ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мысль об этом не покидала нас с самого начала. В самом деле, было постыдным, что в двух шагах от Ньюфаундленда маленький французский архипелаг, население которого выступало за присоединение к нам, удерживался под властью Виши. Англичане были за присоединение, так как они опасались, что немецкие подводные лодки, действовавшие в водах, через которые проходили морские караваны, могли получать сведения, передаваемые по радио с острова Сен-Пьер. Но, по их словам, для присоединения островов к нам необходимо было согласие Вашингтона. Лично я считал такое согласие хотя и желательным, но не обязательным, так как в данном случае речь шла о внутренних французских делах. Моя решимость присоединить этот архипелаг укреплялась в связи с тем, что адмирал Робер, Верховный комиссар Виши на Антильских островах, в Гвиане и на острове Сен-Пьер, вел переговоры с американцами, что не могло не привести к нейтрализации этих французских территорий под зашитой Вашингтона. Получив в декабре сведения, что адмирал Горн послан Рузвельтом в Фор-де-Франс, чтобы договориться с Робером об условиях нейтрализации наших владений в Америке и кораблей, которые там находились, я решил действовать при первом же удобном случае.

Такой случай представился в лице адмирала Мюзелье. Он собирался в Канаду, чтобы произвести инспекторский смотр крейсерской подлодке "Сюркуф", которая базировалась тогда в Галифаксе, а также французским корветам, которые эскортировали морские караваны. Я условился с ним в принципе, что он осуществит и эту операцию. Действительно, сосредоточив и Галифаксе, кроме "Сюркуфа", корветы "Мимоза", "Аконит" и, "Алисе", он уже готовился отплыть 12 декабря на острова Сен-Пьер и Микелон. Но предварительно он по собственной инициативе решил добиться в Оттаве согласия канадцев и американцев. Таким образом секрет был выдан. Я был вынужден срочно уведомить англичан о своих планах, чтобы избежать впечатления, что я скрываю от них операцию. Вашингтон предписал своему послу в Оттаве дать Мюзелье отрицательный ответ. Адмирал тогда заявил, что отказывается отправиться на острова. Мне же лично лондонское правительство сообщило, что со своей стороны оно согласно, но что в связи с американским противодействием оно просит нас отложить операцию. При таких обстоятельствах ничего не оставалось, как смириться. По крайней мере - до другого удобного случая.

И вот новый случай представился. Спустя несколько часов после того, как Форин-офис передал мне эту просьбу, он же поставил нас в известность не было ли это сделано с умыслом? - что канадское правительство с согласия Соединенных Штатов, если не по их подстрекательству, решило высадить на острове Сен-Пьер, прибегнув в случае необходимости даже к вооруженной силе, соответствующий персонал для обслуживания радиостанций. Мы немедленно заявили протест в Лондоне и в Вашингтоне. Но как только встал вопрос об иностранной интервенции на французскую территорию, какие бы то ни было колебания казались мне недопустимыми. Я тотчас же отдал приказ адмиралу Мюзелье немедленно присоединить острова Сен-Пьер и Микелон. Адмирал сделал это в канун Рождества. Население островов встретило присоединение всеобщим ликованием, и не было произведено ни единого выстрела. Проведенный плебисцит показал, что "Свободную Францию" поддерживает огромное большинство населения. Молодежь сразу же вступила в наши ряды, а люди среднего возраста создали отряд для обороны островов Савари, назначенный администратором, сменил губернатора.

Можно было надеяться, что американцы без возражений санкционируют эту незначительную операцию, проведенную столь удачно. Недовольство в канцеляриях государственного департамента - более жесткой реакции, по нашим предположениям, не могло быть. Однако инцидент вызвал в Соединенных Штатах настоящую бурю негодования. Ее поднял сам Корделл Хэлл, сообщив в коммюнике, что он прерывает свой рождественский отпуск и срочно возвращается в Вашингтон. "Операция, осуществленная на островах Сен-Пьер и Микелон кораблями так называемых свободных французов, - заявил государственный секретарь, - была проведена без ведома Соединенных Штатов и без их согласия". Он заканчивал коммюнике заявлением, что американское правительство "запросило канадское правительство, какие меры оно намерено принять для восстановления на островах статус-кво антэ".

