ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магия смелых фантазий
Страстное приключение на Багамах
Жаба на пуантах
Говорю от имени мёртвых
Идеальная незнакомка
Слияние
Тень Невесты
Прекрасная буря
Да, я мать! Секреты активного материнства
A
A

Эбуэ меня принял в Форт-Лами. Я почувствовал, что я всегда встречу с его стороны поддержку и преданность. В то же время я обнаружил, что он обладает достаточно широким умом для понимания обширных планов, к которым я хотел его привлечь. Высказывая свои полные здравого смысла взгляды, он никогда не выдвигал возражений относительно наших мероприятий и сопряженного с ними риска. Между тем губернатору предстояло ни много ни мало как развернуть огромную работу по обеспечению коммуникаций, с тем чтобы Чад мог принимать из Браззавиля, Дуалы, Лагоса и затем направлять к границам итальянской Ливии оружие и снаряжение, которые понадобятся силам "Свободной Франции" для ведения активных боевых действий. Речь шла о путях протяженностью в 6 тысяч километров, которые должно было проложить или поддерживать в исправном состоянии население территории Чад. Кроме того, возникнет необходимость в развитии хозяйства этой области, чтобы прокормить войска и рабочих, а также обеспечить экспорт для покрытия издержек. Эта задача усложнялась еще и тем, что многие колонисты и служащие подлежали мобилизации.

Вместе с полковником Маршаном, командующим войсками территории Чад, я вылетел в район Файя и постов, расположенных ;в пустыне. Войска там были полны решимости, но крайне нуждались в вооружении. Из подвижных средств там имелись лишь туземные подразделения на верблюдах и несколько автотранспортных взводов. Поэтому когда я заявил офицерам, что рассчитываю на их помощь, с тем чтобы в один прекрасный день овладеть Феццаном и выйти к Средиземному морю, я прочитал на их лицах глубокое изумление. Налеты немецких и итальянских отрядов, которые им пришлось бы с большим трудом отражать, казались им значительно более вероятными, чем указанная мною перспектива наступления французских войск на большое расстояние. Впрочем, все они выразили решимость продолжать войну, и таким образом, повсюду был поднят флаг с Лотарингским крестом.

Однако к западу, на территориях Нигера и сахарских оазисов, товарищи этих офицеров, тоже находившиеся на постах у границы с Ливией, но не имевшие в командных сферах ни одного начальника, который осмелился бы нарушить это оцепенение, готовы были стрелять в каждого, кто попытался бы их увлечь сражаться с врагами Франции! Из всех моральных испытаний, выпавших на мою долю в связи с преступными ошибками Виши, самым тяжелым было созерцание этого бессмысленного прозябания.

Но зато, возвратившись в Форт-Лами, я получил ободряющую поддержку. Она была оказана мне генералом Катру. Когда он прибыл в Лондон после мое го отъезда в Африку, специалисты распознавать тайные намерения других считали, что англичане попытаются заменить де Голля этим генералом, привыкшим к деятельности на больших постах, в то время как педантичные конъюнктурщики задавали себе вопрос, согласится ли Катру поступить в подчинение к обыкновенному бригадному генералу. Катру неоднократно встречался с Черчиллем, и многие распускали слухи относительно этих переговоров, в ходе которых премьер-министр, очевидно, действительно предложил ему занять мое место, не для того, разумеется, чтобы генерал на это согласился, а руководствуясь классическим изречением: разделяй и властвуй. За несколько дней до дакарской операции Черчилль неожиданно телеграфировал мне, что он направляет Катру в Каир, с тем чтобы оказать воздействие на Левант, где ожидалось возникновение благоприятной обстановки. Я ясно изложил в этой связи свою точку зрения, сообщив, что не вижу в этом намерении ничего плохого, но все же считаю, что предварительно следовало заручиться моим согласием. Черчилль дал тогда удовлетворительный ответ, ссылаясь на крайнюю необходимость такого мероприятия.

И вот Катру прибыл из Каира. Я поднял за обедом свой бокал в честь этого выдающегося военачальника, к которому я издавна испытывал чувство почтительной дружбы. Ответ Катру был благороден и прост. Он сказал, что поступает в мое подчинение. Эбуэ и все присутствующие поняли с волнением, что отныне для Катру де Голль выше чинов и званий, потому что на него возложена миссия, которая выходит за рамки должностной иерархии. Нельзя преуменьшать огромного значения поступка Катру. Когда, договорившись с генералом Катру относительно задач его миссии, я прощался с ним у самолета, на котором он должен был возвратиться в Каир, л почувствовал, насколько он стал выше.

