думаешь, что у меня слова расходятся с делом?

- Артур Нерсесович, прости,- кажется, Григорий Игоревич ейчас зарыдает в трубку.- Мамой клянусь, не знал я, что Стреляный работает на тебя. У меня к нему свой интерес. Хочешь верь, хочешь нет, только я сейчас звонил к тебе в Мытищи, чтобы сказать то же самое. Машина твоя стоит под моим офисом отремонтированная, так что подгоню куда скажешь в любую минуту. А тому, кто продырявил ее скаты, твой Стреляный в ответ продырявил кое-что другое, ты же знаешь. Так что квиты мы в этом отношении . Может, нам вообще лучше сесть с тобой за стол переговоров, чем выяснять друг с другом отношения, Артур?- в мембране сейчас столько обаяния, что можно утонуть в нем. Значит, сдался банкир, поджал хвост, почувствовал его, Аджиевский верх над собой.

- Я тебе год назад предлагал то же самое, Гриня. В твоем офисе на Самотечной. А ты на меня снайпера натравил.

- Бес попутал, Артур. Вернее, не бес - Генрих Карпович Шиманко. Но он тоже наказан. Твоими же людьми. Неужели тебе мало крови, Аджиев? Ведь знаешь - по одному нас перещелкают конкуренты.

- Ладно,- поколебавшись, роняет в трубку "китаец",- худой мир, конечно, лучше любой скуботни. Но запомни мои слова, Гриня - я тебе не верю. И, чтоб заслужить мое доверие, тебе ой как много предстоит сделать.

- Я оправдаю твое доверие, Артур,- голос Левочкина звучит торжественно, с нотками пафоса.- Прими пока первый взнос. Ты знаешь, где сейчас твоя жена Елена Сергеевна?

- Знаю,- отвечает Аджиев, чувствуя, как сжимается сердце в предчувствии чего-нибудь паскудного.- Уехала в один из подмосковных профилакториев подлечить нервы, по направлению врача.

- Да?- притворно удивляется Левочкин.- А у меня сведения совершенно иного рода. Во-первых, твоя половина уехала не одна, а с хорошо известной тебе личностью, за которой ты безуспешно охотился в прошлом году...

- Гриня,- перебивает его Аджиев, покрываясь холодным потом,- не шути так, не надо. Ты сам сейчас не понимаешь, насколько близко подошел к краю пропасти. И если ты меня пытаешься в чем-то обвести вокруг пальца...

- Отвечаю рубль за сто, Артур Нерсесович. Информация из первых уст. Твоя дражайшая половина сама сообщила мне о переводе валютного счета с твоего вклада в мой банк. Я уже проверял, теперь можешь проверить и ты.

И о готовящемся побеге с Раздольским тоже доложила Елена Сергеевна. Через неделю, по ее словам, они уже будут далеко отсюда.

- Если то, что ты мне сказал, соответствует действительности, через неделю оба они будут гореть в аду,- мрачно пообещал Аджиев, еле сдерживаясь, чтобы не застонать от вонзившейся в сердце боли.- А ты, Левочкин, можешь считать себя полностью реабилитированным. Но если все это лажа - прикажу удавить тебя на твоей же собственной кишке. О нашей встрече сообщу дополнительно,- не прощаясь, Артур Нерсесович отключился и швырнул мобильник в сторону. Вошедший в этот момент Федор еле успел увернуться от пролетевшей мимо трубки.

- Это за что ж мне такое наказание?

- За то, что не сообщаешь мне всех подробностей произошедшего, Стреляный. Почему не сказал, что ты на кладбище ухлопал заместителя и компаньона Левочкина по "Мосинвесту"?

- Потому что это для Левочкина он и заместитель, и компаньон,- Федор прошел к столу и взял одну из предложенных хозяином хрустальных рюмок с коньяком. - А для меня он просто Тоша Бакс, последний свидетель из бригады Кости Лесного, если тебе что-нибудь говорит это имя,- Стреляный, смакуя, выпил коньяк и пристально уставился в глаза Аджиеву.- Он стрелял, я стрелял. Выиграл тот, кто целился лучше.

- Значит, ты давишь на "стрелку"?- криво ухмыльнулся "китаец". - Ну что ж, допустим. Тогда расскажи дяде, почему у Левочкина такой пристальный интерес к твоей особе? Чем мог заинтересовать крупного банкира простой российский зэка?

44
{"b":"55734","o":1}