ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Заглушка,- коротко объясняет Аджиев, проворно пробежав пальцами по клавишам. Тотчас же приборчик еле слышно загудел, а по металлической обводной полосе заскакали сиреневые искорки.- Теперь, если ты захочешь записать нашу беседу, на пленке получится сплошная серятина, а из динамиков будет звучать последний хит Киркорова,- ухмыляется "китаец", довольный произведенным эффектом - Левочкин застыл с открытым ртом, даже бородку теребить бросил. Явно нежданный ход со стороны будущего компаньона.- И так теперь будет всегда,- добавляет жестко Аджиев.- Ты, кажется, хотел что-то спросить?

- А...а почему Киркорова хит?- кажется, банкир ляпнул не то, что подумал.

- Потому что не Пугачевой,- отрезал Артур Нерсесович.- Не было у меня времни, чтобы лазить по фонотеке, если тебя именно это интересует. В общем, насколько я понял, ни подслушивать, ни тем более подглядывать за нами ты не собирался. Очень хорошо, переходим сразу к делу. Я хочу возродить свою империю, империю Аджиева. Такой, какой она была до середины лета прошлого года, пока в ее историю не вмешался ты со своей проклятой манией величия. И в связи с этим я приехал сюда, чтобы задать тебе всего один предварительный вопрос: ты со мной или сам по себе? Если ты отвечаешь положительно на первую половину вопроса - мы продолжим беседу в теплой дружественной обстановке. Если нет - ты сегодня же взлетишь в небо вместе со всеми своими связями, любовницей и вот этим офисом, в котором так хорошо работает кондиционер с озонатором. На раздумья, извини, я не дам тебе и минуты хватит, поиграли в кошки-мышки. Сегодня, в преддверии выборов, война компроматов пошла в открытую. И не только: трупы разношерстных слуг народа находят в самых непредсказуемых местах. И терпеть у себя под боком кусучую гадину я не намерен - просто раздавлю ее во избежании последующих осложнений.

- Ты угрожать пришел?- Григорий Игоревич не ожидал, что "китаец" сразу возьмет быка за рога.

- А что мне остается делать, если, как ты сам не так давно выразился, поодиночке нас перещелкают те, кто хочет хапнуть побольше нашего.

Просто перешагнут через труп и пойдут дальше, даже не глянув, кто это там скукожился под пулями их шестерок. Через двоих же не перешагнешь нужно прыгать . А прыгнуть им не позволят ожиревшие геморройные задницы. Вот тут-то мы и подсечем их - на взлете. Ты нужен мне, Левочкин, со своими банковскими, заморскими и прочими связями, иначе я уничтожил бы тебя еще месяц, год назад. И ты пойдешь за мной, хочется тебе этого или нет. Посмотри кассету,- Аджиев достал ее из бокового кармана и по столу передвинул к Григорию Игоревичу.- А пока налей мне чего-нибудь из бара, после поговорим.

Левочкин достал из бара бутылку "Плиски", чудом избежавшую глотки бывшего управляющего Антона, два бокала, коробку шоколада и ящик с сигарами. Все это поставил перед Аджиевым и сунул кассету в приемник плейера видеодвойки, стоявшей за его спиной. Артур Нерсесович, поблагодарив, налил коньяка, так и не повернувшись лицом к экрану. Наверное, для того, чтобы не портить вкуса выдержанного напитка видом вытянувшейся физиономии Левочкина при первых же кадрах, замелькавших на экране телевизора. Это была та самая стрелка в домике для пейнтбола у Сенежского озера, трагически закончившаяся для ее участников. Оперативная съемка велась так профессионально, что фигура и лицо Григория Игоревича, принимавшего самое непосредственное участие в расстреле законников, а также в последующем их сожжении, почему-то постоянно оказывалась в центре кадра крупным планом. Вот это ничего себе - не оставили свидетелей! Да тут съемка шла внагляк - почти как в настоящем кино, с той лишь разницей, что настоящая жизнь дополнительных дублей не предоставляет, так же, как и гарантий на их повтор.

- Кто?- пересохшими губами Левочкин тянется к бокалу, услужливо наполненому улыбающимся "китайцем".- Кто снимал?

- А тебе не все ли равно? У меня, если хочешь знать, и среди твоих преданных "кожаных" немало стукачей имеется. Только выявлять их не советую - бесполезно. Разве что проведешь еще одно такое вот шоу под названием "гори, гори ясно..." с их непосредственным участием в качестве дров, а? Теперь подумай, что будет, если я прокручу эту пленку на очередном воровском сходняке, куда меня приглашают в качестве почетного заседателя.

