ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Квантиникс мертв.

- Вот именно! Любимый экс нашего лорда мертв и мои агенты сообщают, что сделал это сам Ворт. Теперь он выбрал Бессонова. Что-то это должно значить!

- Что же?

- Не знаю, сир. Но обязательно узнаю. Очень хочу узнать. Потому и просил Вас оставить этого талантливого хулигана командующим...

- Займись новым местом заключения для Ворта. И не забывай про...

- До суда дело не дойдет, - хмыкнул Кудряшов. - Это ясно, как день...

- С День, как раз ничего ясного нет! - улыбнулся, оборачиваясь, наконец, император.

Лидер "Проворный" оказался не таким уж и шустрым. Практически в самом начале сражения он получил бластерную торпеду в двигательный отсек, и лишь чудом избежал детонации гиперпривода. Тяжелый эсминец прорыва оказался обездвиженным и в баталии больше не участвовал. Ведомые корабли дивизиона, лишившись лидера с его энергетической защитой и системами огневого подавления, очень скоро были уничтожены. Экипаж "Проворного" продолжал бороться за жизнь звездолета, пока не было заключено перемирие, и Бессонов не приказал их эвакуировать. Ни в один док барбарианского флота лидер не вошел бы, а ремонт полукилометрового корабля возможен только на стационарной верфи. Так "Проворный" и остался висеть между флотами, как рукотворная часть Мусорного Пятна. Со временем планировалось вытравить на его сталепластовой броне имена всех погибших в том бессмысленном сражении.

Кудряшов нашел лидеру другое применение.

Сотни техников обоих государств несколько суток восстанавливали системы жизнеобеспечения и систему подачи энергии. Оборудовали, варварски вырезая переборки, зал судебных заседаний и переговоров. Кроме того, в каморе орудия главного калибра было обустроено место проживания для Вепова.

Когда все было готово, лорда перевезли с астероида в несчастный лидер, заперли в орудийной башне и конвоиры покинули корабль. Вокруг "Проворного" повисли истребители. Теперь побег был в принципе исключен. Даже если разведчик каким-то чудом сумел бы выбраться из помещения с метровой толщины стенами, ему оставалось только бродить по брошенному кораблю. Пилоты истребителей же имели приказ немедленно атаковать любой объект оказавшийся на внешней броне лидера.

Прежде чем на "Проворный" прибыли главы государств, к одному из четырех сохранившихся шлюзов полумертвого корабля пристыковался челнок с единственным человеком на борту. Одетый лишь в легкий спасательный скафандр, экс с низшим статусом репродукции, должен был убедиться в том, что заключенный все еще находится в каземате. Этим существом с чрезвычайно низким уровнем интеллекта, созданным для выполнения простейших функций вроде уборки помещений, невозможно было управлять под гипнозом. Его нельзя было подкупить или запугать. По существу это был не более чем биоробот, жалкая подделка под человека. Но с панорамной видеокамерой на плече.

Экс прошел узким коридором до орудийной башни, продемонстрировал операторам с флагманов флотов запертый шлюз и покорно уселся у стены, в ожидании новых распоряжений.

Настала очередь бронированных с ног до головы штурмовиков. Две смешанные группы, италийцы и барбарианцы, одновременно вошли в обитаемую зону "Проворного" и заняли предписанные заранее посты. Теперь шумная орда техников связи, членов межгосударственной комиссии расследовавшей "дело Ворта-Вепова", судей, офицеров, свидетелей, свиты обоих правителей, и, наконец, Сан-Мамурра и Император Барбарина могла беспрепятственно заниматься своим делом.

- Все, вон отсюда! - едва переступив порог каюты, где была назначена официальная встреча глав государств, сквозь зубы процедил император своим спутникам. Принцепс неоримлян, ни чуть не удивившись, поспешил выпроводить и италийцев.

- Я сяду, - просто сказал Сан-Мамурра, когда они остались одни. - Подозреваю, что теперь, когда посредников между нами больше нет, разговор получится долгий.

- Пожалуй, - согласился император, и сел в кресло напротив. - Сразу предупреждаю: до какого-нибудь окончания "дела Ворта", мой флот останется здесь...

