ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Примите уверения в моем доверии и моей дружбе.

Речь генерала де Голля в эдинбургской ратуше 23 июня 1942

Я не думаю, чтобы в какую бы то ни было эпоху француз, попадающий в Шотландию, не испытывал бы какого-то особого чувства волнения. Едва он вступает на землю этой древней и благородной страны, как сразу же замечает между вашим и нашим народами множество общих черт, происхождение которых уходит вглубь веков. Одновременно ему приходят на память тысячи вечно живых и дорогих ему проявлений франко-шотландского союза, самого древнего союза в мире.

Когда я говорю о франко-шотландском союзе, разумеется, я прежде всего думаю о тесном политическом и военном согласии, которое существовало еще со времени Средних веков между нашей старой монархией и вашей.

Я думаю о том, что в жилах наших королей текла в то время шотландская кровь, а в жилах ваших королей текла французская кровь. Я думаю о славных победах, совместно одержанных на полях сражений в прошлом, начиная с осады Орлеана, который был освобожден Жанной д'Арк, и до Вальми, когда Гёте сказал, что начинается новая эра мировой истории.

На протяжении пяти столетий в любом бою, в котором решалась судьба Франции, всегда участвовали шотландские солдаты, сражавшиеся плечом к плечу с солдатами Франции. Французы думают о вас, что никогда ни один народ не проявил больше благородства в дружбе, чем народ вашей страны.

Но старинный союз между нашими странами был ознаменован не только общей политикой, брачными узами и совместными боевыми победами. В нем были не только Стюарты, французские и шотландские королевы, Кеннеди, Бервик, Макдональд и славная шотландская гвардия. Он был отмечен также тысячами глубоких связей наших сердец и умов. Можем ли мы забыть о взаимном влиянии французских и шотландских поэтов, о воздействии Локка и Юма на нашу философию? Можем ли мы отрицать наличие неразрывной общности между пресвитерианской церковью в Шотландии и учением Кальвина? Можем ли мы умолчать о влиянии чудесных творений Вальтера Скотта на воображение французского юношества? Можем ли мы не считаться со столь щедрым взаимообменом идеями, чувствами, обычаями и даже словами, который постоянно совершается между двумя нашими народами, связанными естественной дружбой? Достаточно побывать в Эдинбурге, чтобы в этом убедиться.

И эта дружба, это понимание, которое Шотландия во все времена проявляла по отношению к французам, дороги нам сегодня больше, чем когда-либо. В настоящий момент они, несомненно, сочетаются с общностью целей, усилий и идеалов, создаваемой союзом между Францией и Великобританией. Но я думаю, что никого не обижу, если скажу, что они в ней не растворяются и в рамках целого сохраняют свой особый характер, подобно тому как цветок в букете не теряет своего особого аромата и присущей ему одному окраски.

Франция свято чтит память многих тысяч шотландцев, которые во время последней войны пролили свою кровь вместе с нашими солдатами и покоятся в земле Франции. К подножию памятника, воздвигнутого в их честь на холме Бюзанси, французы особенно часто стали приносить цветы после нового вторжения. И если розы Франции сегодня и обагрены кровью, то они все же заглушают сорные травы на могилах храбрых шотландских воинов. О себе лично могу сказать, что боевое товарищество, возникшее в Абвильском сражении в мае и июне 1940 между французской бронетанковой дивизией, которой я имел честь командовать, и отважной 51-й шотландской дивизией, которой командовал генерал Форчюн, сыграло определенную роль в принятом мною решении во что бы то ни стало и что бы ни случилось продолжать до конца сражаться на стороне союзников.

Мы живем в такое время, когда любая дружба имеет значение и особенно та, что выдержала испытание временем. Сочувствие, проявляемое вами к той трудной задаче, которую лично я и мои соратники взяли на себя, служит для нас воодушевляющим свидетельством того, что вы, как и ваши отцы, знаете, с кем идет подлинная Франция, и что вы сохранили веру в ее будущее. Мы, как и наши отцы, сумеем не остаться в долгу.

