ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Баоюй хотел было спросить у феи, что кроется за этими словами, но передумал — она все равно не станет открывать перед ним небесные тайны. Лучше бы и эту книгу положить на место, но Баоюй не удержался и стал смотреть дальше. На второй странице он увидел лук, висевший на ветке душистого цитруса, и подпись в стихах:

Явилась дева в двадцать лет неполных,
чтоб рассудить, где истина и ложь.
А в месте, где цвели цветы граната[66],
светился женским флигелем дворец.
Наверно, в третью из прошедших весен
начального сиянья не вернешь,
Недаром Тигр и Заяц повстречались, —
мечте великой наступил конец!

На следующем рисунке два человека — они запускают бумажного змея, море, корабль, на корабле — плачущая девушка. Под рисунком стихотворение:

Чисты твои таланты и светлы,
душевные стремленья высоки.
Но жизнь твоя совпала с крахом рода[67],
и всю себя не проявила ты.
Теперь рыдаешь в День поминовенья
и все глядишь на берега реки:
На тысячи уносит верст куда-то
восточный ветер юные мечты.

Под картинкой, изображающей плывущие в небе тучи и излучину реки, уходящей вдаль, тоже стихотворение:

Богатство, знатность… Есть ли толк
в них жизни цель искать?
С младенчества не знаешь ты,
где твой отец, где мать[68].
День кончился, и лишь закат
твоим открыт глазам,
Из Чу все тучи улетят, —
не вечно течь Сянцзян…[69]

И еще рисунок. На нем — драгоценная яшма, упавшая в грязь. А стихи вот какие:

Стремятся люди к чистоте…[70]
Увы, была ль она?
А пустота? Коль не была, —
откуда вдруг взялась?
Нефриту, золоту судьба
недобрая дана:
Как жаль, что неизбежно их
судьба повергнет в грязь!

На следующей странице Баоюй увидел свирепого волка, он преследовал красавицу девушку, чтобы ее сожрать. Стихи под рисунком гласили:

Чжуншаньским волком[71]
этот отрок был:
Жестокосерден,
если в раж входил,
Гарем познал
и нрав доступных дев,
Так вот он жил,
а «проса не сварил»![72]

Под изображением древнего храма, где девушка в одиночестве читала сутру, были вот какие стихи:

Она, познав, что блеск трех весен
уйдет — и не вернешь назад[73],
На платье скромное монашки
сменила свой былой наряд.
Как жаль! Сиятельная дева
из дома, где кругом шелка,
Вдруг очутилась возле Будды
при свете меркнущих лампад…

Затем была нарисована ледяная гора, на ней — самка феникса, а ниже строки:

О скромная птица! [74] Ты в мир прилетела
в годину, принесшую зло[75].
Всем ведомо: баловня страстно любила,
но в жизни, увы, не везло:
Один своеволен, другая послушна,
и — с «деревом» вдруг «человек»![76]
И, плача, в слезах устремилась к Цзиньлину[77],
и стало совсем тяжело!

Дальше — заброшенный трактир в захолустной деревне, в трактире — красавица за прялкой. И опять стихи:

И сбита спесь, нет никакого толку
вновь повторять, что знатен этот род[78].
Семья распалась, о родных и близких
да не промолвит даже слова рот!
Случайно здесь нашла приют и помощь,
пригрело эту женщину село.
И вправду: мир не без людей сердечных,
нет худа без добра! Ей повезло![79]

После стихов была нарисована ваза с цветущими орхидеями, возле вазы — красавица в роскошном одеянии и богатом головном уборе. Под рисунком подпись:

У персиков и груш весною почки
при теплом ветре не набухнут разве?[80]
А с чем сравнить нам эту орхидею,
изящно так украсившую вазу?
Уж раз напрасно рассуждать, что лучше —
обычная вода иль, скажем, льдина,
Нет смысла с посторонними судачить,
смеяться над вдовою господина…

И, наконец, Баоюй увидел рисунок с изображением двухэтажных палат, в палатах повесившуюся красавицу, а ниже стихи:

Не слишком ли звучит красиво:
Любовь как небо! Любовь как море!
Преувеличивать не надо значенье нынешних услад.
Любовь порою и вульгарна, когда при обоюдном вздоре
От необузданности чувства на смену ей идет разврат!
Зря говорят, что от Жунго
Неправедных происхожденье,
Скорей всего в роду Нинго
Источник склок и наважденья!