- Знаю, знаю! Этот ваш высший орден, и все такое... Наша разведка хорошо нас информирует. Меня беспокоит это твое "как-нибудь"!

- А меня, твои переговоры с фалангийским подпольем. Мы, кажется, договорились пожертвовать "Марком-Аврелием", чтобы Гийом Параво так и не добрался до своих покровителей на Итали!? - парировал барбарианец. - Кстати, кто был третьим на вашем празднике?

- Перестань, - взмахнул вялой старческой рукой Сан-Мамурра. - Кудряшов не сказал тебе, что Параво - не более чем миф? Если человек с таким именем когда-либо и существовал, то его кости давным-давно уже в земле...

- Я не удивлюсь, если эту идею тебе подбросил Ворт.

- Думаю, что именно Вепов убеждал тебя в обратном... Сеанс одновременной игры...

Очень трудно лгать, когда любое слово легко проверяется могучими спецслужбами. Они и не пытались. Просто посмотрели друг другу в глаза и улыбнулись.

- Потому я и сказал "как-нибудь". Суд должен транслироваться на половину обитаемого мира, и мне совсем не понравится, если Ворт будет чрезмерно откровенен!

- Быть может, сможем с ним договориться?

- А что ты можешь ему предложить? Жизнь? Богатство? Титул, звание? Все это у него уже есть. Семьи, которая может стать заложником, у него нет. Друзей - нет. Врагов... Ох уж эта ваша италийская манера договариваться...

- Ты предпочитаешь решить дело кардинально? Но ведь, если Вепов умрет, все поймут, что у нас с тобой рыльца в пушку! Потребуется козел отпущения...

- Какой-нибудь фанатик, - кивнул император. - Человек идеи.

- Опять "какой-нибудь"?

Барбарианец пожал плечами. Почти копируя Ворта.

- Кудряшов все организует.

- Знаю я, как он все организовывает. Нельзя что ли было этот лайнер еще в порту заминировать? А он тащит на италийскую территорию этот дурацкий эсминец. Палит из всех стволов... Потом уши вперед ног прибегают... Мне скандал в Сенате не нужен. Я и так...

Четырнадцать тысяч разбросанных по окрестностям Мусорного Пятна трупов были им молчаливым укором.

- Торпеды "Дерзкого" были не самой лучшей его идеей, - после минуты раздумий, вынужден был признать император.

- Да, уж! Бессонов твой тоже хорош. Кому нужна была эта битва?

- Бессонов - человек Ворта. Все вопросы к лорду.

- Я думал - ты хозяин Барбарина...

- Еще скажи, что ты на Итали всем командуешь!?

- Ладно, перестань. Давай, наконец, решать это "дело Вепова".

Император долго и весьма сосредоточенно тер кончик носа, что всегда делал, когда задумывался. Потом, бросив косой взгляд на увлеченно разливающего по бокалам спиртное Сан-Мамурру, быстро проговорил:

- Не хочешь встретиться с Вортом?

Принцепс едва не поперхнулся дорогим коньяком.

- Я серьезно, - опередил возражения италийца император. - У тебя нет желания пообщаться с ним... в тесной компании?

Сан-Мамурра сделал несколько больших глотков янтарной жидкости, прежде чем ответить:

- Я его боюсь, - хрипло выговорил он. - Может, лучше напьемся? Когда еще...

- И я боюсь, - только усилием воли запретив себе затравленно оглянуться, признался барбарианец. - Но когда-то же нужно заглядывать в глаза своим чудовищам!

- Зови, - обреченно согласился принцепс, и снова потянулся за бутылкой.

Император вытащил из кармана изящный, в золотом корпусе, коммуникатор чтобы отдать распоряжения Бессонову, который как раз в этот момент разговаривал с Сан-Сабитом.

- Твои люди хорошо держались, - через губу заявил Бессонов флот-консулу, когда, вместе со всеми был бесцеремонно выпровожен из каюты. - Я даже было, решил, что мой трюк с истребителями в облаке астероидов не сработает.

- Варвары! - надменно скривив губы, не замедлил ответить Сан-Сабит. - Я знаю, что вы искали Вепова.

- Конечно. Именно так ты и должен был думать! Мы искали беглецов, а потом согласились судить их предводителя!?

19
{"b":"55754","o":1}