И вот почему, выражая вам свою благодарность за поистине волнующий прием, который вы мне здесь оказали, я закончу свою речь, принимая для себя старинный девиз шотландской роты: Omni modo fidelis{194}.

Сражающаяся Франция

Письмо генерала де Голля английскому министру авиации сэру Арчибальду Синклеру

Каир, 8 июня 1941

Дорогой сэр Арчибальд!

Полковник Вален подробно доложил мне о мерах, которые были за последнее время приняты в Англии для обучения молодых французских летчиков и организации французских авиационных подразделений. Эти меры я считаю великолепными и выражаю вам за них мою личную благодарность. Из этого, по-моему, можно сделать вывод о наличии между нами фактической договоренности в отношении создания и дальнейшего развития в краткие сроки небольшой французской авиации, в которой французы будут сведены в отдельные части и составят, насколько это будет возможно, французские соединения.

Огромное политическое значение подобного мероприятия вам, несомненно, понятно. Добавлю, что аналогичные шаги в настоящее время предприняты на Среднем Востоке, и я с удовлетворением могу констатировать, что боевые качества французских авиационных частей в результате этого повысились.

Пользуюсь случаем, чтобы от себя лично и от имени свободных французов выразить восхищение доблестью и активностью английских военно-воздушных сил в операциях на Востоке, а также передать лично вам мои искренние поздравления.

Искренне, ваш.

Телеграмма делегации "Свободной Франции" в Лондоне генералу де Голлю, в Браззавиль

Лондон, 9 июля 1941

Министерство иностранных дел и Министерство информации Великобритании совместно предлагают начать во всех оккупированных в настоящее время Германией странах кампанию за создание "партии освобождения".

Союзные правительства, находящиеся или представленные в Лондоне, решили поддержать это начинание.

Английские власти хотели бы, чтобы эта деятельность во Франции была официально возглавлена вами и чтобы она слилась с движением "Свободная Франция".

Английское Министерство иностранных дел просило нас выяснить ваше мнение по данному вопросу. Речь идет о создании организации, которая была бы независима от политических партий и стояла бы над ними.

С нашей точки зрения было бы очень выгодно присоединиться к мероприятию, проводимому на межсоюзнической основе и цель которого совпадает с нашей основной задачей - освободить Францию.

Телеграмма генерала де Голля делегации "Свободной Франции" в Лондоне

Браззавиль, 11 июля 1941

Не понимаю, что за партия может возникнуть во Франции по иностранной инициативе.

Французская партия освобождения - это есть "Свободная Франция".

Телеграмма генерала де Голля делегации "Свободной Франции" в Лондоне

Браззавиль, 12 июля 1941

Получил вашу телеграмму, касающуюся "партии освобождения". По этому же вопросу я получил от английского правительства памятную записку, которая навела меня на размышления.

Я не одобряю эту партию освобождения, потому что она была бы создана по инициативе англичан, представляла бы собой нечто отличное от "Свободной Франции" и передавала бы в руки англичан рычаги, которые должны находиться исключительно в наших руках.

Французская партия освобождения существует с 18 июня 1940. Это "Свободная Франция". Нет никаких причин создавать иную партию. Кроме того, я рекомендую вам очень осторожно подходить к начинаниям английского Министерства иностранных дел и Министерства информации в области политики, касающейся Франции и пропаганды на Францию. Эти министерства всегда стремились действовать без нашего ведома, но от нашего имени. Ссылаясь на то, что они якобы действуют в наших интересах, они в действительности использовали оказываемое нам доверие ради достижения тех целей, которые далеко не всегда совпадают с нашими.

Учтите также и то обстоятельство, что действия английского Министерства иностранных дел и Министерства информации очень часто оказывались инспирированными некоторыми французскими деятелями, которые пытаются проводить политическую линию, независимую от нашего движения.

176
{"b":"55749","o":1}