ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Можете не сомневаться в том, что нас не испугают никакие трудности, откуда бы они на нас ни надвигались - с фронта или с тыла.

Примите выражение моей безграничной преданности, моей почтительной веры в вас и огромной благодарности за то, что вы дали мне возможность оставаться французом.

1.01.41. - Возвратившись сегодня из Унианга, я нашел телеграмму от генерала де Лармина, в которой говорится, что вы рассчитываете на меня, господин генерал. Благодарю вас за это доверие. Если бы вы видели нас отрезанными в течение трех дней от всего окружающего мира в результате непрекращающейся песчаной бури, вы были бы вполне уверены, что все возможное будет сделано.

Воздушную разведку в районе оазиса Куфры удалось провести. Было обнаружено на земле семь самолетов. Форт Тадж является, по-видимому, солидной и хорошо оснащенной крепостью.

Поэтому я не рассчитываю овладеть им, но причиню максимальный ущерб авиабазе и другим внешним сооружениям форта. Для перевозки 200 бойцов мне придется использовать 70 грузовиков ввиду большого расстояния до объекта рейда и необходимости значительного запаса горючего для наших машин, отнюдь не приспособленных к такому виду спорта. Каковы бы ни были трудности, мы двинемся в путь и достигнем успеха. Мы будем думать о вас, генерал...

Еще раз прошу принять выражение моего почтительного доверия.

Письмо генерала де Голля министру иностранных дел Англии Э. Идену

Лондон, 4 января 1941

Господин министр!

Единственным основанием для обвинения адмирала Мюзелье в настоящий момент могут быть лишь "документы", исходящие от Виши, то есть от противника "Свободной Франции" и уже по одному этому внушающие подозрение.

С другой стороны, мне представляется весьма вероятным, что эти "документы" могли быть сфабрикованы Виши с целью нанести серьезный и, возможно, даже непоправимый удар по "Свободной Франции" и поссорить "Свободную Францию" с Англией.

Я вынужден заявить вам еще раз и вполне официально, что мне представляется весьма досадным то, как было начато это дело.

Считаю, что совершенно непроверенные утверждения, исходящие от тех, кто, естественно, стремится нанести ущерб "Свободной Франции" и ее союзу с Англией, не могут служить сами по себе достаточным оправданием для ареста французского вице-адмирала, который командует французским флотом, сражающимся вместе с военно-морскими силами Великобритании. Я считаю, кроме того, что при любых обстоятельствах арест мог произойти лишь после предварительного уведомления меня об этом правительством Великобритании.

Наконец, я не могу согласиться с материальными и моральными условиями, при которых был арестован адмирал Мюзелье и в которых он содержится в тюрьме.

Поэтому я настоятельно требую, чтобы правительство Великобритании приняло необходимые меры к обеспечению достойного обращения с адмиралом Мюзелье и сообщило мне о причинах, оправдывающих дальнейшее содержание его под стражей.

Прошу вас, господин министр, принять уверения в моем высоком уважении.

Замечания относительно документов, которые повлекли за собой арест вице-адмирала Мюзелье

Переданы генералу Спирсу 7 января 1941

1) Прежде всего следует отметить, что вообще документы, составленные и подписанные, очевидно, агентом Виши (генералом Розуа) с целью опорочить одного из главных военачальников свободных французов, не могут внушить ничего, кроме подозрения, и не могут рассматриваться как доказательство.

2) Поистине странные обстоятельства, при которых эти документы были якобы просто-напросто переданы неким иностранным дипломатом каким-то агентам службы безопасности после отъезда из Англии генерала Розуа, причем это произошло в обстановке политического заговора, лишь усиливают подозрение относительно подложности этих документов.

3) Если бы эти документы не были фальшивыми, то весьма маловероятно, чтобы генерал, направляя своему так называемому правительству важные и весьма конфиденциальные сведения, проявил бы неслыханную беспечность, написав их на официальном бланке со штампом французского генерального консульства и с казенной печатью, указав на этом бланке совершенно открыто, не прибегая к шифру, даже не сокращая фамилий всех лиц, от которых он якобы получает сведения, и, более того, назвав в тексте (письмо от 17 сентября) фамилию и адрес лица, которому корреспонденция направлялась.

