ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Приятные мысли перебило мурлыканье селектора. Левочкин продефилировал к столу, нажал кнопку.

- Да, я слушаю.

- Григорий Игоревич, важное сообщение от брата по факсу, из Кельна,виноватым голоском прощебетала секретарша Валерия.

- Внеси,- Левочкин нажал вторую кнопку под крышкой стола. Сигнализация, пискнув, сперва высветила экран дисплея: пустая приемная и Валерия с бумажкой перед дверью кабинета. И лишь затем разблокировались стальные двери, отделанные ореховым деревом. Это не было лишней предосторожностью - конкурентов нынче приловчились устранять разными способами. Штурм офиса не являлся исключением. Да и налоговая полиция становится все наглее.

Валерия тормозит в дверях, едва переступив порог кабинета. И ее застывший взгляд, направленный на Григория Игоревича, выражает одновременно вопрос и неподдельную готовность. Эта рослая крепкотелая самка семнадцати лет от роду постоянно вызывает в нем неподдельное чувство восхищения яркой русской красотой и желание владеть этой красотой как можно чаще. Если бы не обязательная программа, которую он иногда должен отрабатывать с собственной женой, Левочкин и на ночь оставался бы в офисе, выплачивая Валерии щедрые сверхурочные. Он отбил ее у известного эстрадного маэстро - пожилой мэтр собирался "раскрутить" очередную поп-девочку из провинции. Гриша знал, как это делается - когда-то начинал с подобного. Сначала провинциалку трахает сам мэтр до полного изнеможения, затем его продюсеры и вся околоэстрадная шушера типа шумовиков, оформителей и распорядителей. И наконец, выжав ее, словно лимонную дольку, делают пару-тройку ходовых клипов под высококлассную "фанеру" и...собственно, на этом и все. Дальше все зависит от новоявленной звездочки: потухнет она, затерявшись среди дрянной низкопробной "попсы", или успеет лечь под какого-нибудь мецената, подвизающегося у сцены в поисках любовницы " с именем"...Григорий сократил Валерии время на проход всех этапов до минимума - уволок прямо из-под носа мэтра, утешив того непочатой коробкой гаванских сигар с тройным золотым обрезом. И Валерия отблагодарила его такой преданностью, что вскоре Левочкин испугался за целостность своего семейного благополучия, когда она однажды шепнула ему, что "залетела" - в интиме Веня не признавал никаких предохранителей. Он тогда ничего не сказал ей в ответ. Но Валерия, заметив его потухший взгляд, прямо с работы заехала в одну частную клинику, где ей быстро и без осложнений удалили плод их с Левочкиным взаимного влечения. На следующий день он втрое поднял ей и без того приличный оклад. Больше недоразумений не возникало. Так же, как и в этот раз: Левочкин вновь заблокировал дверь кабинета, затем прошел к столу, уселся в кожаное кресло и сделал сосредоточенный вид.

- Начали-, командует он как бы документу, на который устремил проницательный взгляд. Реакция Валерии на команду следует незамедлительно: отбросив в сторону факсовую бумажку, она кошкой бросается на огромный стол шефа и, проехав животом по его лакированной поверхности, валит Левочкина на толстый пушистый ковер вместе с креслом. Миг - и во все стороны летят ошметки тончайшей батистовой рубашки, галстук-удавка и легкие краповые брюки зависают на одном из отрогов испанского торшера. Остальным достается часть интимного женского белья. Левочкин делает возмущенный вид и пытается отбиться от этой пантеры. Но куда там. Оседлав его до предела эрегированное достоинство, Валерия издает победный клич и принимается выделывать на подбрюшье шефа такие финты, что он не выдерживает и пяти минут этой любовной скачки - тоненько вскрикивает, трясясь в мелком экстазе. Натуральный кролик, ей-ей.

Финал уж совсем неожиданный - Левочкин вскакивает с возмущенным видом и отвешивает своей любовнице внушительную пощечину. Затем усталый и довольный возвращается к столу. Все. Спектакль окончен. Григорий отодвигает в сторону потайную панель за креслом и они с Валерией проскальзывают в маленькую, без окон комнатушку, стены которой сплошь завешаны мужской и женской одеждой ведущих стран мира. Здесь они переодеваются, а порванные фирменные тряпки Валерия тут же спускает в мусоропровод, встроенный в стену. После чего и она, и Левочкин как ни в чем не бывало, возвращаются каждый к своим прямым обязанностям. И тут начинается самое интересное: оставшись один, Григорий Игоревич подходит к видеомагнитофону, встроенному в низ монитора и, выбросив из него видеокассету с записью только что разыгранного спектакля, прячет ее в той же потайной комнате.