В Браззавиле, куда я прибыл 24 октября, население и власти в целом занимали столь же непоколебимые позиции, как в Дуале и в Форт-Лами, но они проявляли при этом большое спокойствие, что было вполне естественно для "столицы". Администрация, штаб, учреждения, деловые круги, миссионеры осознавали трудности, которые должны были преодолеть экваториальные территории, самые бедные во всей Французской империи, для того чтобы иметь возможность существовать в период отрыва от метрополии и для того чтобы нести бремя военных расходов. По правде говоря, некоторые виды их продукции - масло, каучук, лес, хлопок, кофе, кожа - могли бы быть легко проданы англичанам и американцам. Но ввиду отсутствия заводов, а также минеральных ископаемых, за исключением небольших запасов золота, экспорт не мог обеспечить те закупки, которые нужно было сделать за границей.

Для того чтобы помочь Лармина в этом деле, я назначил Плевена генеральным секретарем. Пустив машину в ход, Плевен должен был отправиться в Лондон и Вашингтон, чтобы урегулировать вопросы относительно платежей и сроков. Его способности и поддержка Лармина оказались для нас весьма полезными. Администраторы, плантаторы, коммерсанты, экспедиторы, видя, что предстоит многое сделать и что игра стоит свеч, развернули интенсивную деятельность, которая еще во время войны глубоко преобразила жизнь территорий Экваториальной Африки.

Моя поездка в конце октября в Убанги, где я встретился с губернатором Сен-Маром, и затем в Пуэнт-Нуар, где администратором был Даген, вызвали там общий подъем.

Наконец 27 октября я отправился в Леопольдвиль, где власти, войска, население, а также французы, проживающие в Бельгийском Конго, устроили мне волнующую встречу. Генерал-губернатор Риккман, также оторванный от своей родины, желал, однако, чтобы его страна участвовала в войне, и симпатизировал "Свободной Франции". Впрочем, "Свободная Франция" защищала Бельгийское Конго от духа капитуляции, который едва не проник сюда с севера. Риккман до самого конца поддерживал тесные связи со своим французским соседом на другом берегу Конго. Следует отметить, что так же поступали и их английские коллеги: Бурдильон в Нигерии и Хаддлстон в Судане. Вместо соперничества и интриг, которые в свое время восстанавливали друг против друга соседей, между губернаторами Лагоса, Дуалы, Браззавиля, Леопольдвиля, Хартума установилась личная солидарность, которая сыграла немаловажную роль в военных усилиях и в поддержании должного порядка в Африке.

Между тем все было готово для завершения операции в Габоне. Перед моим прибытием в Дуалу Лармина уже принял первые меры. Несколько частей под командованием майора Парана, прибывшего из Конго, подошли к Ламберене, расположенному на берегу Огове. Но они вынуждены были остановиться, встретив сопротивление вишистских войск. Одновременно небольшая колонна войск, направленная из Камеруна под командованием капитана Дио, окружила пост Митзик. В Ламбарене и Митзике "деголлевцы" и вишисты, стоявшие друг против друга, обменивались редкими выстрелами и чаще вступали в спор друг с другом. Иногда из Либревиля прилетал "гленн-мартен" и сбрасывал на наших солдат несколько бомб и множество листовок. На следующий день из Браззавиля прилетал "блок-200" и отплачивал тем же противнику. Эти затяжные и нудные операции не приводили ни к какому результату.

Сразу же после своего прибытия я принял решение захватить Либревиль и составил план действий. К сожалению, можно было опасаться, что наши силы натолкнутся на серьезное сопротивление. Генерал Тетю, находившийся в Либревиле, имел в своем распоряжении четыре батальона пехоты, артиллерию, четыре современных бомбардировщика, посыльное судно "Бугэнвиль" и подводную лодку "Понселе". Он мобилизовал некоторое количество колонистов. С другой стороны, полученный им приказ обязывал его сражаться. Чтобы помешать ему получить подкрепления, я вынужден был попросить Черчилля предупредить Виши, что в случае, если генералу Тетю будут направлены подкрепления, вдело вмешается английский флот. Моя телеграмма вызвала приезд в Дуалу адмирала Каннингэма. Мы договорились, что его корабли не примут непосредственного участия в бою за Либревиль, но что они будут находиться в открытом море, чтобы помешать вишистам из Дакара снова направить свои крейсеры, если, чего доброго, у них появится такое желание. Что же касается нас, то мы шли на эту операцию с тяжелым сердцем, и я объявил, с чем все согласились, что в этой горестной для нас операции никто не будет отмечен в приказе.

39
{"b":"55749","o":1}