ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Пропащие души
Любовь на троих. Очень личный дневник
Слепое Озеро
Замуж срочно!
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Биохакинг мозга. Проверенный план максимальной прокачки вашего мозга за две недели
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
A
A

На долю этой цивилизации, возникшей на западе Европы, выпало немало проходящих бурь. Нашествие варваров, феодальная раздробленность, междоусобицы внутри христианского мира, потрясения, вызванные Великой французской революцией, становление национальных государств, появление крупной промышленности, социальные конфликты - все это поочередно угрожало ее существованию. Но до сих пор ей удалось сохранить свою жизнеспособность, свою притягательную силу и в конце концов выйти победительницей. Более того, сфера ее расширилась, и она утвердилась во многих районах мира, принеся их населению свои блага. Она утвердилась в Америке и достигла здесь небывалого расцвета. Она проникла в Азию, в Африку, в Океанию. Благодаря колонизации, а затем и постепенному освобождению многих народов близится час, когда все люди, населяющие земной шар, в равной мере придут к признанию ее высоких принципов и обретут одинаковое достоинство.

Но эта цивилизация, стремящаяся главным образом к свободе и расцвету личности, находится в единоборстве с диаметрально противоположной тенденцией, которая признает права лишь за расовой или национальной общностью, отрицает способность отдельной личности мыслить, рассуждать, действовать по своему усмотрению, лишает ее такой возможности и передает в распоряжение диктатуры исключительную власть решать, где добро и где зло, устанавливать, что истинно и что ложно, убивать или даровать жизнь, сообразуясь с интересами неограниченного господства осуществляющей эту диктатуру группы. Именно отсюда и ведут свое начало чудовищные системы, которые предложили свои чары и свой динамизм постоянным притязаниям немцев и время от времени возникающим претензиям итальянцев.

Вот та основа, на которой временные победители европейского континента силятся построить то, что они называют новым порядком. Именно поэтому в данной войне речь идет о жизни или смерти западной цивилизации. Тенденция эта тем более чревата опасностями, что она в свою очередь является результатом общей эволюции.

Приходится, действительно, согласиться с тем, что в современную эпоху изменения жизненных условий в связи с прогрессом техники, растущее объединение людских масс и, как следствие этого, колоссальная коллективная нивелировка людей причиняют ущерб свободе отдельной личности. С тех пор как труд людей, их досуг, обмен мыслями между ними, отстаивание ими своих интересов неизменно происходят в коллективе; с тех пор как их жилища, их одежда, их пища свелись к какому-то единому типу; с тех пор как все люди в одно и то же время читают одно и то же в одних и тех же газетах, смотрят на всех экранах мира одни и те же фильмы, одновременно слушают по радио одну и ту же информацию, одни и те же комментарии, одну и ту же музыку; с тех пор как мужчины и женщины, мало чем отличающиеся друг от друга по своему образованию, по своим заботам, по своей осведомленности, почти одинаково одетые и в равной мере спешащие, одновременно и с помощью одинаковых транспортных средств отправляются работать, есть, развлекаться или отдыхать на одинаковые предприятия, в одинаковые конторы, рестораны и столовые, в одни и те же зрительные залы и здания, на одинаковые стадионы и корты, - с тех пор человеческая индивидуальность, личное "Я", свобода выбора теряют былое значение. Таким образом, происходит нечто вроде всеобщей механизации, в условиях которой отдельная личность может оказаться окончательно раздавленной, если не будут приложены огромные усилия для ее охраны, тем более что массы не только не испытывают отвращения к подобному единообразию, но, напротив, всячески ему содействуют и приобретают к нему вкус. Люди, принадлежащие к моему поколению, прожили достаточно долго и были свидетелями того, как существование человека в составе какого-то конгломерата не только вызывалось для него необходимостью, но даже начинало постепенно доставлять ему удовольствие. Носить одинаковую форму, маршировать в ногу, петь хором, отдавать честь одинаковым жестом, волноваться вместе со всеми при виде зрелища, устраиваемого для своего же удовольствия толпой, к которой ты сам принадлежишь, - все это становится своего рода потребностью наших современников.

