ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Земля перестанет вращаться
Лес тысячи фонариков
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
Владелец моего тела
Пятьдесят оттенков свободы
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Снеговик
Попрыгунчики на Рублевке
A
A

- Минута до огневого контакта, - запинаясь от волнения, выкрикнул барбарианский штурмовой лейтенант.

- Когда цель разделится, продолжайте бить по главной, - прикоснулся к погону командира ежердских пушкарей полковник. - Я в коридорах. Постараюсь прикрыть ваши спины...

Комендор не понял фразы на счет спин, но задумываться у него времени уже не было. Огромное, обвитое какими-то "лианами", сильно вытянутое яйцо вражеского корабля вползало в невидимую сферу возможной атаки.

Коснулось...

Задержалось на миг на самой границе...

- Во Славу Ежерда! - гаркнул пушкарь. - Огонь! Утрем носы сопливым земляшкам!

Лорд Ворт, уже мысленно похоронивший пилотов четырех сотен истребителей, занятый сооружением баррикад в коридорах двух сцепленных эсминцев, не видел, что маленькие кораблики не спешили бросаться в атаку. Перестроившись, они повисли в пространстве надежно прикрытые огромной тушей "Штандарта".

Бой начал тандем "Проворный"-"Блистательный". Орудия изрыгнули светящиеся во тьме космоса пучки плазмы. Торпеды сорвались со стапелей, неся смерть и разрушение явившемуся из прошлого Врагу. Через миг жерла плазменных ускорителей материнского корабля поддержали младшего собрата.

Огненные стрелы впивались корпус звездолета чужих и гасли. Ракеты расчерчивали Мир шлейфами реактивных факелов. "Яйцо" приближалось, несокрушимое, огромное, мерзкое в своей чужеродности.

В какой-то момент Враг ответил. Когда показалась, что вот-вот, еще чуть-чуть. Еще пара залпов и органический панцирь космического чудовища треснет, прогорит, открывая вход ледяному холоду Великой Пустоты... Невидимые в безвоздушном пространстве лазерные лучи царапнули силовую броню "Штандарта". Затрещали конденсаторы, отводящие избыточную энергию с внешнего корпуса, и переполнились. Никогда раньше броня кораблей Барбарина не встречалась со столь высокими направленными энергиями.

- Переключить цепи питания орудий на конденсаторы, - рявкнул в шелестящей тишине командной палубы Бессонов. - Непрерывный огонь! Не давайте щитам перегреться!

Офицеры-энергетики переглянулись, но выполнили приказ.

На судне-катамаране лорда Ворта с такой проблемой пока не сталкивались. Эггоны атаковали только "Штандарт", не считая связку эсминцев достойным противником.

- Док Вашей яхты, принцепс, на безопасном участке корпуса, - стараясь говорить ровно, обратился Бессонов к старику. - Сейчас самое время уйти. Боюсь, что долго моим щитам не выстоять...

- Я стар и уже не боюсь смерти, маршал! - угрюмо выдохнул Сан-Мамурра. Только... дайте мне ружье. На всякий случай...

- Вы слышали? - весело крикнул командир. - Вооружите новобранца!

Тераватты энергии бичами хлестали призрачную защиту, стекались по силовым линиям к накопителям и снова устремлялись в космос в виде перегретой напряженной плазмы. Эггоны приближались.

- Курсор наведения! - воскликнул маршал, в крайнем волнении хлопнув себя по лбу ладонью. - Если там, у Ворта, не кретины какие-нибудь, они поймут!

Ежерды за пультами орудий "Проворного" вскричали в один голос. На компьютерном изображении заполонившего уже весь экран скаута Врага появилось пятно курсора единого наведения.

- Давно пора, сучьи дети! - удовлетворенно выматерился комендор, перенацеливая башню главного калибра лидера. - Получай, пресмыкающееся!

Инфракрасные сенсоры уже спустя минуту показали критический перегрев поверхности корпуса эггонов. Но хитиновая броня, опровергая законы сопротивления материалов, и не думала трескаться...

- Торпеду им в пасть! - фальцетом пискнул молодой пушкарь. - Получай, получай, получай...

Вепов так и не увидел то, чего даже и не надеялся увидеть. Как непробиваемый, выращенный целиком, покрытый защитным гелем, корпус лопнул, словно перезрелый плод и из внутренних помещений судна Врага факелом взметнулся язык сгорающего кислорода. Эггоны тут же перенесли огонь с о "Штандарта" на катамаран, щиты двух эсминцев вспыхнули, перегрелись и исчезли, но это было уже не то. Уже не та мощность, не тот напор. Половина лазерных излучателей Врага оказалось в пораженной зоне и больше не участвовало в бою...

