ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этот человек, еще молодой, но уже накопивший служебный опыт, был той же закалки, что и все мои лучшие сподвижники. Всей душой любящий Францию, убежденный в том, что "деголлизм" должен быть не только инструментом борьбы, но и движущей силой всякого обновления, уверенный в том, что воплощением государства является "Свободная Франция", он стремился к большим делам. К тому же, будучи человеком здравомыслящим, трезво оценивая вещи и людей, он очень обдуманно шел по пути, усеянном ловушками противника и препятствиями, которые создали друзья. Веривший в свое дело, расчетливый, не сомневающийся ни в чем и ничему не доверяющий, апостол и одновременно исполнитель, Мулэн за 18 месяцев выполнил важнейшую задачу: единство в движении Сопротивления, существовавшее, по сути дела, символически, он превратил в реальное единство. Затем, став жертвой предательства, перенеся тюрьму и жестокие пытки подлого врага, Жан Мулэн отдал жизнь за Францию, как и многие другие храбрые солдаты, которые на виду у всех или в подполье посвящали долгие ночи борьбе, чтобы скорее наступил рассвет.

Мы условились, что он постарается сначала провести работу в организациях Сопротивления южной зоны, чтобы убедить их создать под его руководством общий орган, который был бы непосредственно связан с Национальным комитетом, давал общие указания и занимался решением внутренних споров. По окончании этой работы Мулэн должен был заняться северной зоной, чтобы попытаться организовать для всей территории единый Совет Сопротивления, связанный со Сражающейся Францией. Но как только зашла речь о создании единого органа, который возглавил бы в метрополии все организации, участвовавшие в движении Сопротивления, возникло два вопроса: о политических партиях и о внутренних вооруженных силах в стране.

Принимая во внимание только представительный, но отнюдь не руководящий характер, который мне хотелось придать этому Совету (что впоследствии и удалось осуществить), я не думал исключать из него партии. Вхождение их в Совет было неизбежно. Впрочем, по моему мнению, наши несчастья объяснялись не сушествованием партий, а тем, что, пользуясь нашими пришедшими в ветхость государственными учреждениями, они незаконно присваивали себе власть. Вот почему, признавая за партиями их роль, я не желал, чтобы теперь они оказались во главе Сопротивления. Ни в коей мере ни их идеи, ни их деятельность не являлись источником Сопротивления, потому что все эти партии без исключения оказались несостоятельными в решающий момент. Но еще вчера переживавшие кризис в результате катастрофы, они начинали теперь укрепляться. Их отдельные элементы, вступая в движение Сопротивления, группировались между собой, придерживаясь рамок прежних отношений.

Правда, лишившись клиентуры - предмета своих забот, - а также возможности заниматься комбинациями и торговаться из-за портфелей, они думали и давали повод думать, что возвращаются к чистым истокам своего существования, то есть к идеалам социальной справедливости, культу национальных традиций, проповеди светского характера государства и горячим христианским чувствам. Их соответствующие организации, основательно очищенные, хотели, казалось, только одного: немедленно внести свой вклад в борьбу, используя те или иные тенденции общественного мнения. Между тем последнее начинало оценивать по достоинству умелые действия этих хорошо знакомых ему организаций, тем более что они отрекались от своих прежних ошибок. Наконец, за поведением партийных деятелей внимательно следили союзники. Добиваясь единства нации, приходилось считаться с фактами. В связи с этим я дал Мулэну инструкцию в надлежащий момент ввести в Совет, который предполагалось создать, делегатов от партий наряду с представителями различных организаций Сопротивления.