Судебный иск Моники Левински многому его научил. И прежде всего как уберечь себя на будущее от любовного шантажа." Не виноватый я - она сама пришла"- перефразировав известную актрису из не менее известного фильма, Левочкин обезопасил свое будущее с этой стороны. Кроме Валерии, у него не было любовниц. "Козликом можно скакать лет этак в двадцать пять. Но обернется злом - в сорок скакать козлом",- собственноручно сочиненное двустишие было его кредо на будущее. Валерия была дорога, но репутация в обществе - во сто крат дороже.

После всего он поднял с ковра факс." Бабушка заболела, срочно вылетай. Брат".

Левочкин изменился в лице. И тому была веская причина. Дело было вовсе не в родственных чувствах. Брат - погоняло коммерческого шпиона Левочкина, который отирался на главной валютной бирже в Германии и за большие деньги перекупал любой подтвержденный слух о падении или взлете курса той или иной валюты. Сейчас Веню интересовали евро. Он возлагал огромные надежды на это детище ООН, полагая, что оно перешибет-таки хребет баксу. Поэтому впалил не одну сотню акций медных рудников именно в евро . И прогадал. Из телеграммы явствовало, что курс евро падает. Этого пока еще не знают остальные маклеры на бирже. Пока. И он только что чуть не протрахал свои накопления. Кнопка селектора.

- Валерия, немедленно свяжись со всеми братьями и сестрами. Срочно перевести наши акции в доллары по номиналу. Все акции, понятно?

Все, теперь либо пан, либо пропал - покажет ближайшая неделя. Левочкин достал из встроенного в стену холодильника бутылку боржоми и, упав за стол, по-плебейски высадил ее прямо из горла, вылив остатки себе на грудь. Рубаха подмокла - плевать. По сравнению с тем, что сейчас творится в Москве, это семечки. И откуда вдруг нанесло сюда всей этой мути, гордо именуемой себя авторитетами, ворами в законе, паханами, братилами и бригадирами? Подделка, фальшивка, туфта, стразы...Пока настоящие авторитеты разрабатывают планы, как подчинить себе тот или иной кусок Москвы или подмосковья, эти новоявленные приходят и оружием расчищают себе путь к жирным пирогам. Не считаясь с потерями - своими и чужими. Беспредельщики, отморозки, самураи, смертники. Они быстро взлетают. Но так же быстро и падают вниз. Их находят в сточных канавах и мусорных баках - по частям, возле собственных подъездов с ножом в груди, с удавкой на шее, пулей в голове или рельсом на ногах - в воде. Но меньше их не становится. Стаи прожорливых жадных мух, которые плодятся быстрее, чем их травят. Саранча, которая прет такой лавой, что ее ничем уже не остановить. Кроме как сжечь вместе с урожаем. Армяне, узбеки, азеры, чечи - вся СНГ- шная уголовщина хищной лавой прет в столицу России - урвать себе место под солнцем. А куда же еще - пятьдесят шесть процентов российского бюджета оседает здесь. По статистике...

Это нашествие, пожалуй, будет сродни монголо-татарскому игу. Тогда точно так же князья за лишний удел готовы были перегрызть друг другу глотки. А ясак платили не только мехами и золотом, но и жизнями. Простых смердов.

Левочкин вытирает ладонями лицо, по которому струятся капли пота. Или слез? Барахлит кондиционер или достала обида за Россию? Не разобрать, в груди словно возвратный клапан заело, а в голове пусто, как в турецком барабане. Нет, не совсем пусто: теплится, просверкивает какая-то мыслишка, от которой вдруг стало так не по себе. Ага, поймал наконец-таки. Этот новый клуб "Клондайк", вырос на месте "Золотого Руна" словно гриб на старой грибнице после первого же дождя, восстал словно Феникс из праха Шиманко. Да плевать ему на этот клуб, мало ли барыг в Москве, готовых перекупить любое пепелище под недвижимость. Беспокоит другое - в его стенах все чаще поминается имя Аджиева. Того самого "китайца", прах которого покоится в бронированной ячейке его, Левочкина, банка. Что это? Очередная "лапша" или снова мистика? Прозвонить бы туда, узнать что по чем. А что, если...Ведь Левочкин в свое время являлся почетным членом клуба "Золотое Руно". Где-то должна сохраниться карточка,- Григорий Игоревич порылся в ящике рабочего стола и выудил на свет пластиковый квадратик с голографией. Вот он, семизначный номер.

8
{"b":"55734","o":1}