И тут, в точности, как лорд Ворт и предсказывал, скаут яйцерожденных выпустил целый рой челноков. Безо всякого построения, кто во что горазд, капсулы несущие алчущих крови людей чудовищ ринулись к человеческим островкам.

- Ты не задумывался, откуда твой лорд так много знает об этих... тварях? успел спросить принцепс в промежутке между очередной лазерной атакой и десантированием, когда, как ему показалось, Бессонов не был занят чем-то особо важным.

Маршал не нашел время ответить. Он отправлял истребители в отчаянную атаку на капсулы Врага.

- Так откуда, милорд, Вы так много знаете об эгогонах? - на миг отвлекшись от бессмысленного разглядывания коридора в визор прицела винтовки, спросил Максимус. - Они Вам прям, как родные...

- Я уже с ними встречался... - выдохнул Вепов, поправляя импровизированную перевязь меча. - И не скажу, что мне это понравилось... Будь внимательнее!

Словно судно натолкнулось на астероид, причем несколько раз подряд. Словно какой-то фантастически огромный мастер принялся забивать гвозди во внешнюю обшивку двух раненных эсминцев. Словно масло тончайшие острия абордажных капсул пробивали метровой толщины, крепчайший из придуманных человечеством сплавов.

Технология прорыва эггонами была отработана в мельчайших подробностях. Острые мономолекулярные жала-навершия пробили корпус "Проворного", и тут же желе, стекшее с поверхности челноков загерметизировало новое отверстие. Нагретое от соприкосновения с твердой поверхностью лидера, все еще активное жало начало раздвигать сталепластовые плиты. Нагреваясь еще больше, раздвигая еще быстрее. Не прошло и пары минут, как отверстие оказалось достаточно большим, чтобы пропустить выпрыгнувшую в переход раненного звездолета тварь. Потом еще одну, и еще. И еще...

- Огонь! - не дожидаясь приказа, рявкнул центурион.

- Огонь, - крикнул безымянный герой в коридорах материнского корабля, тут же потеряв голову и жизнь в объятиях спустившейся с потолка инопланетной мрази.

Конечно, истребители, в сумасшедшем рывке, сумели превратить в никому не нужные обломки несколько сотен керамически-хитиновых транспортов пока со скаута эггонов их не заметили и, огнем батарей, не заставили отступить за километровый корпус "Штандарта". Тем не менее, десятки тысяч капсул успели уткнуть носы в серо-стальную твердь материнского корабля и чудовища попали на верхнюю палубу.

- Огонь! - вопили командиры, и погибали, зачастую даже не успев нажать на курок. За них мстили. Тела явившихся из ночных кошмаров монстров разлетались брызгами кипящей биомассы, но на место одной твари вставало две других...

- Огонь! - или что-то в этом роде, орал, размахивая молнией меча, лорд Ворт, весь перемазанный слизью и кровью разорванных на куски десантников. - Огонь!

Никогда прежде на памяти центуриона энергоячейки винтовок не разряжались так стремительно. Никогда прежде он не участвовал в сражении, которое шло одновременно везде. Сверху, справа, слева, сзади... Клыки, когти, в ярости выпученные глаза, вопящие рты, выстрелы, брызги, кровь, боль, Смерть, Долг... Минуты слились в один, непрерывный поток событий, каждое из которых могло стать причиной ранения, а то и гибели.

Изредка, в куче из рук, оружия, оторванных членов, возникал искаженный образ полковника Вепова с кровавым мечом. Казалось, он одновременно везде и ни где конкретно. Как в легендах о древних героях, его поджарая фигура возникала там, где было хуже всего, и сразу становилось легче... Чуть-чуть легче...

Ежерды стреляли. Пальцы сводило на сенсорах непрерывного огня. Ни кто уже даже не старался целиться, ни кто не смотрел на графики нагрева кожухов охлаждения ускорителей. И за спину они тоже старались не смотреть.

Ошметки биомассы долетали даже до командирской подковы на главной палубе "Штандарта". Бессонов морщился, спихивал куски вниз и охрипшим голосом продолжал отдавать приказы. Иногда, краем глаза, он замечал яростно поливающего огнем в сторону входа старого италийца. И радовался, что тот еще жив...

33
{"b":"55754","o":1}