ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вепов, убедившись, что одна из камер смотрит прямо на него, громко фыркнул.

- У Вас есть возражения? - надменно поинтересовался прокурор.

- Против Сан-Дориана конкретно - да! - легко согласился подсудимый. - Против свидетеля Сан-Дориана - нет!

- Занести это в протокол? - быстро спросил красавец.

- Да хоть в... Заносите куда хотите...

Бронированная диафрагма за спинами судей-повелителей с утробным звуком заурчала, и в зал явился носатый италиец. Последовала трогательная сцена, в ходе которой Сан-Дориан поклялся говорить "честно-честно", положа руку попеременно то на Конституцию Итали, то на Свод Законов Барбарина. После чего первому свидетелю было предложено назвать свое имя.

- Петрониус Сан-Дориан Марцелл VI, - гордо задрав нос, признался лейтенант.

- Во время следствия Вы заявили, что только господин Вепов имел возможность подать сигнал к запуску тех злополучных торпед, точное попадание которых и привело к уничтожению грузопассажирского лайнера "Марк-Аврелий", - кивая головой чуть ли не каждому своему слову, начал допрос обвинитель. - Поясните суду, на чем основывается Ваша уверенность.

- Да, кто же еще! - яростно выдохнул патриций. - Он один оставался в "Сигне" в этот момент! Барбы... Офицер разведки Барбарианской империи допрашивал нас на их флагмане сразу после того, как нас взяли... Как мы... В общем, на флагмане. И его тоже интересовало, кто же именно подал сигнал! В итоге они выбрали этого... человека.

- То есть, Вы полагаете, что ни один другой член вашего экипажа не мог запустить ракеты? Где же именно находились Вы и остальные офицеры в момент катастрофы?

- Мы возвращались с традиционного ужина у капитана лайнера. В челноке, то есть, мы находились.

- И ни Вы сами, ни капитан Красс, ни лейтенант Флавиус сигналов не подавали?

- Нет. Я бы знал.

- У обвинения больше вопросов нет, - красавчик продемонстрировал галокамерам великолепный набор зубов, поклонился судьям и сел. А Вепов встал:

- Ответь мне, чудак на букву "М", на простой вопрос. Почему же это я остался на малюсеньком, провонявшем потом за шесть долгих месяцев корвете, а вы отправились пировать на "Марк-Аврелий"?

- Не смей мне тыкать, плебей! - взорвался Сан-Дориан.

- Отвечай на вопрос, лейтенант, - тоже повысил голос Вепов. - И не забывай, что до оглашения приговора, я все еще старше тебя по званию!

- Мы бросили жребий, и ты проиграл!

- И как, по-твоему, лейтенант. Я специально вытянул длинную соломинку? Я, полковник внешней разведки Италийской республики, похож на циркового фокусника?

- Откуда я знаю, чему там вас учат, - скривился патриций.

- Конечно, - неожиданно согласился подсудимый. - Откуда тебе знать. Другим пришлось учиться, а ты мог просто купить себе звание... Иди отсюда, воин. У меня больше нет вопросов.

Сан-Дориан встал из-за стола для свидетелей и, пошатываясь и вытирая не первой свежести платком вспотевший нос, отправился к выходу. Уже возле самой диафрагмы вспомнив, что его место теперь в зале, он попытался на ходу развернуться. К несчастью, на пути оказался прятавшийся за спиной Сан-Мамурры столик с богатым арсеналом пузатых бутылок.

- Идиот! - громко прошипел принцепс, разглядывая задницу ползающего на корточках, собирающего раскатившиеся бутылки лейтенанта.

Сан-Сабит, сидевший на другой стороне зала, поджал губы. Бессонов откровенно рассмеялся.

- Если Ваши Чести позволят, - Вепов, закончив допрос первого свидетеля, так и не сел. - У меня вопрос к обвинению. Что именно господин прокурор был намерен доказать, вызвав сюда этого человека?

Судьи не позволили красавчику ответить. Вместо этого император, после непродолжительного совещания с принцепсом, заявил:

- Суд, ознакомившись с материалами дела, пришел к выводу, что у обвинения не достаточно фактов чтобы однозначно доказать причастность господина Ворта конкретно к запуску торпед. Однако обвинение в умышленном уничтожении лайнера с подсудимого пока не снято.

