ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы хотим, чтобы все, что принадлежит французской нации, было ей полностью возвращено. Конец войны означает для нас в одно и то же время полное восстановление территориальной целостности Франции, ее империи, всего ее национального достояния, а также безусловное восстановление ее суверенитета. Любые попытки узурпации, идут ли они изнутри или извне страны, должны быть ликвидированы и сметены.

Так же как мы стремимся сделать Францию единственной и исключительной хозяйкой в своем доме, мы будем добиваться того, чтобы в самой Франции единственным и исключительным хозяином был французский народ. Как только французы будут освобождены из-под вражеского гнета, им должны быть возвращены все их внутренние демократические свободы. После того как враг будет изгнан из Франции, все мужчины и женщины нашей страны изберут Национальное собрание, которое само решит судьбы нашей страны.

Мы хотим, чтобы все, что нанесло и продолжает наносить ущерб правам, интересам и достоинству французской нации, было подвергнуто осуждению и упразднено. Это означает прежде всего, что вражеские руководители, совершившие военные преступления в отношении французов и французской собственности, равно как и сотрудничающие с ними предатели, должны понести наказание. Это означает также, что тоталитарная система, которая восстановила, вооружила и толкнула против нас наших врагов, точно так же как и система коалиции частных интересов, которая в нашей стране действовала против интересов нации, должны быть одновременно упразднены раз и навсегда.

Мы хотим, чтобы французы могли жить в безопасности. В области внешних отношений нужно добиться таких материальных гарантий, которые лишали бы извечного агрессора возможности совершать агрессию и насилия. Во внутренней жизни страны нужно создать такие практические гарантии против тирании нескончаемых злоупотреблений, которые обеспечили бы каждому свободу и уважение его достоинства в жизни и в труде. Национальная безопасность и социальная справедливость являются для нас непременными и неотделимыми друг от друга целями.

Мы хотим, чтобы в корне была упразднена механическая организация людских масс, которую создал враг вопреки всяким принципам религии, морали и милосердия под тем лишь предлогом, что он достаточно силен для того, чтобы совершать насилие над другими. И мы хотим в то же время, чтобы в мощном обновлении ресурсов нации и империи посредством управляемой человеком техники извечный французский идеал свободы, равенства и братства нашел отныне такое претворение в нашей стране, чтобы каждый был свободен в своих убеждениях, своих верованиях, своих действиях, чтобы каждый человек в начале своей общественной деятельности имел равные с другими шансы на успех, чтобы личность пользовалась уважением общества, а в случае необходимости и помощью с его стороны.

Мы хотим, чтобы эта война, которая затронула судьбы всех народов и объединила усилия демократических государств для достижения общей цели, привела к такой организации мира, при которой будут созданы прочные основы солидарности и взаимопомощи между народами во всех областях. И мы хотим, чтобы в этой международной системе Франция заняла видное место, которое ей по праву обеспечивают ее заслуги и ее гений.

Франция и мир борются и страдают за свободу, за справедливость, за право людей распоряжаться своей судьбой. Нужно, чтобы право людей распоряжаться своей судьбой, справедливость и свобода были не только на словах, но и на деле завоеваны в этой войне как для каждого государства, так и для каждого отдельного человека.

Только такая победа Франции и всего человечества могла бы вознаградить нашу родину за те невиданные испытания, которые выпали на ее долю, только они могли бы вновь открыть для Франции путь к величию. Такая победа стоит любых усилий и любых жертв. Мы победим!

Телеграмма генерала де Голля представителю "Свободной Франции" в Каире барону Бенуа

Лондон, 27 июня 1942

На тот случай, если ведущиеся сейчас военные действия будут развиваться неблагоприятно, следует в срочном порядке наметить конкретные мероприятия в отношении свободных французов, находящихся в Египте.

