ЛитМир - Электронная Библиотека

Эй, минуточку!.. Вот в чем Боба Фетт никогда не был уличен, так это в желании кончать жизнь самоубийством; без сомнения, он убрался с «Гончей», как только взвел детонатор, а значит, его «Раб-1» - настоящий, а не поддельный, с теми же идентификационными номерами - должен быть где-то рядом. И в пределах мощного взрыва. Босск расслабился, даже отодвинул вещмешок, на который разве что не намотался. Элементарный подсчет развеял страх. Да он ни в жизнь не поставил бы столько взрывчатки, чтобы самому подорваться на ней.

– Пять, - произнес чей-то голос.

Босск раскрыл глаза, когти едва не порвали плотную ткань вещмешка, взгляд метался по тесному пространству капсулы.

– Четыре, - хладнокровно промурлыкал знакомый голос бомбы.

Так вот она где! Боба Фетт оставил взрывоопасный подарок прямо в спасательной капсуле.

– Три…

Такого прилива адреналина Босск еще никогда не испытывал, Трандошан отбросил мешок, когтями расчерчивая внутреннюю обшивку капсулы в поисках взрывного устройства. Бомба может быть маленькой, даже меньше его кулака, но прекрасно справится с задачей разнесения капсулы и ее содержимого на составляющие атомы. Она должна быть где-то здесь… где-то здесь…

В морду посыпались горячие искры; это ящер случайно вырвал из переборки несколько проводов. Воздушный шланг тоже выскочил из гнезда и теперь извивался с шипением, точно взбудораженная змея. Босск с проклятиями выдирал все подряд, ударился лапами и грудью о вспомогательный пульт.

– Два…

Голос исходил из небольшого кубика синего цвета, который в конце концов попал Босску в лапы. Бомбу прилепили к решетке вентиляционного отверстия, липкое вещество еще не успело засохнуть. Трандошан завертелся на месте, выискивая, куда бы выкинуть кубик - желательно за пределы капсулы. В голову ничего не приходило.

– Один.

Внутреннего пространства капсулы не хватало даже на то, чтобы вытянуть ляпу во всю длину. Босск вжался в угол, отвернув морду, - больше он все равно ничего не мог сделать - и швырнул бомбу, в противоположную сторону, к иллюминатору.

Ничего не случилось.

Он был все еще жив, Босск украдкой скосил глаза на синий кубик. Тот молчал, как будто последние слова его измотали, и взрываться не желал. Замирая от страха, трандошан протянул лапу и взял бомбу, чтобы осмотреть ее повнимательнее.

От удара о переборку у кубика отошла одна грань. Босск осторожно подцепил ее когтем и отодрал совсем.

Внутри не было ничего… по крайней мере, ничего такого, что выглядело бы детонатором. Если не считать миниатюрного микрофона и запрограммированного голосового устройства, там вообще ничего не было. Некоторое время Босск тупо пялился внутрь пустой коробочки.

Потом вновь бросил кубик. Вовсе это не бомба! И снаружи ничего не взрывалось, он бы почувствовал, а раз ничего не почувствовал, так ничего и не было. И никто ничего не подкладывал на борт «Гончей»… ничего, что могло бы взорваться. Если бы он не поддался панике и не сбежал, если бы остался на корабле и лицом к лицу встретился с Бобой Феттом, то отплатил бы давнему врагу раз и навсегда. И не потерял бы бездарно корабль. А теперь что? Босск уперся локтями в изодранную обшивку капсулы. Ладно, хоть ничего важного в аппаратуре не повредил; воздух по-прежнему поступает, дышать можно, навигационные приборы тоже, похоже, в порядке. Автопилот даже уже отыскал Татуин и обозначил его как ближайшую обитаемую планету, желтый горб планетарного диска выпирал из-за края иллюминатора. Пройдет не так уж много времени, когда спасательная капсула пронижет атмосферу и где-нибудь приземлится. Вероятно, в какой-нибудь пустоши, на Татуине их много. Можно сказать, повезло, а можно сказать, что не очень, потому что на Татуине слово «пустыня» обретает свое окончательное и абсолютное значение.

Босск попытался устроиться поудобнее, в бок врезался вещмешок, точнее, чтото угловатое, что он туда запихал. Хорошо, что удалось прихватить с собой коекакие вещички. Еще лучше сознавать, что страх не лишил его последнего соображения и не стер все инстинкты. Естественная для трандошанов жадность сработала даже на бессознательном уровне. А вот сумеет ли он извлечь выгоду из спасенного имущества, остается выяснить на планете.

