ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хотя, по-моему, премьер-министр несколько раздосадован тем, что вопрос о Мадагаскаре был, таким образом, поднят общественным мнением и в парламенте, все же этого едва ли можно было избежать, поскольку об этом говорят абсолютно все.

Телеграмма генерала де Голля заместителю представителя в Восточной Африке Людовику Шанселю, в Найроби

Лондон, 18 февраля 1942

Прошу передать, не прибегая к английскому посредничеству, следующее мое послание генералу Дюпону в Джибути:

"Дорогой генерал!

Непосредственное соглашение между нами в целях присоединения Французского Сомали к Сражающейся Франции позволило бы нам сохранить там свои позиции, без какого-либо сервитута со стороны иностранной державы. Прошу вас подумать об этом и принять соответствующее решение. Добавляю, что в случае, если вы присоединитесь ко мне как губернатор, я буду просить вас оставаться на этом посту. С надеждой жду вашего ответа".

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Бейрут, 10 марта 1942

Генерал Вилсон просил меня выслать из стран Леванта тридцать французов, в том числе некоторых, примкнувших к нам, присутствие которых, по его мнению, представляет угрозу безопасности войск.

Так как выдвигаемые против них обвинения в целом носят неопределенный характер и основываются на показаниях либо платных агентов, либо свободных французов, побуждаемых подозрительностью или чувством мести, я потребовал рассмотреть каждый случай в отдельности.

На это Вилсон возразил мне, что у него есть категорический приказ, что вопрос обсуждению не подлежит и что в Англии в аналогичных случаях именно так поступали с видными английскими деятелями.

Я ответил, что дело здесь касается французов и что я приму против французов меры только в том случае, если буду убежден, что их деятельность враждебна союзникам. Я указал, что в отношении некоторых лиц такая уверенность у меня уже есть, по кое-кому среди них необходимо предварительно подобрать замену на занимаемых ими постах.

...Я добавил, что не принесу в жертву лиц, которых я не считаю враждебно настроенными, если только вы не дадите мне приказа об этом. Наконец, ссылаясь на соглашение, заключенное в Сен-Жан-д'Акре, я указал Вилсону, что поскольку он может разрешать пребывание в Леванте французам, не примкнувшим к "Свободной Франции", он может также лишить их этого права, но что в таком случае я отказываюсь присоединиться к его решению. В заключение я сказал, что намерен обсудить этот вопрос с генералом Окинлеком 16 марта в Каире.

Я также, как и Вилсон, - о чем я сказал ему, - забочусь о том, чтобы избежать предательства, но я лучше его информирован о французах и не хочу подвергать их репрессиям без достаточных оснований. Если он настаивает на таких отвратительных мерах, то будет нести за них ответственность. Добавлю, что, придерживаясь подобного метода, я рисковал бы выселить из стран Леванта всех французов на основании простого доноса. Прошу срочно сообщить, согласны ли вы со мной.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру в Бейрут

Лондон, 10 марта 1942

Вы - французский национальный комиссар, генеральный представитель и главнокомандующий в Леванте. Иностранный генерал не может отдавать вам никаких приказов. Это особенно относится к тем случаям, когда дело касается судьбы подчиненных вам соотечественников, находящихся на территории, подмандатной Франции и вверенной вашему управлению.

Пусть Вилсон передаст вам сведения, которыми он якобы располагает. Но вы должны дать ему понять, что его права этим и ограничиваются. Кроме того, мы достаточно хорошо знаем его и его политику, чтобы понимать, что он, как вы говорите, стремится выселить из Леванта всех находящихся там французов... Добавляю, что вы легко могли бы найти англичан, чья деятельность в Леванте представляет угрозу для общественного порядка и высылки которых вы также могли бы потребовать от Вилсона.

Во всяком случае, мы доведем до сведения английского министерства иностранных дел позицию Вилсона в этом вопросе и сообщим, что она неприемлема для нас.