Мне кажется, что все лица, которые достигли или во время войны достигнут возраста, позволяющего носить оружие, то есть лица в возрасте от пятнадцати до сорока восьми лет, должны быть эвакуированы в Сирию. Я вас уполномочиваю в случае необходимости отдать им от моего имени соответствующий приказ.

Что касается личного состава в районе канала, то с ним, по-видимому, следует поступить точно так же, когда в этом появится необходимость.

Прошу поставить меня в известность о мерах, которые вы уже приняли и которые собираетесь принять.

Держите конечно, и впредь тесную связь с генералом Катру, которому я направляю копию данной телеграммы.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Бейрут

Лондон, 6 июля 1942

Полностью одобряю ваше решение не выводить из боя наши войска, если этого не потребует защита долины Нила.

Однако по-прежнему абсолютно необходимо, чтобы наши войска не ввязывались в бой под Эль-Аламейном до тех пор, пока они не будут полностью вооружены и оснащены. Мы не настолько богаты, чтобы заниматься расточительством.

Прошу сообщить мне о судьбе роты парашютистов и истребительной авиагруппы "Эльзас".

Также прошу срочно направить первый список лиц, представляемых к награждению крестом Освобождения, Военной медалью и к объявлению благодарности в приказе по войскам "Свободной Франции".

Приложения

Речь премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля в палате общин 4 июня 1940

Положение британских экспедиционных сил стало критическим. Однако благодаря грамотно проведенному отступлению и ошибкам со стороны Германии, основная часть британских войск отошла к Дюнкеркскому плацдарму. 26 мая началась эвакуация из Дюнкерка. По окончанию эвакуации оказалось, что более 338.000 союзных войск достигли Англии, включая 26.000 французских солдат.

"С того момента как французская оборона у Седана была прорвана к концу второй недели мая, только безотлагательное отступление к Амьену и на юг могло стать единственным спасением для британской и французской армий, которые, выступив по просьбе бельгийского короля, вошли в Бельгию; но этот стратегический факт не был сразу осознан. Французское Главное командование надеялось, что можно будет закрыть образовавшуюся брешь, и что северные армии до сих пор хорошо управляемы. Кроме того, такого рода отступление, наверняка, повлекло бы за собой уничтожение всей бельгийской армии и потерю всей Бельгии. (...)

Однако, немецкий прорыв прорезал все коммуникационные линии между нами и основными французскими силами. Таким образом были разрушены наши коммуникации для поставки провизии и боеприпасов, которые в первую очередь шли в Амьен, далее вдоль побережья - в Булонь и Кале, и так почти до Дюнкерка. (...)

Когда стало ясно, что невозможно восстановить проход к Амьену основных французских армий, остался единственный выход. На самом деле казавшийся невозможным. Бельгийские, британские и французские армии были практически окружены. Единственное возможное отступление - к единственному свободному порту (Дюнкерк - прим. ред.). (...)

Король бельгийцев призвал нас придти к нему на помощь. Если бы этот правитель и его правительство активно сотрудничало с союзниками, с теми, кто избавил их страну от гибели в прошлой войне, и не искали бы спасения в том, что оказалось фатальным бездействием, французская и британская Армии могли благополучно еще в самом начале событий спасти не только Бельгию, но, возможно, даже Польшу. Но даже в последний момент, когда Бельгия уже подверглась нападению, и король Леопольд призвал нас оказать помощь, даже в последний момент мы пришли. Он и его храбрая и хорошо подготовленная армия, которая составляет около полумиллиона, охраняла наш левый фланг и, таким образом, держала прикрывала наш единственный путь отступления к морю. Неожиданно, без каких-либо предупреждений, руководствуясь не советом своих министров, а своими личными соображениями, он сдал полномочия немецкому командованию, предал свою армию, и оставил незащищенным весь наш фланг и наши пути к отступлению.!...) Капитуляция Бельгийской Армии вынудила Британцев, как можно скорее закрывать своим флангом проход к морю длинной более 30 миль. (...)

195
{"b":"55749","o":1}