ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секрет индийского медиума
Не дареный подарок. Кася
Ветер Севера. Аларания
Президент пропал
Омон Ра
О темных лордах и магии крови
Девушка по имени Москва
Последний Дозор
Сияние первой любви
A
A

- Скажешь, когда они закончат с "Блистательным", - отдал последний в этом сражении приказ полковник раненому связному и с облегчением откинулся на стену.

12

Бессонов смотрел на иссеченное морщинами лицо Сан-Мамурры и пытался понять, пьян тот или нет? Или изо всех сил пытается казаться пьяным?

Впрочем, Бессонову было абсолютно наплевать на процент содержащегося в крови италийца алкоголя. Или крови в алкоголе... Маршала более не существующей армии этот вопрос занимал из чисто прагматичных соображений. Должен был разобраться в потоках слов, которые обрушивал на него принцепс. Что в них - правда, что намек, а что не более чем политическая игра, направленная на стоящих за спиной правителя нео-римлян людей.

- Вы же приняли мое предложение войти в доки "Штандарта" после ухода последнего италийского легиона, - стараясь не брякнуть лишнего, такого, что могло бы повредить Сан-Мамурре, сказал Бессонов. - Из этого я делаю вывод, что Вы не видите причин не доверять мне. В свою очередь, я не вижу причин не доверять лорду Ворту...

Великий и Ужасный настоятельно рекомендовал не задирать принцепса. "Среди всех придурков и моральных уродов в политической элите Итали, старик - самый честный и порядочный человек, - сказал про него Ворт. - И поэтому, он больше других связан негласными традициями и закулисными играми".

- ...К тому же, эту не простую ситуацию с трибуналом необходимо как-то разрешить, - маршал все-таки подсказал решение старику. - Пока ни одно обвинение против лорда так и не было доказано! Народ может спросить: кто и для чего был организован этот цирк? И нам с Вами придется отвечать на не простые вопросы... Я понимаю, что ваши патриции, словно сговорившись, плетут интриги против нашего подсудимого. Я имею в виду флот-консула и этого... молодого... Сан-Дориана, кажется.

Глаза принцепса блеснули, показав, что он понял намек. Бессонов успокоился. Старик, конечно, выпил, но только чтоб здоровье поправить, и не слишком много.

- Тут Вы правы, мой дорогой маршал, - заплетающимся языком и с постоянной глуповатой улыбкой, пролепетал Сан-Мамурра. - Некоторые наши сенаторы склонны скорее, свалить вину на кого-либо, чем расписаться в собственном бессилии, как-то справиться с проблемой... Но я старый больной человек. И весь этот шум, толчея, столь важные переговоры... Боюсь, это уже мне не по силам...

- Надеюсь, господин принцепс, ваши легионеры не задержаться здесь надолго, чуть поклонившись, чтобы италийцу на миг предстало все великолепие флагманского бара, - участливо проговорил Бессонов. - На "Штандарте" Вас ждут квалифицированные врачи и комфортабельные апартаменты, где Вас ни кто не посмеет побеспокоить.

Это было открытое предложение продолжить разговор на корабле маршала. Без лишних ушей и в компании с парой - тройкой пузатых бутылок.

- Я и э-э-э... с удовольствием принял бы гостеприимное предложение, господин Бессонов, но боюсь излишне докучать Вашему экипажу. Со мной э-э-э команда моего корабля...

- О! Не стоит беспокоиться, - понимающе улыбнулся маршал. - После... некоторых событий на Родине, кают на "Штандарте" освободилось предостаточно. Всем членам Вашей команды найдется МЕСТО!

- Да-да. Я, конечно же, слышал о неприятностях на Барбарине... Представляю, как Вам сейчас трудно, маршал! Весьма сожалею...

- Ну, что Вы, сэр, - развел руками барбарианец. - Все наконец-то встанет на свои места! Мы должны отвечать за тех, кого создали...

- Я сочувствую Вам лично, Бессонов. Конкретно Вам! - веки старого плута чуть дрогнули.

- Не стоит, сэр. Я уже принял решение, - лицо командующего окаменело. Он затылком чувствовал взгляды офицеров командной палубы. И не мог ответить иначе.

Чьи-то руки подсунули Сан-Мамурре тарелочку с таблеткой и широкий бокал с коричневым напитком. И то и другое старик с жадностью употребил. Речь принцепса стала совсем уж бессвязной.

