ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А отец мой будто и не слышит ничего, время от времени хлопнет ладонью по плечу или по красной шее, где кучей чернели комары, встряхнет плечами, и все косит как ни в чем не бывало: шах-шах, шах-шах… Только когда я уже совсем заскулил, отец остановился, не спеша поправил косу, а потом повернулся ко мне и говорит, глядя пристально в глаза:

— Что я тебе, парень, скажу на это? Всех перебить, конечно, мы не перебьем, в этом ты прав. Однако бить их надо. Дави как можешь эту нечисть, однако же и о работе не забывай.

Затем отец снова от меня отвернулся и взялся за косу… Взмахнул пару раз и, будто вспомнив что-то очень важное, повернулся и промолвил мне, застывшему, то, что запомнилось на всю оставшуюся жизнь:

— Это уж, видимо, судьба наша такая: бить их днем и ночью. Иначе, сынок, загрызут. Им только попустись, опусти руки, так они, гады, только этого от нас и ждут, чтобы мы сникли. Сколько я за свою жизнь перебил их, передавил, ой-ей-ей: и до войны, и во время войны на фронте, да и после тоже — всю жизнь терпишь от них…

И вот сейчас, после этого воспоминания детства, я хочу перейти к адаманам и сказать, что и с этими адаманами мы должны бороться, как с теми же комарами.

Не впервые сталкиваемся мы с разной мерзостью, что липнет к трудящемуся человеку и не дает ему спокойно жить, той мерзостью, которая сосет кровь здорового человека. Вши, клопы, комары, мошка, гнус в Сибири, пауки-кровопийцы, разные бациллы, микробы, вирусы — сколько их на белом свете, и все они, как говорил когда-то мой отец, только опусти руки, сразу же навалятся на нас и если не совсем загрызут, то может случиться, что будешь ты изо дня в день прозябать да вкалывать на работе, а эти кровопийцы будут жить припевая.

Во все века народ мой интуитивно чувствовал, что от этих паразитов надо защищаться. Не потому ли в моем народе ценились и ценятся чистота, аккуратность, трудолюбие, хорошая баня, любовь к чистой воде и к ясному солнышку — посмотрите сами, какие мудрые и в то же время простые средства находил мой народ, чтобы защищаться от всего того многочисленного, что стремится жить припевая за его счет, высасывая его кровь. И уже от этого, от трудолюбия, от чистоты и аккуратности — рукой подать к нашим напевным народным песням, к веселым танцам, к тем хорошим обычаям, к той веками проверенной народной этике, которую мы, к сожалению, потихоньку теряем и которая объединяла и объединяет людей в то единое и крепкое, название чему — народ, тот народ, которому никакой черт не страшен, а тем более — какой-то там адаман.

И потому сейчас, когда я узнал, что белорус Валесский открыл адаманов, я душой чувствую, что адаманы — еще одна новая нечисть, с которой придется нам бороться. И чем скорее мы начнем изгонять их из нас, тем легче нам будет. Сейчас, не вступая в длинные путаные дискуссии, пока они не расплодились, надо с ними бороться.

Ив Мясцовый

Прежде чем давить, не подумав…

Когда знакомишься с бездоказательным демагогическим выступлением Мясцового, просто диву даешься, просто последние волосы на голове встают…

Товарищи дорогие, когда написана эта статья: в наш пафосный, современный, технизированный, урбанизированный, автоматизированный, просвещенный век или в те далекие глухие времена, когда в мире были только косы-семиручки?..

Давайте задумаемся, о чем говорит Мясцовый: о каких-то комарах, о каком-то болоте у кустов… Товарищи дорогие, куда, к чему зовет нас Мясцовый подтекстом своего выступления? Пускай сам и лезет в то гнилое болото, коль оно ему так мило, и пускай машет там косою-семиручкой до последнего своего вздоха… До одури пускай машет, если ему так хочется. Так нет ведь, сам он толстые романы пишет, а нас, горожан, в болото зазывает. Он что, дураками нас считает?

Да если бы все это и было главным в выступлении Мясцового, все равно это было бы полубедой, однако, как я понимаю, это совсем не главное в выступлении Мясцового. И поэтому я взялся за шариковую ручку, чтобы чуть-чуть приоткрыть людям правду, ту истину, которую изо всех сил стремится затуманить Мясцовый.

