ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я тоже бы выпил, - добавил трандошан, - если бы мой желудок воспринимал местный самогон.

В голове, словно рой нимгоррхеанских ос-сабельников, взревели помехи - так громко, что Босск зажал ладонью ушное отверстие. Не помогло; ящер морщился и скрежетал клыками, пока разбушевавшийся от солнечной активности имплант не утихомирился. Нужны еще доказательства, что и «Раб-1», и его хозяин находятся за пределами атмосферы? Похоже, что нет. У этой непривлекательной захолустной планетки, чье название Босск успешно забыл, имелось крайне нестабильное светило, которое то и дело устраивало выбросы, сводящие с ума коммуникационную аппаратуру. Даже такую дорогостоящую и узконаправленную, какую себе мог позволить Боба Фетт. Они на пару будут иметь бледный вид, если очередная магнитная буря разорвет контакт в самый ответственный для охоты момент.

– … совывайся, - вернулся в эфир неестественно спокойный голос Бобы Фетта, - Постарайся не привлекать внимания.

– А я, чем, по-твоему, занят? - рыкнул Босск.

Он уже выслушал все инструкции, когда ему изложили новый план, запихали в одноразовый посадочный модуль, рассчитанный на единственного пассажира, и отправили прочь с «Раба-1». Модуль сейчас валялся где-то в пустоши за горами шлака, которые окружали то, что некогда было имперской горнодобывающей и рудообогатительной колонией. Тот факт, что раскоп бросили, объявив пустой тратой сил и времени, Босска не удивил. Пока он пешком добирался до города мимо разграбленных бурильных установок, экскаваторов, конвейеров и отвалов пустой породы, мимо убогих бараков, которые по умолчанию стали единственной обитаемой зоной, ему пришло в голову, что даже грязь и камни были здесь какие-то второсортные.

– Так когда же мы начнем действовать?

– Скоро, - откликнулся Фетт. - Нужно еще проверить.

Говорил он с раздражающими терпением и логикой.

– Не можем позволить ошибок. Добыча нам даст одну попытку, не больше. Спугнем - нырнет на дно. Пути отхода он себе обеспечил, должен был, второй раз мы его не выследим. Тогда потеряем добычу.

Неприятная возможность заставила кровь трандо-шана бежать медленнее и спокойнее обычного. Босск все поставил на эту охоту, на доставку Трина Босс'он'та Императору Палпатину. Что произойдет со штурмовиком дальше, ящера не касалось, но Босск не завидовал судьбе этого барва. Император не славился добротой и отходчивостью, а уж с предателями расправлялся сверх всякой меры жестоко. Стоило представить, и Босска пробирала холодная дрожь. Как вся его родня, трандошан был безжалостен и приучен к жестокости, но все равно еще в самом начале карьеры поклялся, что никогда не стане перечить Императору. Тот путь ведет ко многим печалям, напоминал себе Босск. Пусть лучше благородные мятежники подставляют под удар свои шеи.

А я возьму денежки за добычу. Восстановление Гильдии требовало кредиток, кредиток и еще раз кредиток, а их можно было получить за шкуру Трина Босс'он'та. Головы всех охотников работают одинаково, верность и преданность покупаются за большие деньги. Иначе нет смысла становиться охотником… разве что инстинкты повыше разрядом не выставят тебя на продажу по самой высокой расценке.

Конечно, существует цена и повыше… Босск еще раз отхлебнул кислотной жидкости, даже не почувствовав вкуса напитка. Все зависит от того, сколько у тебя денег. Ящер медленно и солидно кивнул сам себе. Кредиток никогда не бывает чересчур много. Даже учитывая непомерно большую награду за голову Трина Восс'он'та, половина - это не целое. Больше всего Босска мучило обстоятельство, что не менее смачный кус от награды отхватит себе Боба Фетт, который вовсе не нуждается в деньгах так уж отчаянно. Какой стыд! Просто жуть берет. Вниз пошел кто? Босск. Риск достался кому? Бос-ску опять же. Кто сделает дело? Все тот же Босск. Это он сидит здесь на расстоянии одного плевка от беглого штурмовика, а Фетта даже на планете нет, болтается за пределами атмосферы.

Содержимое кружки распалило в желудке огонь; трандошан проигнорировал жжение. Ему надо было о многом подумать.