Баоюй собрался было читать дальше, но Цзинхуань знала, как он умен и талантлив, и, опасаясь, как бы он не разгадал небесной тайны, проворно захлопнула книгу и с улыбкой сказала:

— Стоит ли рыться в непонятных для тебя записях? Прогуляемся лучше, полюбуемся чудесными пейзажами!

Баоюй невольно выпустил из рук книгу и последовал за Цзинхуань. Взору его представились расписные балки и резные карнизы, жемчужные занавеси и расшитые пологи, благоухающие цветы бессмертия и необыкновенные травы. Поистине великолепное место! О нем можно было бы сказать стихами:

вернуться

66

А в месте, где цвели цветы граната… — В строфе содержится намек на жизнь Юаньчунь в императорском дворце. Из «трех весен» (имеются в виду сестры Инчунь, Таньчунь и Сичунь) ни одной не выпадет честь стать женою самого государя. Однако Юаньчунь («Изначальная весна») в восемнадцатый день двенадцатого месяца года Цзя-инь (когда встречаются в небе звезды Тигр и Заяц) неожиданно умрет.

вернуться

67

…Но жизнь твоя совпала с крахом рода… — Речь идет о судьбе Таньчунь, которая выйдет замуж и расстанется с сестрами, когда дом Цзя придет в упадок.

вернуться

68

…С младенчества не знаешь ты, где твой отец, где мать… — Речь идет о Сянъюнь, с детства потерявшей родителей.

вернуться

69

…Из Чу все тучи улетят, — не вечно течь Сянцзян. — Сянцзян — название реки. См. примеч. 99.

вернуться

70

…Стремятся люди к чистоте… — «Чистота», «пустота» — буддийские понятия. Жизнь, согласно буддизму, иллюзорна, главное ее содержание — страдания; все мирские дела — «пыль», и лишь путем очищения от нее люди могут избавиться от плена заблуждений.

вернуться

71

Чжуньшаньским волком этот отрок был… — В «Сказании о чжуньшаньском волке» средневекового писателя Ма Чжунси рассказывается, что во время охоты господин Дун Го спас обреченного на гибель волка, жившего в горах Чжуншань. А тот, когда опасность миновала, решил съесть своего спасителя. Здесь под «чжуньшаньским волком» подразумевается Сунь Шаоцзу, которого семья Цзя приняла и обласкала, а он, став мужем Инчунь, оказался злым и неблагодарным.

вернуться

72

…Так вот он жил, а «проса не сварил»… — Легенда рассказывает, что некий человек поставил вариться просо, а сам лег спать. Во сне протекла вся прожитая им жизнь, а когда проснулся, оказалось, что просо еще не сварилось.

вернуться

73

Она, познав, что блеск трех весен… — Стихотворение обращено к Сичунь.

вернуться

74

…О скромная птица… — Иероглиф, имеющий значение «феникс», состоит из двух элементов — «фань» — «простой» и «няо» — «птица». Автор умышленно расчленяет эти элементы, желая намекнуть, что и «простая», «обычная» птица может превратиться в феникса.

вернуться

75

…в годину, принесшую зло… — Имеется в виду упадок семьи.

вернуться

76

…с «деревом» вдруг «человек»… — Знаки «дерево» («му») и «человек» («жэнь»), объединенные в один иероглиф, дают новое понятие — «разлука», «отчуждение», «развод» («сю»).

вернуться

77

И, плача, в слезах устремилась к Цзиньлину… — Цзиньлин — название гор близ Нанкина, в древности — место отшельничества буддийских и даосских монахов.

вернуться

78

…нет никакого толку вновь повторять, что знатен этот род… — Речь идет о Цяоцзе, которую ждет нелегкая участь после разорения семьи.

вернуться

79

…нет худа без добра! Ей повезло! — Когда Цяоцзе окажется в бедственном положении, бабушка Лю приютит ее в деревне.

вернуться

80

У персиков и груш весною почки… — Персик и груша в лексике поэтической классики Китая символизируют цветенье, юность, расцвет, орхидея же — холодную красоту, расцвет перед увяданьем. После рождения сына Цзя Ланя муж Ли Вань, Цзя Чжу, умрет. Она рано останется вдовой. Отсюда и сравнение ее с цветами персика и груши, которые весной недолго цветут.

20
{"b":"5574","o":1}