ЛитМир - Электронная Библиотека

– Для жизни нужно, чтобы я тебя не убил, - обронил Боба Фетт. - Буду счастлив поступить наоборот.

Хвататься за бластер или делать прочие театральные жесты он не спешил, хотя, как обычно, прежде чем покинуть корабль, навьючил на себя весь привычный арсенал. Одного вида оружия было достаточно.

– Ничего личного, - не без юмора продолжил охотник. - Просто дело.

Сопляк не ответил. Перевязь со стандартным лазерным пистолетом, принятом на воорркение в имперском флоте, в кобуре висела на переборке. Сухлак мог легко дотянуться до оружия, но продолжал стоять со скрещенными на груди руками, горящими от злости глазами и уныло поникшими плечами.

Может, не законченный дурак? Есть надежда.

– И о делах…

Услышав судорожное икание, Боба Фетт повернул голову. Тучный пассажир съежился у дальней переборки, подняв в раболепной мольбе руки с длинными когтями.

– Неоконченное дело, - сказал твм'лекку Боба - У нас с тобой.

Потные ладони Фортуны были похожи на слепых безволосых животных.

– Я… я лишь грязь… - пролепетал бывший управляющий Гильдии; его головные хвосты-лекку извивались, как бьющиеся в агонии разжиревшие червяки. - Грязь и пыль у тебя под ногами! Я - ничто! Нищий и твоими усилиями безработный слуга сильных мира сего. С тех пор как упокоился высокочтимый Кра-досск…

– Поправка, - равнодушно перебил его Боба Фетт. - Крадосска убили. Его загрыз Босск. И распорядился останками, как принято на Трандоше.

Тви'лекка затрясло крупной дрожью. Даже кривая ухмылка Сухлака едва заметно поблекла, а сам саботажник начал стремительно приобретать цвет весенней листвы. Наверное, тоже был знаком с трандошанским способом передачи наследства Обглоданные - кости Крадосска со следами зубов молодого поколения украшали ныне кумирню его старшего отпрыска и наследника.

– Раз ты так говоришь… что ж, тогда…

На оплывшем лице тви лекка проступило подобие заискивающей улыбки. Что-то разыскивая за темным визором мандалорского шлема. Об Фортуна протянул к охотнику лоснящиеся узкие ладони.

– Не вини меня за то, что я ищу себе нового хозяина и покровителя. Я столько времени был дворецким Крадосска! Предложи я услуги его сыну Босску, у меня сердце разорвалось бы от стыда!

– Если спросить меня, я скажу: разумные доводы, - вставил Н'дру Сухлак, устало разминая плечи; должно быть, затекли от долгого сидения за пультом управления. - Дай парню передохнуть, тебе что, больше всех надо?

Взгляд за узким визором шлема был столь холоден и тверд, что древние мандалорские воины, когда-то носившие точно такие же доспехи, могли гордиться единственным, кто уцелел из их племени. Боба Фетт отлично знал. как действует подобный взгляд, даже если собеседник не видит лица… Особенно если не видит. Серо-зеленый потрепанный шлем казался лицом существа, не знающего жалости. Боба Фетт пускал в ход любое оружие, а это - не хуже многих.

– Уже дал передохнуть, - напомнил охотник негромко, обращаясь к Сухлаку. - Ты не умер. Пока.

Саботажник облокотился на спинку пилотского кресла, посмотрел на своего пассажира, сокрушенно покачал головой.

– Это была лучшая из попыток, - сказал он.

– Но послушайте!.. Поймите же…

Объемистое тело тви'лекка колыхалось, будто наполненный жиром пластиковый мешок; острые зубы стучали.

– Не в понимании дело, - объяснил Боба Фетт. - Я все понимаю. Никто не хочет работать на Босска, я тоже. Как не хочу получать деньги сразу от двух хозяев. А ты?

Голубоватая физиономия Оба Фортуны стала сизой, с кончиков лекку срывались крупные капли пота и звонко щелкали по металлическому настилу.

– Но… но это же безумие! Это ложь! Ложь и вранье! - взгляд темных глазок метнулся к Сухлаку; Об Фортуна искал сочувствия. - Я всегда… всей душой!., был предан Крадосску! Клянусь!

– Преданность - хорошее слово, - фыркнул Боба Фетт. - Многозначное. Иногда ее покупают за деньги. Чужие.

Тви'лекк сделал попытку слиться с переборкой, а ведь охотник еще и не покидал шлюза-переходника. Что же будет, когда Фетт войдет внутрь?

