ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это чей сундук? – спросила жена Ван Шаньбао. – Почему его не открыли?

Сижэнь уже хотела открыть, но ее опередила Цинвэнь. Наспех зачесав волосы, она ворвалась в комнату, с шумом открыла сундук, напрягши силы, перевернула его – все вещи рассыпались по полу.

Жена Ван Шаньбао смутилась и покраснела.

– Не гневайтесь, барышня! Мы пришли не по собственной прихоти, госпожа нам велела! Если позволите осмотреть ваши вещи – осмотрим, не позволите – доложим госпоже. Зачем же сердиться?

Эти слова только подлили масла в огонь.

– Если тебя прислала сюда госпожа, как ты говоришь, то меня прислала старая госпожа! – запальчиво крикнула Цинвэнь. – Я хорошо знаю всех служанок госпожи, ни одна из них, не в пример тебе, не сует нос в чужие дела!

Фэнцзе пришлись по вкусу язвительные слова Цинвэнь, но, чтобы госпожа Син не оказалась в неловком положении, она прикрикнула на девушку.

Жена Ван Шаньбао не знала, куда деваться от стыда, она хотела что-то сказать, но Фэнцзе не дала ей рта раскрыть:

– Не связывайся с ними! Обыскивай, как тебе приказали. У нас еще много работы. Медлить нельзя, иначе служанки узнают и припрячут все недозволенное! Тогда пеняй на себя, а я ни при чем.

Скрежеща зубами от злости, жена Ван Шаньбао проглотила обиду, окончила обыск и, поскольку ничего запретного не нашла, предложила Фэнцзе идти дальше.

– Гляди получше, – приказала Фэнцзе. – Если ничего не найдешь, как будешь держать ответ перед госпожой?

– Мы все перевернули вверх дном, – сказала жена Ван Шаньбао. – Но кроме нескольких вещей, видно, принадлежавших второму господину Баоюю в детстве, ничего не обнаружили.

– В таком случае продолжим обыск, – с улыбкой сказала Фэнцзе и направилась к выходу, говоря: – Я хотела кое-что тебе посоветовать, но не знаю, согласишься ли ты. Обыскивать нужно только своих, а идти, например, в комнаты барышни Сюэ Баочай не годится – она ведь не из нашей семьи.

– Само собой, – отозвалась жена Ван Шаньбао. – Разве можно обыскивать гостей?

– Вот и я так думаю, – ответила Фэнцзе.

Когда они пришли в павильон Реки Сяосян, Дайюй уже легла спать, как вдруг ей доложили, что кто-то пришел. Не зная, в чем дело, девушка хотела подняться с постели, но тут в комнату вошла Фэнцзе и сделала ей знак не вставать:

– Лежи, мы на минутку!

Она села на стул и принялась болтать с Дайюй, а жена Ван Шаньбао прошла в комнаты служанок. Среди вещей Цзыцзюань она обнаружила два талисмана с именем Баоюя, его пояс, два кошелька и чехол для веера.

Злорадствуя в душе, жена Ван Шаньбао обратилась к Фэнцзе:

– Откуда у нее эти вещи?

– Баоюй рос вместе с Дайюй, – с улыбкой ответила Фэнцзе, – чьи же это могут быть вещи, если не Баоюя? А веер и талисманы сама старая госпожа, да и его матушка не раз видели у девушки. Не веришь – возьми и покажи им!

– Я вам вполне доверяю, – с улыбкой ответила жена Ван Шаньбао.

– Оставь эти вещи, – сказала Фэнцзе, – и пойдем дальше!

– Мы сами не знаем, что кому принадлежит! – заметила Цзыцзюань. – Не могу точно сказать, когда эти вещи попали ко мне.

Не дослушав ее, Фэнцзе и жена Ван Шаньбао отправились к Таньчунь. Девушку уже успели предупредить. Она поняла: случилось что-то серьезное, созвала служанок, велела зажечь светильники и дожидаться, пока придут с обыском.

Вскоре появилась Фэнцзе в сопровождении нескольких женщин.

– Что-нибудь произошло? – спросила Таньчунь.

– Пропала очень ценная вещь, – объяснила Фэнцзе, – мы ищем уже несколько дней и не можем найти. Чтобы наших служанок не обвинили в воровстве, мы решили обыскать всех.

– Ну разумеется, все мои служанки – грабительницы! – улыбнулась Таньчунь. – А я – главарь шайки! Сначала обыскивайте мои сундуки и шкафы краденое служанки отдают на хранение мне!

Она приказала служанкам открыть сундуки и шкафы, принести туалетные ящики, свертки с украшениями, одеялами и одеждой и показать Фэнцзе.

