ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Матушка Цзя сразу догадалась, что это из-за Цзя Чжэна, и после того, как вино обошло три круга, велела ему идти отдыхать. Цзя Чжэн все понял и с улыбкой сказал:

— Матушка, я сразу сообразил, что это вы по случаю Нового года решили устроить вечер загадок, и хотел принять в нем участие, приготовил подарки и угощение. Мне известно, как вы любите внуков и внучек, но неужели вы не подарите мне хоть каплю внимания?

— При тебе они не решаются ни шутить, ни смеяться, — ответила матушка Цзя, — а это на меня тоску нагоняет. Если тебе так уж хочется отгадывать загадки, я загадаю тебе одну. Не отгадаешь, мы тебя оштрафуем.

— Разумеется, — улыбнулся Цзя Чжэн. — Но если я отгадаю — наградите меня!

— Конечно, — согласилась матушка Цзя и прочла:

Легка мартышка: на верхушке
висит без всякого труда.
Я намекну лишь на отгадку:
названье южного плода.

Цзя Чжэн сразу понял, что матушка Цзя имеет в виду плод личжи, но нарочно дал неправильный ответ, за что и был оштрафован. Следующую загадку он отгадал и получил от матушки Цзя подарок. Потом сам загадал загадку матушке Цзя. Вот какая это была загадка:

У этого тела — граненые всюду бока,
А в целом фигура на ощупь тверда и жестка.
Без кисти творца — молчалива, конечно, она,
Но словом владеющему постоянно нужна.

Он потихоньку шепнул ответ Баоюю, а тот незаметно передал его матушке Цзя.

Матушка Цзя немного подумала — ошибки быть не могло — и сказала:

— Тушечница.

— Верно, матушка, — подтвердил Цзя Чжэн, — вы угадали!

Он повернулся к служанкам и приказал:

— Живее давайте подарки!

Служанки поднесли блюдо, уставленное маленькими коробочками, где было все необходимое для Праздника фонарей. Матушку Цзя подарки обрадовали, и она приказала Баоюю:

— Налей-ка отцу вина!

Баоюй взял чайник, налил в чашку вина, а Инчунь поднесла Цзя Чжэну. Затем матушка Цзя обратилась к сыну:

— Вон там на фонаре наклеены загадки, их сочинили девочки. Попробуй отгадать!

Цзя Чжэн почтительно кивнул, подошел к фонарю. Первая загадка была такая:

Заставить демонов способна
и дух от страха испустить,
На вид пучок из нитей шелка,
но в ней внезапный гром таится.
Коль загремит да загрохочет,
вас может и ошеломить.
Но поглядите — от нее
одна зола уже дымится!
А в целом — подскажу чуть-чуть —
весьма забавная вещица.

Придумала эту загадку государыня Юаньчунь.

— Хлопушка? — нерешительно произнес Цзя Чжэн.

— Совершенно верно! — поспешил ответить Баоюй. Следующей была загадка Инчунь:

Тела небесные в движенье —
кто все их до конца сочтет?
Всегда увязаны разумно
движенья этих тел и счет.
Так почему же день за днем
столь беспокойно их служенье?
Да потому, что Инь и Ян
неисчислимы превращенья!
А для отгадки подскажу:
предмет всегда в употребленье.

— Счеты! — воскликнул Цзя Чжэн.

— Верно! — подтвердила Инчунь.

Таньчунь загадала такую загадку.

Внизу стоящий мальчуган
ввысь обращает взгляд:
Прекрасен светлый день Цинмин,
народ веселью рад!
Но невзначай оборвалась
натянутая нить,
Восточный ветер ни к чему
в обрыве том винить…
Я подскажу вам: эта вещь
способна веселить…

— Бумажный змей, — произнес Цзя Чжэн.

— Правильно, — ответила Таньчунь.

Затем шла загадка Дайюй:

Погас рассвет. Но кто унес
дымок двух рукавов?
Ни в лютне, ни среди одежд
душистых нет следов.
Предмет сей и без петуха
с зарею будит нас,
Подскажет без служанки он,
что пятой стражи час.
Он, утром до конца сгорев,
под вечер оживет,
И день за днем, лучась-струясь,
живет за годом год.
Коль темнотою станет свет —
печаль не обойдешь,
Но преходящи свет и тьма
и при ветрах, и в дождь.
Скажу к разгадке: сей предмет
у нас всегда найдешь.

— Не иначе как благовонные свечи, которые жгут ночью, чтобы отметить время! — воскликнул Цзя Чжэн.

— Верно! — подтвердил Баоюй, опередив Дайюй.

Цзя Чжэн принялся читать следующую загадку:

Вот без движенья он стоит,
а юг, допустим, слева, —
Тогда направо будет юг,
а слева будет север…
Сян[220] загрустил — тогда и он
объят его тоской,
Весь день смеется Сян — и он
смеется день-деньской…
Я намекну: повсюду есть
у нас предмет такой.

— Замечательная загадка! — похвалил Цзя Чжэн. — Пожалуй, это зеркало.

— Верно, — улыбнулся Баоюй.

— А кто придумал? — спросил Цзя Чжэн. — Под ней нет подписи.

— Должно быть, Баоюй придумал, — произнесла матушка Цзя.

Цзя Чжэн ничего на это не сказал и стал читать последнюю загадку, ее придумала Баочай:

Есть на лице глаза, но нет зрачков,
и создан весь живот для пустоты.
Но радость есть при встрече у воды,
когда раскрыты лотоса цветы.
Когда ж с утуна падает листва,[221]
разлуке наступает свой черед,
Любовь жены и мужа до зимы,
Лишь до зимы — и то не доживет.
…Разгадку средь вещей любой найдет![222]

Цзя Чжэн задумался:

«Предмет загадки самый обычный, ничего особенного в нем нет, но если девушка в столь юном возрасте сочиняет такие загадки, значит, не суждены ей ни счастье, ни долголетие!»

Цзя Чжэн опечалился и стоял, поникнув головой. Матушка Цзя решила, что Цзя Чжэн устал, к тому же при нем молодые боялись веселиться, поэтому она сказала:

— Иди отдыхай! Мы скоро тоже разойдемся.

Цзя Чжэн несколько раз почтительно кивнул, попросил мать выпить чашку вина и пошел к себе. Он сразу лег, но уснуть не мог и ворочался с боку на бок, охваченный глубокой печалью.

вернуться

220

Сян — имя младшего брата мифического императора Шуня.

вернуться

221

…когда раскрыты лотоса цветы. — Имеется в виду летняя жара; …с утуна падает листва… — осенняя пора.

вернуться

222

…Разгадку средь вещей любой найдет! — Имеется в виду так называемая «бамбуковая жена» — труба из бамбуковой щепы с боковыми отверстиями. В жаркие дни ее клали в постель. Через нее воздух проникал под одеяло и создавал прохладу. Глазами называются два отверстия в цилиндре; животом — его внутренняя, полая часть.

78
{"b":"5574","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Четвертая обезьяна
Двоедушница
День Нордейла
Орфей курит Мальборо
Беглец/Бродяга
О чем молчат мертвые
Смерть тоже ошибается…
Любовный талисман
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости