ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На мировоззрение де Голля оказали воздействие его современники: философы А. Бергсон и Э. Бугру, писатель М. Баррес, поэт Ш. Пеги. Еще в межвоенный период он показал себя приверженцем идеи сильного национального государства и сторонником сильной исполнительной власти. Философом, оказавшим на него наибольшее влияние, был Анри Бергсон, из учения которого юноша мог почерпнуть два важнейших момента, определивших не только его общее мировоззрение, но и практические действия в повседневной жизни. Первый - естественное, природное разделение людей на привилегированное сословие и серую, безликую массу, на чем основывалось неприятие демократии как формы государственного правления; второй - философия интуитивизма: согласно ей деятельность человека являет собой сочетание инстинкта и разума. Принцип действия по наитию после точного расчета применялся де Голлем многократно при принятии важнейших решений, приведших его к вершинам, как, впрочем, и доведших до беды. Семейная обстановка и увлечения сформировали отношение де Голля к своей родине, ее истории, а в дальнейшем к своей миссии.

Получив среднее образование в иезуитском колледже, де Голль в 1909 поступает в Сен-Сирское военное училище. Там, не переставая заниматься самообразованием, он внимательно наблюдал за жизнью французской армии, подмечая все недостатки в ее устройстве. Будучи прилежным курсантом, ничем не нарушая устава, он оставался строгим судьей увиденного. Однокурсники по академии считали де Голля заносчивым. За высокий рост и характер его окрестили "длинной спаржей". "Заносчивый", - говорили про де Голля. Вот что он сам писал об этом в 30-е годы XX века: "Человека действия нельзя представить себе без изрядной доли эгоизма, надменности, жестокости и хитрости, но все это ему прощается, и он даже как-то больше возвышается, если пользуется этими качествами для совершения великих дел". Позднее: "Истинный вождь держит других на расстоянии, так как нет власти без престижа, и нет престижа без дистанции".

Окончив военное училище, в октябре 1912 в чине младшего лейтенанта де Голль определяется в 33-й пехотный полк в городе Аррасе, находившийся под командованием полковника Филиппа Петена.

Во время Первой мировой войны 1914-1918 де Голль участвовал в боях, был трижды ранен. В 1916 после тяжелого ранения в боях за Верден он попал в плен и был освобожден лишь во время перемирия. Вернувшись во Францию, он преподавал историю в Сен-Сирском военном училище, затем в Военной академии. С октября 1925, в течение двух лет служил в канцелярии маршала Петена, после чего командовал 19-м егерским батальоном в Треве, служил в штабах на Рейне и в Леванте. В 1932 де Голль был назначен в секретариат Высшего совета национальной обороны, постоянного органа при премьер-министре, ведавшего подготовкой Франции к войне.

В 1924 капитан де Голль издал свою первую небольшую книгу: "Разлад в лагере противника", написанную на основании его личных впечатлений от проведенных им в плену лет. В последующие годы он написал несколько статей в журнале "Французское военное обозрение"{25}, а в 1932 выпустил свою работу "На острие шпаги". После выхода в свет этой книги де Голль опубликовал несколько статей в различных журналах, а в 1934 появилась его новая, получившая сравнительную известность книга "За профессиональную армию". Совсем незадолго до Второй мировой войны полковник де Голль издал работу "Франция и ее армия". Эта книга посвящена истории французской армии с XIV века до Первой мировой войны.

В своих статьях и книгах довоенных лет де Голль по существу первым во Франции предсказал решающую роль танковых войск в будущей войне. Он пропагандировал создание ударной маневренной профессиональной армии, в состав которой входили бы отборные механизированные войска, оснащенные новейшей военной техникой - танками, самолетами, орудиями на механической тяге с круговым обстрелом. Идеи, высказанные де Голлем, противоречили той стратегии, которой собирался руководствоваться в предстоящей войне французский Генеральный штаб, не проявлявший должного интереса к перспективе использования новейшей техники и особенно танков. В основе этой стратегии, определявшей организацию войск, их обучение и вооружение, лежала идея позиционной, оборонительной войны. Попытки де Голля как военного специалиста и активного пропагандиста применения танковых соединений добиться изменения уже принятой стратегии французского генерального штаба, конечно, не привели к успеху.

Почти неведомый за пределами Франции, известный главным образом среди военных специалистов, де Голль в первые годы войны занял видное место во французской политике, а следовательно, и в международных отношениях.

* * *

3 сентября 1939 французское правительство объявило войну Германии после отклонения ею нескольких предложений "мирно" урегулировать польский вопрос за счет нового "польского Мюнхена".

Сразу же после поражения Польши Гитлер отдал приказ о подготовке армии к нападению на Францию соответственно плану "Gelb", который предусматривал нарушение нейтралитета Голландии, Бельгии и Люксембурга для наступления против Франции.

Правящие круги Франции, не оказав Польше решительной военной помощи, содействовали тем самым осуществлению гитлеровского плана войны в первую очередь против своей собственной страны. Действительно, вскоре после нападения Германии на Польшу военные операции, начатые французской армией в пограничном районе, были прекращены. С середины сентября 1939 французская армия остановилась на заранее подготовленных оборонительных позициях. Германская армия также не предпринимала военных действий против Франции, будучи еще не подготовленной к серьезному наступлению. На всем франко-германском фронте установилось затишье.

Отсутствие военных действий со стороны Германии не было использовано французскими правящими кругами ни для подготовки к предстоящим боям, ни для перевода промышленности на военные рельсы. Именно этот характер ведения войны против фашистской Германии со стороны французского правительства и получил название "странной войны". Во французской мемуарной литературе, посвященной годам Второй мировой войны, обращается внимание на удивительную беспечность французского правительства во время "странной войны" в отношении гитлеровской опасности. Эта беспечность отчасти объясняется усиленными заверениями германских дипломатов об отсутствии каких бы то ни было враждебных намерений по отношению к Франции. В октябре 1939 германские дипломаты неоднократно заявляли французским дипломатическим представителям, что поскольку Польши уже не существует как государства, то нет больше причин, мешающих установлению мира между Францией и Германией. Под прикрытием этого "мирного наступления" Германия тайно готовила разгром Франции.

В мае 1940 гитлеровская Германия возобновила наступление против Франции. В течение нескольких недель Франция была разгромлена. Возглавивший с 16 июня французское правительство маршал Петен обратился к немцам с просьбой о перемирии. 22 июня французский уполномоченный генерал Хюнтцигер подписал Компьенское перемирие, согласно которому вся Франция делилась на оккупированную и неоккупированную зоны. В оккупированную зону входили Северная и Западная части Франции, занимающие 300 тысяч кв. км из общего количества 550 тысяч кв. км ее территории. Париж и наиболее экономически развитые и богатые ресурсами районы страны были включены в эту зону, отданную в полное подчинение гитлеровской Германии. По условиям перемирия французское правительство должно было демобилизовать и разоружить все свои вооруженные силы, включая военно-морской флот. Правительство Петена, обосновавшееся в маленьком курортном городке Виши, осуществляло власть над южной зоной, формально сохранившей свою независимость. Фактически вся Франция была порабощена.

Однако наделе французский народ не перестал бороться с гитлеровскими захватчиками и после подписания капитуляции. Эта народная борьба вылилась в организацию национального сопротивления гитлеровским оккупантам и вишистским коллаборационистам, вставшим на путь открытого сотрудничества с оккупантами.

2
{"b":"55749","o":1}