В течение целых трех недель в Соединенных Штатах продолжалась невообразимая шумиха в газетах. Возбуждение общественного мнения перешло всякие границы. Инцидент внезапно представил для американского общественного мнения случай сделать выбор между официальной политикой, которая еще ориентировалась на Петена, и чувствами многих, которые склонялись к де Голлю. Что касается нас самих, то, достигнув своей цели, мы теперь ожидали, что Вашингтон придет к более разумному пониманию вещей...

Так как Черчилль в это время совещался в Квебеке с Рузвельтом, я телеграфировал английскому премьер-министру, чтобы уведомить его о неблагоприятном впечатлении, которое произвела на французское общественное мнение позиция, занятая в этом деле государственным департаментом. Черчилль ответил мне, что он сделает все от него зависящее, чтобы инцидент был улажен. Но при этом он намекал, что в связи с инцидентом ухудшились некоторые благоприятные возможности. Одновременно Тиксье передал от моего имени Корделлу Хэллу успокаивающие разъяснения, в то время как Русси де Саль использовал в этом же направлении весь свой авторитет у американской прессы. Мы постарались также заручиться поддержкой Буллита, последнего американского посла во Франции, который находился тогда в Каире.

Вашингтонское правительство, подвергшееся острой критике в своей собственной стране и вызвавшее молчаливое осуждение Англии и Канады, в конечном счете было вынуждено примириться с совершившимся фактом. Однако прежде чем согласиться на это, Вашингтон попытался прибегнуть к запугиванию, использовав посредничество английского правительства. Но сам посредник не очень-то был убежден в правоте своей миссии. 14 января Иден дважды встретился со мной и только делал вид, что настаивает на том, чтобы мы согласились на нейтрализацию островов, на независимость их администрации по отношению к Национальному комитету и на контроль на месте со стороны союзников. Так как я отказался принять эти предложения, Иден сообщил мне, что Соединенные Штаты намерены послать на остров Сен-Пьер крейсер и два эскадренных миноносца. "Как вы поступите в подобном случае?" - спросил он меня. "Союзные корабли остановятся на границе французских территориальных вод, и американский адмирал отправится завтракать к Мюзелье, который, конечно, будет в восторге". - "А если крейсер войдет в территориальные воды?" - "Наши корабли сделают положенное предупреждение". - "А если он не остановится?" - "Это было бы большим несчастьем, потому что в таком случае наши будут стрелять". Иден всплеснул руками. "Я понимаю вашу тревогу, сказал я ему в заключение с улыбкой, - но я верю в демократические державы".

Ничего не оставалось, как поставить на этом точку. 19 января Корделл Хэлл принял Тиксье и без всякого видимого неудовольствия стал развивать перед ним основы своей политики, которой он следовал до настоящего времени. Немного спустя он принял к сведению и ответ, который я ему направил. 22 января Черчилль, возвратившись в Англию, просил меня посетить его. Я был у него с Плевеном. Премьер-министр, с которым находился Иден, предложил нам от имени Вашингтона, Лондона и Оттавы соглашение, по которому все оставалось на островах Сен-Пьер и Микелон в том положении, какое там создалось после их присоединения. Но в обмен на это мы должны были согласиться, чтобы три правительства опубликовали коммюнике, которое в какой-то степени спасет престиж государственного департамента. "После чего, - заявил нам английский министр, - никто уже не будет вмешиваться в это дело". Мы согласились. Однако никакого коммюнике опубликовано не было. Мы сохранили за собой острова Сен-Пьер и Микелон, и все разговоры со стороны союзников по этому поводу прекратились.

59
{"b":"55749","o":1}