- Ну, что ж! Драгоценный, Бесс...ик...оф, не будем с этим затягивать... все-таки разобрал в бормотании правителя Бессонов.

Монитор погас. Спустя несколько минут тактические экраны показали, как корабли последнего оставшегося в секторе Мусорного Пятна италийского легиона перестраиваются для прыжка.

- Не удивлюсь, если вдруг окажется, что этого старого клоуна посадил на трон наш лорд Ворт, - хмыкнув, поделился мыслью с вахтенным офицером Бессонов. - И, что его политическое долголетие этим самым и объясняется...

- Участием лорда, сэр? - решился поддержать разговор вахтенный.

- Нет. Тем, что враги его тоже считают старым клоуном... - совершенно серьезно сказал маршал и почувствовал, что прав. И что Великий и Ужасный мог бы им сейчас гордиться.

Вепов не стал допрашивать пленных ежердов. Все, что они могли бы сказать, он уже знал. Что-то выкрикивающих в наркотическом угаре киллеров-неудачников загнали всем скопом в пустую каюту и на время о них забыли. Но жест Бессонова оценил. Идея маршала пристыковать "Блистательный" к "Проворному" была и в самом деле блестящей. Пусть орудия эсминца больше ни на что не годились, но двигатели-то взятого на абордаж корабля были в полном порядке! Жесткая сцепка двух звездолетов теперь могла двигаться и отвечать ударом на удар...

Бессонов намекнул, что когда легион италийцев уйдет, больше некому будет бросаться в погоню, если он, лорд Ворт, вдруг решит отправиться в путешествие.

- Только не стоит отправляться на Ежерд, - пошутил маршал и подмигнул. - Это Вам, милорд, не День, где Вас наверняка помнят и уважают...

Бывший командующий барбарианского флота все не мог отвыкнуть от участия в разговоре всегда подсматривающей и подслушивающей Имперской Службы Безопасности. Правда, оставались еще италийцы, но, по мнению Вепова, им уже не было ни какого дела до идиотского трибунала. Стоило лишь расставить точки над и... И тянуть время. Ибо то, чего Вепов ждал так долго, все ни как не случалось...

Но с этим представлением под названием суд нужно было заканчивать. Поэтому Вепов пригласил принцепса Италийской республики и маршала Барбарина на свое судно-катамаран. И очень удивился, когда оба появились на одном экране и в голос заявили, что "из-за обстоятельств неодолимого характера" не могут навестить полковника.

- Люди, которым довелось близко познакомиться с Вами на Вашем корабле, милорд, - словно извиняясь, не весело улыбнулся Бессонов на прощанье. - Потом у Вас и остаются. Ни я, ни принцепс пока не готовы последовать за ними.

Маршал говорил о тех десантниках, что участвовали вместе с Веповым в кратком бою с ежердским эсминцем. Выжившие солдаты и оба лейтенанта потом отказались покинуть "Проворный", объясняя свое не желание выполнить прямой приказ командования тем, что обязаны полковнику жизнями и теперь должны вернуть долг.

Смерть, боль и Долг. Как всегда...

- За ними, или за мной, Бессонов!? - крикнул Вепов уже темному экрану, и обреченно откинулся на спинку кресла.

Все шло не правильно. Все надоело. Работа была сделана, долги отданы, а этот затянувшийся кавардак все не кончался. Лорд чувствовал себя смертельно уставшим.

А Бессонов тонул в потоке фраз, которыми сыпал расхрабрившийся принцепс. Легионы ушли, любопытная свита была надежно изолирована в самых дальних отсеках нескончаемого материнского корабля. Так далеко от палуб, где обитали офицеры командного звена, что маршал там ни разу не был.

- Все! - наконец заявил, скривив губы барбарианец. - Стоп! Простите меня, сэр. Я боевой офицер и вся эта дипломатия мне не по нутру! Давайте ближе к делу.

- До сих пор у Вас, мой друг, совсем не плохо получалось совмещать то и другое! - абсолютно трезвым голосом воскликнул Сан-Мамурра. - Вы так эффектно издевались над Сан-Сабитом, что тот начал совершать ошибки и теперь партия, в которую он входит, наверняка потеряет то влияние в сенате, которое до сих пор имела...

- Плевать! - грубо отмахнулся Бессонов. - Меня судьба лорда Ворта волнует больше, чем весь ваш сенат с комитетами в придачу! Давайте прямо сейчас...

29
{"b":"55754","o":1}