Но занятый работой мысли, Босск не забывал наблюдать за Восс'он'том. Сколько бы ящер ни ворчал на напарника, какими бы эпитетами не награждал, в одном Боба Фетт был прав: беглый солдат обязательно продумал меры безопасности. В противном случае он не стал бы сидеть здесь открыто - это ж чистое самоубийство. Низкий, закопченный потолок, перекошенные, в прошлом веке отштукатуренные стены вдруг представились челюстями замаскированного капкана, расставленного специально на трандошанов.

Теснота и затхлый вонючий сумрак не тяготили Восс'он'та. Навалившись локтями на стол, бывший штурмовик нянчил кружку, наполненную той же опасной для жизни мутной жидкостью, которую только что пробовал Босск. Информаторы утверждали, что большую часть времени беглец обретается здесь, но насколько мог сказать Босск, ходил он сюда не за выпивкой. Да, к кружке Восс'он'т прикладывался, вот только напиток не оказывал на него видимого воздействия. Либо штурмовик тщательно отмерял дозу, либо биохимическим способом улучшил работу печени и умел нейтрализовать токсины. Скуластое лицо с крупными чертами было не эмоциональнее глухого шлема, который Восс'он'т носил на императорской службе. Глаза привычно щурились, окруженные сеткой морщин. Сквозь щетину на шишковатом черепе проступали белые шрамы, некоторые очень старые, несомненно оставшиеся напоминанием о днях обучения.

Стать имперским штурмовиком не легко. Немногие имеют шанс выдержать весь процесс, тренировок, в начале которых ты получаешь белые доспехи, а в течение - в тебя вколачивают (в буквальном смысле) необходимые навыки. Тот, кто не добирался до финишной линии, тот, чье тело и разум были сломаны инструкторами, выбывали из программы в пластиковых мешках для трупов. Заодно новобранцев учили преданности и беспрекословному подчинению старшим офицерам. Любое сопротивление приказам, пусть даже глупым и неоправданным, выкорчевывалось, словно сорняк.

Когда такие, как Трин Восс'он'т, проходили через учебные лагеря, а потом доблестно служили в элитных подразделениях - и прятали глубоко в душе мысли о предательстве, - это значило, что они тверже и решительнее, чем все их товарищи вместе взятые. Восс'он'т мог ждать годами, ни словом не обмолвившись о своих намерениях, пока не подвернулось нужное стечение обстоятельств. А затем, когда все сложилось, он без колебаний и сожалений пустил в ход все свои потом и кровью полученные знания и умения. Скольким пришлось погибнуть, чтобы побег был успешен, штурмовик едва ли задумывался.

Недурно. Босск с одобрением посмотрел на сидя-шего за дальним столом человека, Трин Восс'он'т, без сомнения, принадлежал к тому разряду головорезов и убийц, которыми трандошан искренне восхищался. При иных обстоятельствах он предпочел бы сговор с беглым штурмовиком, нежели Бобой Феттом. Восс'он'т оказался бы неплохим приобретением для охотничьей Гильдии. Какая ирония! Возродить Гильдию можно лишь ценой за голову Трина Восс'он'та. Как только Палпатин заполучит своего беглеца, а потом закончит учить его уму-разуму, от штурмовика немного останется. По слухам, Император - в отличие от трандошанов - не питает должного почтения к останкам поверженных врагов.

Имплант в черепе Босска молчал. Наверное, Боба Фетт, где бы он сейчас ни находился, все-таки занялся делом И лучше бы ему поторопиться, ворчливо добавил Босск про себя. Особой толпы в пивной не наблюдалось, и присутствие чужака давно уже заметили и обсудили не но одному разу - Трин Восс'он'т удостоил ящера взглядом, посмотрел, как тот входит и садится за стол, а затем отвернулся. Как будто постановил, что новичок не представляет угрозы. Но если Босск так и будет сидеть в одиночестве, экс-штурмовик может и передумать. Тут не шикарный ресторан, сюда идут для совершения, как правило, нелегальной сделки, когда лишнее внимание не приветствуется. Едва ли в Галактике отыщется народ столь развращенный или непритязательный, что будет наслаждаться здешней кухней и выпивкой. Босск уже пару раз горько пожалел о том, что вообще попробовал воняющий помоями напиток из кружки.

35
{"b":"55753","o":1}