Об этом думать не хотелось. Тем более, на собственой шкуре испытать последствия.

- Я с тобой, Артур Нерсесович. Клянусь матерью. Только отдай мне оригинал этой кассеты,- взмолился Григорий Игоревич - пот закапал даже с его шикарной бородки клинышком.

- Э-э, нет, я тебе уже однажды поверил,- "китаец" со смаком прихлебывает коньяк, не забывая о шоколаде.- Пусть это будет гарантией того, что ты мне не сунешь как-нибудь нож в спину, идя след в след. А вот что касается Стреляного,- он закурил сигару,- у меня надежных гарантий нет. Ты знаешь, что задумал этот уголовник? Ни много, ни мало - работать со мной, Аджиевым, на партнерской основе, только и всего.

У Левочкина мигом высох пот и яростно заблестели глаза.

- И ты поставил этого урку на одну ступеньку с собой? Ты, который всегда говорил, что даже из качественной грязи нельзя вылепить фигуру государственного масштаба? Где же твои амбиции, Артур Нерсесович?

- А кто тебе сказал, что я его поставил рядом с собой? Приблизил на безопасное расстояние - да. Для достижения цели, которую поставил перед собой, я не откажусь от временного контракта с самим дьяволом. А Стреляный выгодно отличается от нечистого тем, что его можно устранить без всяких там наговоров и заклинаний тогда, когда я посчитаю это нужным. Не потребуется даже серебряной заговоренной пули, хватит и обычной, из СВД с оптикой Славик у меня мастак по этой части. Пока что союз с Артюховым дал мне оч-чень большой плюс в одном деле, которое я считал уже безнадежно загубленным. Надеюсь еще на несколько столь же приятных любезностей с его стороны. Ну, а потом... Смотри, чтобы не пришлось моему Славику отрабатывать сразу два заказа, Левочкин. А вообще-то не собираюсь я с тобой конфликтовать, Григорий Игоревич. Я ведь шел к тебе с двумя новостями, как говорил когда-то один мудрец - плохой и хорошей. Прости, что не спросил, с которой начать. Но ты сам спровоцировал меня на плохую. Давай теперь поговорим о красивом. У тебя, я слышал, сынок имеется, двадцати четырех лет от роду?

- Ну, имеется,- подтвердил Левочкин, испытывающе глядя в глаза Аджиеву - какой там еще камень за пазухой этого изувера?- Вообще-то ему еще нет двадцати четырех, но в МГИМО два года отучился.

- Вот, и я о том же,- обрадовался Аджиев.- У тебя нет, случайно, его фото?

- Прямо перед твоим носом, на секретере,- процедил банкир. Он все еще не врубился.

На большой фотографии был изображен красивый молодой человек с вьющимися волосами - мечта девушек. Именно такие слащавые рожи вызывали у Артура Нерсесовича вполне определенную ассоциацию.

- А ничего парень,- сдержанно похвалил он, ставя на место снимок в тисненой рамке.

- Вот именно, ничего,- сухо ответствовал Левочкин.- Я его два года назад из дому выпер, купив квартиру. Он у меня, скотина эдакая, картину из штучной коллекции спер. Что, снова где-то с чем-то выплыл?

- Да не знаю я его,- открестился Аджиев.- Посватать твоего парня хочу. За свою дочку,- он подал снимок Лили на фоне Эйфелевой башни.

- Вот это да!- ахнул было Григорий Игоревич и тут же вновь с подозрением уставился на "китайца".- Она что у тебя, срок мотала? Или по панели шлялась? Иначе с какого ты стал бы сватать ее за моего отпрыска после того, что я тебе о нем рассказал?

- Да брось ты,- отмахнулся Аджиев.- Дело молодое, деньги нужны на дискотеку, девочек, то-се...Знаем, сами молоды были. Я его перевоспитаю, посмотришь,- пообещал.

- Знаем, наслышаны кое-что о "свинье",- тут же насупился Левочкин.

- Ну зачем ты?- мягко упрекнул Аджиев.- Детей в наши дела мешать последнее дело. Пусть растут культурными и воспитанными в лучших традициях...э-э...как там, не помню дальше.

56
{"b":"55734","o":1}