Босск вновь поднял синий кубик, фальшивая бомба и не пикнула, милостиво молчала. Трандошан покачивал игрушку на ладони и разогревал в сердце ярость. Долго мучиться не пришлось, Босск приходил в бешенство от одной мысли про Бобу Фетта, сейчас он лишь добавил еще один слой.

Одно дело - выгнать Босска с собственного корабля; это был стратегический гамбит, достойный мастера, которым вся остальная Галактика и считала охотника в мандалорском доспехе. Но разыграть шутку с бомбой без детонатора, с говорящей фитюлькой только для того, чтобы у противника сорвало башню…

Вот это уже называется садизмом.

Босск смял хрупкий кубик в кулаке, отшвырнул то, что осталось. Потом подтянул к груди нижние конечности, обхватил их верхними и положил подбородок на колени. По мере того как увеличивалась в размерах пустынная поверхность планеты, мысли ящера окрашивались все более в сумрачные тона.

В следующий раз ты у меня получишь, поклялся трандошан сам себе.,

В длинном списке обид, полученных от Бобы Фетта, прибавился еще один пункт.

Ты отпустил его! Ниелах отвернулась от иллюминатора. Спасательная капсула с трандошаном внутри уже превратилась в крохотную искорку, одну из многих на звездном небе, а вскоре и вовсе исчезла за желтой горбушкой планеты.

– Говоришь очевидное, - откликнулся Боба Фетт; затянутые в серые мягкие перчатки руки охотника неспешно скользили над панелью управления.

– Знаешь, я вообще-то тоже ничего не понимаю, - вступился за девчонку Денгар, который топтался в проеме люка.

Рубка не отличалась простором, все трое в ней еле помещались. Лицо кореллианина все еше блестело от пота после недавних физических упражнений. Нужно было перетащить в трюм грузовой модуль и достаточно быстро.

– Этот барв пытался убить нас. Денгар вытер ладонью щеки.

– Не нас, - педантично уточнил Боба Фетт. - Меня. О вас двоих он не знал. Скорее всего.

Нельзя сказать, чтобы Ниелах полегчало. События быстро сменяли друг друга - даже слишком быстро, по ее мнению, - и началась эта гонка еще до того, как личный корабль Бобы Фетта стартовал из песков Дюнного моря. Сначала «Раб-1», словно объятый пламенем карающий кулак провидения, опустился на землю с небес, оборвав перестрелку и похоронив под собой одного из двоих бандитов, которые вдруг возомнили, будто вправе поохотиться на охотника за головами.

Ниелах злилась сейчас и злилась тогда; ее раздражало все и вся, даже спокойствие Бобы Фетта во время общей пальбы друг в друга. Действительно, ему-то что! Он-то знал, что вызвал с орбиты корабль по встроенному в шлем комлинку. Онто знал, что корабль в пути. Просто не удосужился сообщить об этой мелочи собственным спутникам. Ниелах чуть ли не пенилась от злости.

Напарники… да какие из нас напарники?! Девица сложила руки на груди и принялась изучать обоих охотников по очереди. Денгар - не загадка, его легко раскусить, он предсказуем, как йава на барахолке. С ним можно вести дела. Особенно хорошо получается, если поманить кореллианина большой суммой денег. Ниелах даже знала, зачем ему деньги. По случаю и без случая Денгар подробно расписывал, как покончит с кочевой жизнью, как накопит побольше кредиток и заживет вместе с будущей (ну, тогда уже настоящей) женой. Он даже называл ее имя: Манароо. Ниелах вынесла свой вердикт. Сообразителен. По крайней мере настолько, чтобы знать, как опасно поддерживать дружбу с Феттом. Всем на свете известно, как недолго живут подельники Бобы. Ничуть не дольше его врагов.

Фетт в свою очередь, похоже, был просто бессмертен. Его ничего не брало. Ниелах собственными глазами видела, как он выжил после того, как свалился прямо в глотку к сарлакку. Она нашла охотника позже. В таком состоянии умирают на руках у спасителей. Фетт должен был умереть. Но он выжил и мягче не стал; скорее наоборот.

2
{"b":"55753","o":1}