Но именно в этих новых тенденциях диктаторы искали и находили успехи своим доктринам и обрядам. Конечно, прежде всего они добились успеха среди тех народов, которые, надеясь установить свое господство над другими, принялись с энтузиазмом строить гнездо термитов. Однако не следует скрывать от себя, что сам процесс исторического развития создает исключительно благоприятные условия для так называемого нового порядка, а для его поборников - источник постоянного соблазна.

Сколь полной ни будет победа, которую в один прекрасный день одержат армии, флоты и авиация демократических наций, сколь умелой и дальновидной ни окажется в дальнейшем их политика по отношению к тем, кто и на этот раз потерпит поражение, ничто не сможет помешать возрождению еще более страшной, чем когда-либо угрозы, ничто не сможет гарантировать мира, ничто не спасет существующего порядка вещей, если в условиях эволюции современного общества в результате технического прогресса лагерю освобождения не удастся создать такой порядок, который прославлял бы и гарантировал бы свободу, безопасность и достоинство личности, причем в такой степени, чтобы этот порядок представлялся человеку более привлекательным, чем любые преимущества, связанные с его уничтожением. Иного средства обеспечить окончательное торжество духа над материей не существует. А ведь в конечном счете именно об этом и идет речь. Но можно ли представить себе подобную борьбу за духовное, социальное, моральное, а также и политическое обновление мира при наличии раскола между двумя нашими народами?

На протяжении столетий Франция и Англия являются очагами и поборниками человеческой свободы. Свобода погибнет, если оба эти очага не сольются и если ее поборники не объединят своих усилий. Разве не лучше будет собрать воедино все силы ума и воли, которые так долго раздельно тратились вашей и моей страной ради защиты общего дела, дела западной цивилизации, когда в борьбе против нашего идеала враги его действуют сообща? Между тем исполненное воодушевления, искреннее сотрудничество ума и воли всех тех, кто как в Англии, так и во Франции стремится к одному и тому же светлому идеалу, отныне немыслимо без соглашения между двумя нашими народами.

Я должен извиниться зато, что так долго занимал ваше внимание подобными соображениями. Но избранная молодежь, к которой принадлежат мои слушатели, знает, что руководят миром идеи. Вот почему я и счел целесообразным изложить перед вами свои идеи. Задумавшись над ними, вы, может быть, согласитесь со мной, что, для того чтобы охватить всю совокупность страшных и ежедневно совершающихся событий этой величайшей в истории войны и чтобы извлечь из них необходимые уроки, без чего она оказалась бы напрасной, выиграй мы хоть двадцать сражений, - для этого необходимо посмотреть в корень вещей.

Вспомните поэта, который обращается к поселянину, подымающемуся по обрывистому склону:

" - Житель равнины, зачем взбираешься ты на этот холм?

- Чтобы лучше обозреть равнину. Я увидел равнину лишь тогда, когда взглянул на нее с вершины холма". ..

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Бейрут, 25 ноября 1941

Спирс, по-видимому, будет вести свою линию обструкции и шантажа до конца. Так, сегодня утром, накануне провозглашения независимости Ливана, он высказал по нашему адресу две угрозы на тот случай, если я не соглашусь внести в текст декларации изменения, которые он требует в соответствии с инструкциями английского министерства иностранных дел, по его утверждению якобы не отмененными. Спирс угрожает, что:

1) Последует английская нота с оговорками по поводу формулировок, в которых мы провозглашаем независимость Ливана.

2) Ни один английский представитель не будет присутствовать на церемониях, связанных с провозглашением независимости.

Я понимаю, что такая позиция может быть просто блефом, но уверен, что Спирс, раздосадованный необходимостью пойти на уступку в отношении первоначально занятой им позиции, может дойти до открытой демонстрации несогласия Великобритании. Это нанесло бы очень серьезный удар нашему положению в Ливане и в странах Леванта в целом. Элементы, которые мы должны были отстранить и которые оказались разочарованными нашими действиями, направленными на создание справедливого, с нашей точки зрения, режима, воспрянули бы духом, возлагая свои надежды на разногласия между двумя державами.

164
{"b":"55749","o":1}