ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ясно, - высохшие ладони, покрытые старческими пятнами, мертвым грузом легли на подлокотники форм-кресла. - Мне докладывали, что старый Крадосск был убит своим собственным отпрыском.

– И это действительно так, мой повелитель. Император неприятно улыбался.

– Похоже, этот Босск - из тех самых существ, которые по вашему предложению, принц, должны оказать величайшую услугу Империи. Он безжалостен и амбициозен, не так ли?

– Наследственное, мой повелитель. Но для того, чтобы стать отменным инструментом в ваших руках, нужна хитрость…

– … которой ваше высочество обладает. Ксизор улыбнулся в ответ.

– К чему отрицать очевидное?

– Как нельзя отрицать, - невозмутимо продолжал Император, - что охотничья Гильдия не рассыпалась на мириады осколков, из которых мы бы выбрали те, кто острее и послужит нам лучше других. Только что, принц, вы продемонстрировали, что умеете признаваться в ошибках, почему бы не пойти дальше? Сознайтесь, что весь план целиком - неудачен. Какая мне выгода, одна Гильдия или две? С двумя только хуже. Договариваться с охотниками за головами стало еще сложнее.

– План удачный, мой повелитель, - Ксизор позволил себе немного жара в речах. - Просто возникли непредвиденные трудности, мы с ними справимся!

Он чуть было не проговорился, так хотелось в лоб заявить вздорному старикашке, что сам-то прохлопал Альянс… фаллиен вовремя прикусил язык. Не стоит дразнить того, кто распоряжается жизнью и смертью.

– И я намерен лично заняться этим делом, - вслух произнес Темный принц.

– Сейчас мы выслушаем схему очередного великого заговора, - сообщил пространству Дарт Вейдер. - Вам еще не надоело?

Ситх не стал уточнять, кому задан вопрос.

– На себя бы глянули! - огрызнулся принц Ксизор; пикируясь с Повелителем. тьмы, фаллиен ничем не рисковал, да и постоянные стычки давно показали, что ситх едва ли разозлится. - Я, по меньшей мере, умею обращать свои неудачи в победы! А вы?

Дарт Вейдер, который давно уже поднялся на ноги и опять стоял, сложив на груди руки, не стал отвечать на насмешку. Наверное, вспомнил о поводке в руках Императора; по крайней мере, хотелось в это верить. Ситх вообще делал вид, что в упор не видит Ксизора.

– И какими же методами? - прошелестел в тронном зале едва слышный голос.

Фаллиен повернулся к Палпатину.

– Невероятно простыми, мой повелитель. Охотничья Гильдия - не та, что была раньше. Мы развалили ее на две части одним ударом, обе фракции ненавидят друг друга. Пусть они претендуют на братские отношения, шелуха легко облетает. Надо лишь ускорить процесс. Пусть каждый охотник начнет войну с остальными, неважно из какой группировки. У них не должно быть ничего общего. Только неприязнь.

– Это цель, - уточнил Палпатин, - а не средство. Вы не ответили на мой вопрос, и я теряю терпение. Может быть, все-таки соизволите объяснить, как раздробить обе фракции на отдельные элементы?

Ксизор сохранил спокойствие - не без помощи врожденной хладнокровности.

– Воздействуя на самую основу их натуры, благодаря которой они приняли решение стать охотниками. Призвав в помощники могучую силу, которая заставляет вращаться Галактику, - принц выдержал драматическую паузу и добавил: - Жадность. Я говорю о жадности. Она все сделает за нас.

Улыбка Императора стала еще неприятнее.

– В том, чтобы обратить против разумного существа его же природу, есть мудрость. Я сам действую по этому принципу, - Палпатин одобрительно покивал. - Давайте же послушаем детали, Ксизор.

Вот тогда фаллиен понял, что выиграл еще один раунд в их затянувшейся партии. Он еще не закончил пересказывать Императору новый план, но уже был уверен, что получит высочайшее одобрение. Ему позволят выполнить следующие этапы.

И чем дольше Палпатин считает, будто Ксизор действует в интересах Империи (и самого Палпатина), тем лучше. Довольно скоро выяснится подлинное состояние дел, добавил про себя Темный принц. Когда будет уже слишком поздно.