– Я действую лишь по приказу госпожи! – с улыбкой проговорила Фэнцзе. – Не сердись, сестрица! Закройте сундуки! – велела она служанкам.

Пинъэр и Фэнъэр вместе с Шишу принялись собирать разбросанные вещи.

– Меня можете обыскивать, – с усмешкой произнесла Таньчунь, – а служанок оставьте в покое! Не в пример другим барышням, я знаю все их вещи наперечет. Даже иголки и нитки! Они ничего от меня не прячут. Можете передать госпоже, что я посмела ее ослушаться, пусть накажет меня. Напрасно торопитесь, успеете меня обобрать! Разве не вы нынче утром осуждали семью Чжэнь за то, что у них свои же растащили имущество? А теперь сами за это взялись?! Никто со стороны не может разорить знатную семью! Еще древние говорили: «Стоногое насекомое и после смерти не упадет!» Разоряют всегда свои.

На глаза Таньчунь навернулись слезы, но Фэнцзе сделала вид, будто ничего не заметила.

– Вещи служанок все налицо, – сказала жена Ван Шаньбао, – можно их не просматривать и идти дальше.

Фэнцзе поднялась и стала прощаться.

– Все обыскали? – спросила Таньчунь. – Если вздумаете завтра прийти, не пущу!

– Не понадобится, – ответила Фэнцзе. – Вещи служанок проверены самым тщательным образом.

– Ну и хитра же ты! – усмехнулась Таньчунь. – Не только вещи служанок, но и мои. Так что смотри не говори потом, что я вступилась за служанок и не разрешила устраивать обыск! Если нужно – ищите!

Зная, что Таньчунь своенравна, Фэнцзе стала ее успокаивать.

– Ведь сама говоришь, что проверили не только вещи служанок, но и твои собственные.

Тут Таньчунь обратилась к женщинам, переворошившим все вещи:

– Все обыскали?

– Все, – отозвалась жена Ван Шаньбао.

Надобно сказать, что прозорливостью жена Ван Шаньбао не могла похвалиться. Она полагала, что слуги побаиваются Таньчунь, потому что сами трусливы. Не может быть барышня смелой и решительной! Да еще дочь наложницы! Пользуясь покровительством госпожи Син и тем, что с ней считается сама госпожа Ван, жена Ван Шаньбао многое себе позволяла! К тому же она решила, что Таньчунь сердится не на нее, а на Фэнцзе, и совсем расхрабрилась. Хихикая, она приподняла полу халата Таньчунь и не без наглости заявила:

– Даже вас, барышня, мне ничего не стоит обыскать.

– Идем скорее, – заторопила ее Фэнцзе, заметив подобную развязность, – не делай чего не следует!

В этот момент Таньчунь влепила жене Ван Шаньбао звонкую пощечину.

– Ты что за персона такая, что осмеливаешься дергать меня за халат? – пылая от гнева, кричала Таньчунь. – Я только из уважения к госпоже хорошо к тебе относилась, а ты неблагодарная тварь! Прячешься за спину хозяев, делаешь пакости да еще хвастаешься! Сама напросилась на оплеуху! Я – не Инчунь и обиды не стану терпеть! Надо обыскать – обыскивай, а рукам волю не давай!

Она распахнула халат и потребовала, чтобы Фэнцзе ее обыскала.

– Я не допущу, чтобы эти рабыни прикасались ко мне! – заявила Таньчунь.

Фэнцзе и Пинъэр поспешили застегнуть ей халат и строго прикрикнули на жену Ван Шаньбао:

– Ты, наверное, хлебнула вина и совсем одурела! Уходи по-хорошему, не лезь на рожон!

И они принялись утешать Таньчунь.

– Милая барышня, успокойся! Не сердись на нее!

– Если бы я сердилась, то скорее разбила бы себе голову о стену, чем позволила устраивать обыск! Завтра же доложу обо всем старой госпоже и госпоже, попрошу извинения, и что мне прикажут, то и сделаю.

Жене Ван Шаньбао ничего не оставалось, как уйти. Стоя под окном, она говорила:

– Впервые терплю такое поношение. Пусть так! Завтра же попрошу госпожу меня отпустить! Кому я, старуха, нужна?

– Слышите? – крикнула Таньчунь служанкам. – Только не думайте, что я затею с ней ссору!

Тут к жене Ван Шаньбао подошла Шишу и сказала:

– Помолчала бы лучше! Неужели не понимаешь? Ведь ты – человек опытный. И если уедешь, для нас это будет счастьем! Только духу у тебя не хватит! Да и некому, кроме тебя, льстить хозяйке, подбивать ее обыскивать барышень и нас мучить!

123
{"b":"5575","o":1}