Телеграмма генерала де Голля представителю "Свободной Франции" в Восточной Африке Гастону Палевскому

Лондон, 12 марта 1942

Я наблюдал за вашей деятельностью и одобряю усилия, направленные на достижения двух целей, которые мы преследуем в Восточной Африке:

1. Снова включить в войну против врага Французское Сомали, прекратив путем блокады сопротивление вишистских властей, наносящее вред интересам нации.

2. Восстановить права и представительство Франции в Эфиопии, освобожденной при содействии наших вооруженных сил.

До сего времени мы не смогли осуществить первую цель, которая выходит далеко за рамки вопроса о Джибути. Одной из причин этой неудачи является почти покровительственная политика государственного департамента США в отношении Виши и позиция наших английских союзников, считающих в настоящее время невозможным проводить независимую от Вашингтона линию в любом серьезном вопросе.

С нашей точки зрения, этот фактор отрицательный во всех отношениях, но до сего времени нам еще не удалось его устранить. Во всяком случае, инцидент с Сен-Пьером и Микелоном сыграл роль хирургического ножа, вскрывшего наболевший гнойник.

В отношении восстановления представительства Франции в Эфиопии вам, по-моему, удалось добиться максимально возможного в данных условиях. Мы не могли помешать англичанам вести переговоры с негусом без нас. Но они оказались вынужденными вести эти переговоры так, что для Франции дверь осталась на будущее открытой. А пока благодаря вашим усилиям мы получили возможность оставаться в Эфиопии и восстановить там пребывание наших граждан и учреждений, то есть, иными словами, восстановить свое влияние. И, наконец, присутствие наших войск тоже сыграло определенную роль.

Я считаю, что теперь вы можете прибыть в Лондон ко мне. Вам необходимо, конечно, найти человека на месте, на которого можно будет возложить временное исполнение ваших обязанностей. Я уведомил генерала Катру, что 4-й маршевый батальон передан в его распоряжение для переброски в Левант и что подразделения, остающиеся на месте, перейдут под его командование. Разрешаю вам отправиться в Бейрут к генералу Катру и урегулировать вместе с ним эти вопросы военного характера. Привет.

Телеграмма представителя "Свободной Франции" в Южно-Африканском Союзе полковника Пешкова генералу де Голлю, в Лондон

Кейптаун, 13 марта 1942

Вчера на заседании парламента генерал Смэтс продолжал отвечать оппозиции. Он заявил, что война может приблизиться вплотную к Южной Африке. После оккупации Сингапура и островов Тихого океана Япония, вероятно, подготавливает решающий удар по Англии, действуя в сотрудничестве с Германией и Италией, которые рассчитывают вскоре захватить Суэц и Гибралтар. Тогда вооруженные силы держав оси сомкнулись бы на Тихом океане.

Население Южной Африки должно быть готово к тому, что война может вплотную приблизиться к их стране.

"Отрадно сознавать, - сказал премьер-министр, - что в том случае, если война на Индийском океане затронет наши берега и границы, мы не будем одиноки. В этом случае нашу территорию и наше гостеприимство смогут использовать крупные силы, чтобы отсюда выступить против агрессоров. Если война охватит Индийский океан, Мадагаскар и берега Южной Африки, мы охотно примем силы союзников, которые придут нам на помощь".

Телеграмма верховного комиссара в Свободной Французской Африке генерала медицинской службы Сисе генералу де Голлю, в Лондон

Браззавиль, 20 марта 1942

Докладываю о результатах моей миссии в Южно-Африканском Союзе. Моя беседа с маршалом Смэтсом в Кейптауне продолжалась два часа. Я последовательно изложил ему различные положения вашей телеграммы. Маршал выслушал меня очень внимательно. Он отозвался с большой похвалой о наших действиях и услугах, оказанных Свободной Французской Африкой делу союзников. Он обещал оказать нам дружественную помощь. В то же время он подчеркнул, что продолжает доверять солдатскому слову маршала Петэна, хотя я и заявлял ему, что правительство Виши находится в полном подчинении у Гитлера.

168
{"b":"55749","o":1}