Боба повернулся к Сухлаку.

– Сколько тебе обещано за доставку этой добычи?

В данном конкретном случае жаргонное обозначение существа, за чью голову назначено вознаграждение, было не совсем уместно; за Оба Фортуну никто ничего не заплатил бы.

– Достаточно, - с вызовом отозвался Сухлак.

Вот теперь Боба Фетт все-таки шагнул вперед. Двумя пальцами охотник порылся в поясной сумке, достал несколько монет и швырнул их на пульт.

– Вот. Доставка завершена.

Саботажник исследовал кредитки, словно подозревал их во всех смертных грехах как минимум трех религий.

– Маловато будет, - сказал он. - Понимаешь, о чем я?

Прошла, наверное, целая минута, прежде чем Фетт ответил.

– У тебя крепкие нервы, - медленно произнес он. - Хорошее качество, когда нужно выжить. Я восхищаюсь. Настолько, что дам совет.

Боба Фетт отступил к переходнику.

– Не пробуй меня провести, - сказал он. - Не надо.

Скорее всего, его никто не услышал; неудивительно - при таком-то визге. Если у отставного дворецкого еще оставались крохи самообладания, то они только что испарились. Тви'лекк вытянул перед собой когтистые руки и бросился вперед; лицо его исказилось от ужаса. Но нацелился Об Фортуна не на горло охотника, он стремился к кобуре с бластером, что висела на переборке возле кресла пилота Внезапный порыв завершился на груди Бобы Фетта, и охотник вместе с добычей покатились по металлической решетке палубы. Первым вскочил на ноги Фетт и пинком отпихнул разбушевавшегося тви'лекка подальше.

Об Фортуна поднялся на колени, в руках он сжимал бластер; дуло выписывало кривые, словно неумелый стрелок пытался прицелиться во все стороны света одновременно. Прежде чем длинные тонкие пальцы нашарили спусковую скобу, раздался пронзительный свист, потом тви'лекк вскрикнул от боли.

Наручи боевого доспеха хранят много секретов, был среди прочих и тонкий, очень прочный шнур вместе с выстреливающим его устройством. Теперь запястья добычи были туго обмотаны этим шнуром. Бластер вылетел по высокой дуге, Боба Фетт подставил ладонь.

– Очень глупо, - прокомментировал он.

И швырнул оружие хозяину. Н'дру Сухлак поймал бластер обеими руками и сел.

– Подержи, - распорядился охотник, предположив, что саботажнику достанет здравого смысла сидеть тихо и никого не провоцировать демонстрацией незаурядных талантов.

Об Фортуна, потея, хныча и трясясь, опустился на корточки; лицо его блестело, головные хвосты оставляли на балахоне следы, словно два слизняка. Тви'лекк жалобно причитал и словно пытался сжаться в крошечный клубочек. Тщетное занятие, учитывая его габариты. Боба Фетт взял добычу за шиворот и поставил на ноги.

– Пошли, - негромко произнес он и направился к шлюзу, волоча за собой упирающуюся добычу.

– Куда? - всхлипнул дворецкий, цепляясь за руку Фетта; когти оставляли новые отметины на и без того исцарапанном металле наручей. - Куда мы?..

– Тебя не касается, - отрезал охотник, подталкивая пленника в шлюз, за которым их ждал другой корабль, трюм и клетки в нем.

Об Фортуна споткнулся и упал на четвереньки.

– Эй ты, стой! - услышал Боба Фетт за спиной недвусмысленную команду.

Охотник оглянулся и увидел, что посреди рубки стоит Н'дру Сухлак; в руках саботажника бластер не плясал, смотрел прямо в цель.

– Что еще?

– А тебе что, не ясно? - Сухлак опять ухмылялся. - Дружок, ты влетел, как малолетний. И будешь делать, что я скажу.

– Зачем? - полюбопытствовал Боба Фетт.

– А затем, - с набирающим обороты самодовольством объяснил саботажник, - что, если возьмешься перечить, я проделаю в тебе красивую дымящуюся дыру.

Боба Фетт покачал головой.

– Не получится, - он разжал кулак, показав на открытой ладони энергообойму от бластера. - Я не ошибся в первый раз, почему должен был во второй?

Сухлак посмотрел на бесполезное оружие у себя в руке, опустил его.

– Похоже, ты опять прав. Ответь на один вопрос, а?

23
{"b":"55753","o":1}