- Могу снять, - пожал плечами лорд Ворт. - Я даже удивился, когда обнаружил, что меня в этом обвиняют...

- Говорите, сударь, - сквозь кашель разрешил Сан-Мамурра.

- Это очень просто, - хмыкнул Вепов. - Так просто, что даже прошло мимо внимания следствия. Хорошо мастер Гладиус указал мне на это...

Сразу три камеры слетелись к столу обвиняемого. Щеки Тобиаса вспыхнули.

- Насколько мне известно, эксперты обнаружили пусковую установку на одном из астероидов Мусорного Пятна, - лекторским тоном начал Ворт. - В деле есть ее технические параметры. Сейчас я прочту... Вот: "Пусковая установка класса ВВ-34... размеры... три с половиной на... пятьдесят один метр". Правильно, или это опечатка?

Красавчик сверился со своими бумагами и вынужден был признать правоту подсудимого. О чем и заявил.

- Тогда скажите мне, уважаемый господин прокурор! - Вепов смотрел на обвинителя почти сочувствующе. - Как мне удалось спрятать этакую, мать ее, махину на микроскопическом корвете? Я уж не говорю про четыре торпеды, но как я смог в тайне от экипажа, в одиночку, собрать и снарядить установку на астероиде? Пусть я, по словам того носатого увальня, и фокусник, но уж ни как не волшебник!

- Значит, у Вас были сообщники! - вскричал обвинитель под дружный смех со зрительских скамеек.

- Нет, - отказался Ворт. - Еще есть варианты?

- Обвинение снято! - прорычал император и так взглянул на прокурора, что тот побледнел. - Переходите к следующему пункту.

- Предлагаю прерваться, - устало выговорил принцепс. - Я бы хотел, чтобы меня осмотрел врач...

- С удовольствием составлю компанию, - обрадовался лорд Ворт. - Мне тоже пора принять... гм... пару порций микстуры.

- Перерыв! - согласился барбарианин и откинулся на спинку кресла.

Когда, наконец, заседание было продолжено, атмосфера в зале суда наполнилась стойким коньячным духом. Офицеры - зрители перешептывались и хихикали. Былой торжественностью от этого трибунала больше не пахло.

- Чего там у нас дальше по списку? - слегка заплетающимся языком ласково поинтересовался принцепс.

- Государственная измена, сэр, - тряхнул идеальной прической прокурор. - По мнению обвинения, подсудимый предал интересы обоих государств. Имеются многочисленные свидетельства весьма уважаемых персон о том, что господин Вепов выдал сведения составляющие военные и государственные тайны противным сторонам.

- Ох, и противные же эти стороны, - ни к кому не обращаясь, пьяно хмыкнул Ворт. - Ох, про-оти-ивные!

- У Вас есть что-то сказать в свое оправдание? - щуря глаза, чтобы недавний собутыльник перестал раздваиваться, поинтересовался император.

- Конечно! - воскликнул разведчик и икнул. - По-вашему, как я, подданный Барбарианской империи, смог стать полковником италийской спецслужбы? На Итали полно наших шпионов, а на Барбарине италийских. Вы чего ж думаете, они не знают этих сраных тайн? И какие же это тайны, если их враг уже знает?

Лорд Ворт снова икнул. Бессонов с трудом подавил в себе желание захлопать в ладоши. Уж командующий-то видел, сколько может выпить Великий и Ужасный, совершенно не хмелея. Сейчас разведчик играл, а значит, у него был план, как выпутаться.

- Я мог бы пригласить сюда свидетеля... - слегка наклонившись, чтобы держаться за стол обеими руками и все равно покачиваясь, продолжил подсудимый. Ну... Того майора... Экса, который записывал мои якобы показания...

- Так в чем же дело? - саркастично поинтересовался прокурор.

- Жаль мне беднягу, - всхлипнул Ворт. - У него же в голове Барьер! Он не может причинить вред человеку... Он может посчитать, что его слова навредят мне и у него - того, крыша съедет! Это конечно можно обойти... Штурмовики же стреляют в людей... Но это только по прямому приказу вышестоящего командира. Или еще, если экс защищается от прямой угрозы жизни и здоровью... Например, если бы генетически модифицированные барбариане узнали, что их относительно низкая продолжительность жизни легко излечивается простой инъекцией ДНК-стабилизаторов, и посчитали это угрозой...

23
{"b":"55754","o":1}