Не понимая или не желая понять современную реальность, не понимая, что все в мире взаимосвязано, и согласно с теми же материалистически-диалектическими законами, согласно причинно-следственным связям ни одно действие в природе не проходит бесследно, ибо это действие сразу же вызывает противодействие, кстати, по силе оно равно действию — не понимая и не чувствуя всей этой сложной взаимосвязи, Мясцовый призывает нас, цитирую, «давить, бить…».

К слову, я хочу заодно сказать, что это махание здоровыми кулаками налево и направо, эти мясцовые призывы давить, бить всякую нечисть, которые слышим мы, кстати, не впервые, давно пора выбросить на свалку истории. Сейчас иной век, иные отношения как между людьми, так и человека с природой, как живой, так и неживой. А тем более ставить на одну доску комаров и загадочных адаманов — вы что, товарищ Мясцовый, неужели вы не понимаете, что такая постановка вопроса не то что абсурдна, а просто страшная в своей безграмотности?

Кстати, хочу сказать несколько слов о комарах, к которым Мясцовый пристал как слепой к забору…

Знает ли Мясцовый, что такие, как он, заядлые сторонники давить и бить в одном из районов Сурской области потравили всех комаров? И что же получилось? Исчезли комары, и сразу же исчезла рыба в водоемах, которая питалась личинками комаров. Исчезли, подохли лягушки в болоте, голодные птицы улетели из опустевших лесов и болот, на которые сразу же, как саранча, невесть откуда напали разные жучки и козявки. Сожрав листья в лесах, эти жучки и козявки двинулись на поля: на картофель, на зеленую рожь, на овощи, — и тут уж никакая химизация, никакие гербициды не помогли, как ни травили самолетами картофель и рожь. Короче говоря, через год тот район было не узнать — будто вымер, как после чумы: в деревнях пустуют дома, окна их крест-накрест заколочены, только одичавшие кошки носятся по крапиве. И до сих пор тот район никак не заселят. У меня есть подозрение, что, руководствуясь такими вот мясцовыми призывами, мы потравили всех комаров не только в одном районе, ибо во время последней поездки в Сурскую область по линии подъема культурного уровня населения я проезжал не один такой опустевший район: стоят опустевшие дома, дороги подорожником да лебедой зарастают, людей нигде не видно…

Это ведь природа мстит человеку за издевательство над комарами — маленькими безобидными созданиями. Разве виноваты они, что их создала такими мать-природа? Ведь им тоже жить надо: и есть хочется, и потомство надобно плодить, как и всему живому, кстати, как и тем же адаманам… Да и коль на то пошло, сколько крови тот комарик может выпить? Ну, скажите мне, сколько? Самое большое каплю, ну, две — это уж чересчур… А тогда он и сам отвалится, лишнего ему не надо. А здоровый человек в сравнении с комариком во-он какой огромный! То, что его комар укусит, еще и польза человеку. Недаром когда-то врачи на тело человека пускали пиявок, чтобы они нехорошую кровь пили. За деньги, не бесплатно это делалось. А комар-добродей бесплатно все сделает, и даже благодарить его за это не надо.

Кстати, я хочу сделать еще одно небольшое отступление и кратко высказаться о пользе комаров, мошкары, крыс, бацилл, тех же микробов и многого другого, что Мясцовый не долго думая называет паразитами,[26] с которыми необходимо бороться.

Товарищи дорогие, да кабы не эти создания, мы, признаемся честно хотя бы себе, давно бы зажирели и опухли от лежания на печи, из этой задрипанной деревни никогда бы не выбрались. Они, паразиты, заставляют нас все время двигаться и шевелиться, из года в год, из века в век, от детства до старости они подгоняют нас в движении к светлому прогрессу.

Если взглянуть на них, на их тяжелый труд с нетрадиционной точки зрения, то можно увидеть, что паразиты приносят нам огромную пользу. Они, я скажу здесь образно и ярко, — двигатель истории. И вот на этот отлаженный исправный двигатель истории падает тяжеленная бездушная кувалда мясцовых идей.

вернуться

26

Шире и глубже о положительной роли паразитов в жизни общества сказано в моей работе «О пользе вредного» (Избр. произв., т. 4).

20
{"b":"55757","o":1}