– Что скажешь, мой мальчик? - Император покосился на неподвижную фигуру в углу. - Я правильно понимаю, что твое молчание не означает бескрайнего энтузиазма?

– Вы читаете мои мысли, как книгу, учитель, - хмыкнул ситх. - Не вижу смысла повторяться. Но если хотите услышать мои слова, пусть так и будет. План его высочества, как и прежде, трата времени и сил. Лучше заняться действительно насущными проблемами Империи.

– Как я и ожидал, - устало вздохнул Палпатин. - Ты только что подтвердил мое предположение - ты завидуешь его высочеству.

Император приподнял руку, но поскольку от Дарта Вейдера комментариев и возражений не дождался, указать ему пришлось на фаллиена.

– Действуйте согласно вашему плану, принц Ксизор, и помните, что неудач быть не должно. Вас ждет успех… или смерть.

Ксизор склонился в глубоком поклоне.

– Ничего иного я не приемлю, мой повелитель.

Подол затканных дорогими узорами одежд вскипел пеной у щиколоток, когда Темный принц отвернулся от изможденного древнего старца и зашагал к дверям, которые вели вон из зала, где сидел правитель Галактики.

Но даже когда тяжелые створки закрылись за его спиной, а от тронного зала отделили сводчатые коридоры, Ксизор продолжал чувствовать лопатками пристальный взгляд Дарта Вейдера. Ощущение было не из приятных - словно вдоль позвоночника водили острием виброножа в ожидании удобного случая.

ТЕПЕРЬ…

Ты говоришь так, будто был там. Ниелах поерзала на тощем матрасе, в тесной каюте ей было душно. - Откуда тебе известно, что произошло в тронном зале у Императора? - девчонка скептически покосилась на рассказчика.

– Почем знать? - хмыкнул Денгар, который сидел напротив нее, прислонившись спиной к переборке. - Откуда тебе известно, что меня там не было?

– Вейдер тебя прогнал. Или сам Император, - Ниелах облокотилась на выпирающее ребро шпангоута. - Уж это-то я знаю.

Но многого другого она не знала, и Денгару еще придется поработать языком. Потому что пока все равно непонятно, почему же трандошан Босск не может терпеть Бобу Фетта в такой степени. В общих чертах девчонка представляла, кто такой Палпатин, и еще до того, как Денгар начал повествование, вспомнила, что Дарта Вейдера называют ситхом и Повелителем тьмы.

Если держать ушки на макушке, даже последняя танцовщица при дворе Джаббы Хатта сумеет разузнать последние новости и свежие сплетни. Практически каждое разумное существо от рабов до высокооплачиваемых наемников в основном только тем и занимались, что старались выудить что-нибудь пенное из невидимой паутины денег и власти. Верность и преданность продаются и покупаются, как любые услуги.

Посему темой номер один в коридорах, бараках и выгребных ямах дворца всегда одинакова: кто упал, кто поднялся, кто хитростью и обманом проложил себе путь наверх, кто подался в Альянс, кто продался за большие деньги и чьи интриги увенчал выстрел в голову. Вероломство, может, и самая выгодная вещь в Галактике, но порой за него расплачиваешься по самой высокой ставке.

– Ну хорошо, - сдался Денгар. - Не было меня там. Зато были другие, Императорский двор кишит любителями подслушивать под дверью. Точно так же, как у Джаббы Хатта.

Ниелах поделилась с ним, как сложно там было сохранить даже крошечную тайну.

– Не подслушиваешь - не выживаешь, так устроена жизнь. Я даже не говорю о шпионах, хотя там их - просто тьма, некоторые доносят Альянсу, некоторые «Черному солнцу». Такова природа разумных существ. А я, знаешь ли, люблю держать уши востро.

Большим пальцем Денгар ткнул приблизительно в сторону рубки.

– Может, мне далеко до нашего молчаливого гения, но кое-что я тоже умею. Без источников информации в нашем деле не продержаться, а у меня найдется паратройка хороших знакомых и при дворе Императора, и при «Черном солнце». Разумеется, кое-кто из них поставляет отфильтрованные сведения, только те, к которым их хозяева желают нас допустить, ну есть и такие, кто подслушивает у плохо закрытых дверей ради наживы.

27
{"b":"55753","o":1}