4) Все четыре документа касаются почти исключительно одного адмирала Мюзелье. Это может лишь усилить подозрение, тем более что в них содержится намек именно на те факты - Дакар, "Сюркуф", сдержанный прием, оказанный генералу Катру в Лондоне, - которые более всего могли бы вызвать определенную реакцию со стороны английских властей и генерала де Голля.

Письмо от 5 августа

5) Имеется основание полагать, что документ был составлен не в тот день, который указан на этом документе, а значительно позже. По словам, приписываемым адмиралу Мюзелье, "морское министерство составило план крупной операции против одной французской территории в Африке. Командир батальона Паран и его штаб уже выехали... Объектом операции может быть лишь Сенегал. Будет произведена попытка высадить десант в Дакаре... Адмирал Мюзелье осуждает эту безрассудную операцию".

Но дело в том, что хотя 4 августа и был в принципе решен вопрос о проведении дакарской экспедиции, план операции не был еще разработан. С другой стороны, полковник Паран и несколько офицеров действительно выехали из Англии в июле, но местом их назначения был отнюдь не Сенегал. Они направлялись через Аккру в Камерун, с тем чтобы по указанию генерала де Голля обеспечить присоединение этой территории (каковое произошло 27 августа).

Эти различные обстоятельства, которые были хорошо известны адмиралу Мюзелье 5 августа, находятся в явном противоречии со словами, которые он якобы сказал в тот же день.

Наконец, представляется неправдоподобным, чтобы адмирал Мюзелье мог охарактеризовать операцию как "безрассудную" в том виде, в каком она вырисовывалась 5 августа.

Письмо от 11 августа

6) Согласно этому письму, адмиралу Мюзелье было якобы передано 2000 фунтов стерлингов и намечалось передать новые суммы, для того чтобы он препятствовал рекрутированию моряков для ВМФ "Свободной Франции".

Неправдоподобие такой сделки со стороны адмирала Мюзелье бросается в глаза всем без исключения французам и англичанам, которым известна большая активность адмирала Мюзелье по комплектованию, несмотря на бесчисленные трудности, команд, составляющих в настоящее время экипажи судов, находящихся под его командованием (при сем прилагается график рекрутирования личного состава ВМФ "Свободной Франции").

Письмо от 17 сентября

7) "Катру прибыл сюда сегодня утром... Он, несомненно, производит самое лучшее впечатление на английскую публику. Полагают, что он заменит де Голля, акции которого с каждым днем все более падают".

Кажется маловероятным, чтобы уже в день прибытия в Лондон генерала Катру генерал Розуа смог точно знать о впечатлении, которое произвел Катру на английскую "публику".

С другой стороны, если после Дакара акции де Голля, естественно, упали в Лондоне, то представляется неправдоподобным, чтобы за четыре дня до Дакара и в тот момент, когда все осведомленные люди ожидали этого события с большой надеждой, можно было сказать, что акции де Голля "с каждым днем все более падают".

Письмо от 26 сентября

8) Следует отметить, что в этом письме содержатся такие намеки в отношении подводной лодки "Сюркуф" и способа передачи ее Виши, которые способны прежде всего вызвать у английских властей недоверие и гнев по отношению к свободным французам.

Следует также заметить, что капитан 2-го ранга Ортоли был назначен на должность командира подводной лодки "Сюркуф" самим адмиралом Мюзелье и что никогда не вставал вопрос о том, чтобы заменить его.

Вопреки утверждениям, содержавшимся в письме генерала Розуа, в ВМФ "Свободной Франции" был по крайней мере еще один старший офицер, на которого можно было возложить командование этой подводной лодкой (капитан 3-го ранга Кабанье).

98
{"b":"55749","o":1}