Если я рассчитывал таким путем добиться некоторого единства в политической борьбе Франции, то того же я хотел достичь и в вооруженной борьбе. В этом отношении первая трудность порождалась самими организациями Сопротивления, которые, создавая боевые отряды, хотели сохранить над ними свою власть. К тому же, за исключением нескольких горных или труднодоступных районов, эти отряды могли существовать лишь в виде мелких групп. Так было, в частности, в "маки", где формировались группы партизан в основном из людей, уклонившихся от отправки в Германию и которым приходилось скрываться в сельской местности. От них поэтому можно было ожидать только партизанской войны, которая дала бы весьма эффективные результаты, если бы их разрозненные действия стали частью общей согласованной борьбы. Таким образом, предоставляя различным группам возможность действовать автономно, нужно было разрешить проблему, состоящую в том, чтобы соединить их между собой с помощью гибкой, но действенной организации, подчиняющейся непосредственно мне. Это позволило бы наметить для них в форме плана, согласованного с союзным командованием, общие задачи, которые они выполняли бы в зависимости от обстановки и, в частности, тогда, когда осуществится наконец (!) высадка союзных войск в Европе. Я поручил Мулэну добиться от организаций Сопротивления этого элементарного взаимодействия их военных групп. Мне пришлось, однако, ждать несколько месяцев, прежде чем удалось создать в лице генерала Делестрэна командование тайной армии.

Жан Мулэн был сброшен на парашюте на юге Франции в ночь на первое января. У него было мое предписание, согласно которому он назначался моим делегатом в неоккупированной зоне метрополии с задачей обеспечить единство действий различных групп Сопротивления. Его полномочия поэтому не могли в принципе оспариваться. Но ему предстояло осуществить их при моей поддержке. В связи с этим было решено, что именно он явится во Франции центральным звеном наших связей -прежде всего с южной зоной, а по мере возможности и с северной; что в его распоряжении будут находиться средства связи; что к нему будут прикреплены наши связные; что он будет осведомлен о переброске нашего личного состава, грузов, корреспонденции из Англии во Францию и обратно; наконец, что он будет получать и распределять денежные средства, направляемые нами для различных организаций, действующих в метрополии. С этими полномочиями Мулэн приступил к делу.

По его инициативе, поддержанной снизу, руководители организации Сопротивления южной зоны вскоре общими усилиями создали своего рода совет, председателем которого был представитель Национального комитета. В марте они опубликовали совместную декларацию под названием "Единая борьба, единый руководитель", обязуясь осуществлять единство действий и заявляя, что они борются под руководством генерала де Голля. В деятельности различных организаций стал воцаряться порядок. Готовилось объединение мероприятий в отношении военизации партизанских групп. В то же время с нашей помощью Мулэн создал при своей делегации централизованные органы.

Так, например, "служба воздушных и морских операций" получала непосредственно от полковника Деваврена инструкции относительно прибытия и отправки самолетов и судов. Каждый месяц в лунные ночи самолеты "лисандр" или бомбардировщики, ведомые такими пилотами, как Лоран и Ливри-Левель, которые мастерски справлялись с этими смелыми операциями, совершали посадки в намеченных пунктах. Люди, которые постоянно рисковали своей жизнью, обеспечивали сигнализацию, прием или отправление пассажиров и грузов и охрану. Часто приходилось принимать контейнеры, которые сбрасывались на парашютах в установленных местах, прятать и распределять содержавшиеся в них грузы. "Служба радио", которую Жюлитт организовал на месте, действовала также под руководством Мулэна, передавая в Лондон и получая оттуда ежемесячно сотни, а затем тысячи телеграмм, непрерывно меняя местоположение своих радиостанций, обнаруженных противником, и восполняя по мере возможности свои большие потери. Мулэн создал также "Бюро печати и информации" во главе с Жоржем Бидо{181}, который держал нас в курсе различных настроений, в частности интеллигенции, а также общественных и политических кругов. Учрежденный при нем "Главный научно-исследовательский комитет", в котором работали Бастид, Лакост, де Мантон, Пароди, Тетжен, Куртен, Дебре, составлял проекты на будущее. Блок-Лене руководил по поручению делегации финансовыми операциями и хранил денежные средства, полученные из Лондона. Таким образом, через посредство Мулэна, державшего в своих руках основные нити руководства, деятельность нашего правительства стала давать практические результаты. Это подтверждали в первые же месяцы 1942 очевидцы, прибывавшие из Франции.

73
{"b":"55749","o":1}