ЛитМир - Электронная Библиотека

И опять Куат с Куата не удивился, ему уже докладывали, что работы на стапелях пошли медленнее и что благодарить за проволочки следует флот Империи. В ответ верфи начали задерживать заказы самой Империи. Пока еще удавалось избежать гнева раздраженного Палпатина, справедливо переваливая вину на сверхдотошных капитанов и адмиралов. Но ситуация не менялась, патрули все так же шерстили транспорты, а значит, имели на то благословение Императора. Очередная психологическая игра: Императору было отлично известно, что верфи Куата не ведут дел с Альянсом, и все же Палпатин отдал приказ об осмотрах, дав понять и придворным, и всем остальным, что корпорация находится под подозрением.

Трудно сказать, чего он добивался, тем более что в результате страдал его собственный флот. Альянс тем временем набирал силу. Стоило ли такое положения нападок на верфи? Инженер ответил на собственный вопрос: «Да, если Палпатин желает уничтожить корпорацию или получить ее в личное пользование». Ответ вписывался в канву. Император жаждал контролировать все и вся. Уже недостаточно быть верноподданным союзником безумца; видимо, наступило время, когда ему не нужны союзники. Ему нужны рабы.

Может, переметнуться к Альянсу? И прихватить с собой верфи. Мысль была не нова, Куат уже испытывал подобное искушение. Пусть корпорация остается главным конструкторским предприятием Империи и поможет Палпатину в достижении его целей. Какова будет награда за верную службу? Что они получат? Да то же самое, что штурмовики и адмиралы, - аннигиляцию, растворение, превращение в инструмент Императора. Гибель без утешительного забвения, жизнь, когда каждый атом - кирпичик в тюремной стене.

Только одно удерживало Куата с Куата от шага в ряды злейших врагов Империи - подозрение, что именно этого ждет Палпатин. И все махинации и интриги предприняты для того, чтобы подтолкнуть инженера к последнему шагу, который приведет независимые верфи к краху. Пока был жив принц Ксизор, он нашептывал ложь Императору. Наверное, Палпатин наконец-то решил прислушаться к покойному фаллиену. Если Куат пойдет навстречу Альянсу, то этот поступок станет веской причиной для начала полномасштабной войны против верфей. И - прощай независимость! Вся мощь корпорации уйдет на прихоти Императора, И больше не будет верфей; инженерный талант и искусство, наследие поколений испарятся, как кровь в жилах от выстрела лазерного карабина.

– Возможно, ты прав…

– Инженер?

– Перевезти «Раба-1» сюда будет сложно.

Куат еще раз обдумал сделки с Империей и исходящую от них опасность. В нынешней ситуации просто глупо попасться на договоре с мятежниками. Враги корпорации позаботятся, чтобы верфи ожидало самое худшее будущее.

– Да, лучше отвести корабль подальше и направить к нему исследовательскую команду. Хотя стоит позаботиться о том, чтобы никто не узнал наших работников.

Начальник службы безопасности снова кивнул.

– Это куда легче организовать, инженер.

– Ну и займись.

Куат пощекотал горлышко фелинкс; чуткие пальцы ощутили слабое клокотание воздуха в гортани зверушки.

– На сегодня все.

В штаб-квартире верфей не придавали значения ритуалам. Фенальд повернулся и ушел прочь, магнитные подковки приглушенно цокали по матовому металлическому покрытию.

Куат остался возле сегментированного иллюминатора. Проговаривание мыслей вслух в чужом присутствии он считал делом полезным, чем-то вроде изучения чертежей на экране высокого разрешения. Воображение у начальника службы безопасности подкачало, зато Фенальд был последователен и дотошен. Собственно, Куат выбрал его и продвигал по служебной лестнице именно по этой причине. Ну и еще из-за непоколебимой честности и преданности воспитавшей его корпорации. Скажем, не было нужды напоминать Фенальду о важности приобретения «Раба-1»… если быть точным, то возвращении корабля, построенного на здешних стапелях. Дело было вовсе не в астрономической стоимости прототипа, а в содержимом его трюма. Не имело значения, жив владелец «Раба-1» или нет, а даже после бомбежки Дюнного моря Куат с Куата мучался предчувствиями, что сила, любого другого стирающая в порошок, для Фетта - так, легкий бриз. Но даже если случилось самое невероятное событие во вселенной и Боба Фетт отправился к праотцам, на борту его корабля остались весьма опасные улики и свидетельства дел, в которых участвовал или был замешан охотник за головами. И след от некоторых улик тянулся к верфям, а вот этой опасности следовало избежать любой ценой.

