ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Полетим, - согласилась Эла.

Аппарат поднялся. Полетели над лесом, над городом. Еще над городами вторым, третьим. Опять над лесом, над ровными шелковыми полянами. На одной Виктор заметил стайку животных. Бросил машину вниз:

- Кто это?

- Твилы. Не пугай их.

Животные были похожи на кенгуру, прыгали на задних ногах - передние лапки-соломинки прижаты к бокам. У них были круглые головы с большими глазами в черных больших кругах. Мгновение - все они скрылись в лесу.

- Твилы? Есть и другие? - спросил Виктор.

- Есть. Но далеко.

Внизу шли горы. Промелькнула река. Вдали показалось море, но Эла попросила свернуть к горной цепи, белевшей снегами справа.

- Вы летаете? - спросил Виктор.

- Да, - ответила Эла.

Виктор был занят машиной. Однако отметил короткие, замкнутые ответы Элы. Вчера она была оживленнее. Может быть, его сосредоточенность сказывалась на ней сейчас, Виктор весь отдался полету. Может быть, Эла обдумывала что-то свое. И это естественно, думал Виктор, хотя ему хотелось разговора, вопросов к нему и вопросов к ней. Узнать, например, за морем еще есть страны или та, над которой они летят, единственная.

Словно откликаясь на его мысль, Эла сказала:

- Можешь не спрашивать. Я буду тебе рассказывать молча.

Виктор кивнул.

- Это Галаи, - без слов показала Эла на горную цепь. - Прямо - вершина Бар... - "Наверное, восьмитысячник", - подумал Виктор. - Но ты поверни по этой долине, - продолжала Эла. Виктор повернул аппарат. - По реке, по реке, попросила Эла. Виктор повел вдоль реки. По берегам высились скалы. Виктор попытался поднять аппарат. - Не надо. - сказала Эла,так теряется прелесть. Виктор убавил скорость - летели в теснине. - Смотри, самоцветы! - воскликнула Эла.

Скалы превратились в кристаллы красного, синего цвета.

- Красиво, смотри!

Виктор следил за полетом, лишь краем глаза оглядывал скалы.

- Люблю это место! - Эла. подалась к лобовому стеклу. - Еще медленнее!

Виктор повел аппарат на малой скорости.

- Как дробится солнце! Взгляни! - восхищалась Эла.

Солнце играло внутри кристаллов искрами, пламенем.

- Опустимся здесь!

Крохотная поляна на берегу, ущелье. Синие грани. "Как во сне..." - подумал Виктор, опустив аппарат. Первой спрыгнула Эла.

- Поляна Сапфиров, - сказала она, объявила, словно экскурсовод.

Виктор улыбнулся, спрыгнул. Оказался с ней рядом.

- Хмуришься? - Эла поняла, что Виктору не по душе ее пояснительные сухие реплики.

- Нет, почему, - возразил Виктор, - здесь хорошо.

Эла опустилась на траву, потянула Виктора за руку:

- Сядь.

Ущелье было сказочно-синим. Лишь в вышине, где солнце трогало грани, они сверкали и плавились. Река шумела. Воздух, насыщенный влагой, был прохладным.

- Поляна Сапфиров, - говорила Эла. - Но ты думаешь о другом.

Виктор думал, что красота поляны холодная, он недолюбливал синий цвет.

- Не смотри на скалы, -сказала Эла. Рукой она перебирала травинки.

Виктор сорвал легкий прутик - захотелось попробовать травинку на вкус.

- Не надо. - Эла отобрала травинку.

- Почему?

- Музыка, - ответила Эла. - Все кругом музыка.

Виктор слышал шум реки и ничего больше.

- Мы еще не говорили о главном, - сказала Эла. - Ты навсегда прилетел к нам?

- Нет, - ответил Виктор.

- А хотел бы остаться?

- Тоже нет, - откровенно признался Виктор. Эла легла на траву, закинула руки за голову: - Зачем было лететь?

Вопрос неожиданный. Виктор не был готов к нему. Начал говорить о вечном стремлении людей к новому, к знаниям.

- Не надо, - прервала его Эла.

Виктор смолк.

- А если я тебя попрошу, - сказала она через минуту. - Очень попрошу: останься. Со мной. Предложение тоже внезапное. Опять Виктор не был готов к нему.

Эла ждала ответа.

- Видишь ли... - Виктор чувствовал, что разговор не ладится, как вчера. На Земле... - Слова не шли к нему, мысли в голове разбредались.

- Не надо, - в третий раз прервала его Эла. Поднялась - тонкая как лоза:

- Я покажу тебе водопад.

Пошла по берегу. Виктор за ней.

Метрах в двухстах свернули в боковое ущелье, и картина переменилась. Вместо синих скал встали янтарные - в воздухе, кажется, потеплело.

Виктор раздумывал над только что окончившимся разговором. "Останься. Со мной". На секунду Виктор подумал: остаться? Даже захотел остаться. Не здесь, в синих скалах. На теплой светлой планете. Оставались же далекие предки Виктора на южных коралловых островах... Девушка шла впереди - плыла: движения ее были как музыка. Это Виктор заметил с момента встречи. Шагнуть, подхватить ее, закружить!.. Но ведь он ничего не знает. О ней. Об этом чужом и сложном мире. Все равно он подхватил бы Элу на руки... Ребячество, тут же осаживал себя Виктор. И в то же время видит, чувствует каждый ее шаг, движение.

- Сюда. - Эла поднялась по тропинке вверх.

Через минуту они вышли на солнце, увидели водопад.

-В желтых, как золото, скалах он выглядел золотым. Пена у его основания горела расплавом; ниже, в извивах берега, струился металл, словно выпущенный из плавильной печи. Эла шагнула к ручью, прыгнула на противополо сный берег. Что-то у нее вышло неловко, она охнула, села на камень.

Виктор тотчас оказался рядом:

- Что с тобой?

Эла пыталась подняться, но не могла опереться на ногу.

- Что? - спрашивал Виктор.

- Нога...

Сквозь прозрачные травяные сандалии Виктор заметил, как краснеет, вспухает щиколотка. Вывих, определил он. Поднял девушку на руки.

- Больно?

- Да...

Виктора не задел на этот раз лаконичный ответ.

Он шагнул через ручей обратно, понес девушку по тропинке вниз. Опухоль на щиколотке вздувалась. Вывих, утвердился Виктор в своей догадке.

Шел медленно, прижав Элу к себе, чтобы видеть, куда ставить ногу на скользкой тропинке. Пытаясь скрыть слезы, может, гримасу боли, Эла спрятала лицо у него на груди.

- Ничего, - ободрял он, - потерпи.

Ей было некуда девать руки, она обвила ими шею Виктора.

- Ничего, - повторял он, - сейчас...

Но слов своих он не слышал, может быть, только думал?.. И тропинки не видел, ноги машинально нащупывали опору. Единственное, что он ощущал, - Элу, прильнувший к нему жаркий комочек. Руки Элы обнимали его, от них было горячо, и Виктор чувствовал, как в нем самом поднимается горячая волна, он сильнее сжимал девушку. "Эла..." В имени ее была музыка, в руках страсть.

3
{"b":"55751","o":1}