Если Фетт избавился от. дроида-погрузчика или попросту уничтожил его, тогда мы в безопасности, размышлял инженер. При всем Своем хитроумии и догадливости Боба Фетт почти наверняка унюхал ценность попавших к нему материалов и данных; охотник мог припрятать их, прежде чем по неизвестной причине бросать свой корабль на орбите планеты-пустыни. Но если громоздкий, неуклюжий робот попрежнему в трюме «Раба-1» со всевозможной записывающей, следящей и подслушивающей аппаратурой, обычному грузовому дроиду не положенной… И информацией, которая только и ждет, когда ее расшифруют, проанализируют и придумают, как применить. А у верфей - очередные проблемы. Из-за того, что на записи - рейд имперских штурмовиков на уединенную ферму в песках Татуина. И потому, что глава преступного синдиката, как и все фаллиены, имел обыкновение испускать феромоны…

Куат вспомнил лицо Темного принца: фиолетовые глаза с вертикальным зрачком, холодная издевательская улыбка. Враг, которого корпорация боялась пуще, чем Императора Палпатина, И смерть которого не избавила верфи от опасности.

На центральном сборочном доке вспыхнул сигнальный прожектор, оборвав нить размышлений.

Куат поспешно набрал команду на миниатюрной деке, вживленной в запястье, активировав фильтры иллюминатора и синхронизировав их работу с микрошторками, имплантированными в роговицу. На долю секунды транспаристил потемнел, затем вновь стал прозрачным.

Звуковая волна сюда не доберется, зато вспышке яркого света вакуум не помеха, а ее будет достаточно, чтобы до смерти перепугать мирно дремлющую фелинкс. Тварюшка была легко возбудима и впадала в панику по любому поводу, а у Куата не было ни малейшего желания удерживать на руках клубок шерсти с когтями, рвущийся под стол. С прошлого раза у него остался на память тонкий, похожий на нить шрам на подбородке.

Еще одна сигнальная вспышка, теперь - красного цвета; она означала, что из дока, где в ожидании возлежал готовый корабль, эвакуирован персонал.

В ответном сигнале или команде Куата никто не нуждался, с этой точки события развивались автоматически. Простые запалы воспламенили материал воздухонепроницаемой оболочки, в которую, словно подарок, был завернут корабль. Закачанного внутрь кислорода хватило, чтобы уничтожить все, что менее прочно, чем дюрастил.

Несколько секунд корабль купался в пламени, затем огонь задохнулся от нехватки воздуха. Строительные леса, канаты, мусор рассыпались пеплом, а со стапелей медленно и немного сонно поднялся могучий «разрушитель», абсолютное оружие, чистое и закаленное.

Несколько чешуек золы проплыли мимо сегментированного иллюминатора. Куат с Куата укачивал на руках так и не проснувшуюся любимицу и помаргивал; на сетчатке глаз отпечаталось изображение только что рожденного корабля.

Ты хоть умеешь управлять этим корытом? Напарник посмотрел на кореллиани-на, который по-прежнему стоял в дверях рубки.

– Трудности будут, - безразлично сказал Боба Фетт. - Со всем можно справиться.

Он снял с панели управления обтянутую мягкой плотной перчаткой руку.

– Корабль стандартный, - продолжал он, разглядывая ладонь. - Перестроенный для трандошана, да. Что могут его когти, мои пальцы тоже сумеют.

Могу спорить, про себя заметил Денгар, прислоняясь к комингсу, чтобы удобнее было наблюдать, как напарник разбирается с навигационным оборудованием «Гончей». С трандошанами, не исключая бывшего владельца этого корабля, кореллианину сталкиваться приходилось - не один и не два раза, - и все встречи оказывались на редкость неприятны. Тот же Босск пользовался репутацией вспыльчивого, взбалмошного и несдержанного грубияна еше во времена старой Гильдии, когда было кому урезонить молодого яшера.

8
{"b":"55753","o":1}