ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ив Мясцовый

От редакции. Бесспорно, мы не могли да и не имеем права отказать известному писателю Мясцовому в возможности обратиться с открытым письмом к деятелям литературы и искусства.

Однако мы также не можем да и не имеем права отказать в возможности дать ответ Мясцовому ведущим деятелям литературы и искусства.

Открытое письмо Мясцовому заслуженных деятелей

литературы и искусства

Не впервые, как тот Пилип из конопли, вы, Ив Мясцовый, выскакиваете в мировой печати со своими замшелыми идеями народности. До сих пор мы знали вас как писателя, который хорошо умеет писать о росах, косах и прокосах. Занимались бы вы этим и впредь, были бы тогда у вас и деньги и слава… Однако в последнее время вы пытаетесь выходить на просторы новой тематики, связанной со стремительно меняющейся современной жизнью. Прихватив с собой старосветские дедовские отношения к жизни, вы пытаетесь навести порядок в нашем пафосно современном, космически технократическом мире. Однако с лаптем в космосе, как всем известно, делать нечего. Эти простые мысли понятны всем людям доброй воли, кроме, оказывается, вас, Ив Мясцовый.

И вот вы, Мясцовый, увидев мир не таким, каким бы вам хотелось видеть, — все мы хорошо помним тех комаров и то болото, куда вы нас призывали в своих прежних статьях, — начинаете охаивать нашу светлую радостную современность, обвинять нас, честных заслуженных деятелей литературы и искусства, в легковесности, безрассудстве и даже, до чего доходит ваше обвинение, в неграмотности, непрофессионализме (парадокс: ведь сами вы, Ив Мясцовый, с горем пополам закончили деревенскую десятилетку, а у каждого из нас, нижеподписавшихся, за плечами высшее образование, а у некоторых даже два…). Вы даже — до чего докатились в своей задубевшей народности! — хотите отучить людей от смеха и шуток… Дальше уж, как говорится, нельзя.

Просто не веришь своим глазам, когда читаешь ваше открытое письмо. Просто страшно слышать подобное в наш просвещенный век! Вы даже и не подумали, что своим письмом вы кладете темное грязное пятно на всю творческую интеллигенцию, которая и днем и ночью занята повышением культурного уровня народа.

Кстати, мы хотим сказать несколько слов о народе, с понятием которого вы носитесь из статьи в статью как с писаной торбой.

Когда-то облик нации определял крестьянин. А ныне, когда большинство населения живет в городах и ежевечерне у телевизоров и радиоприемников, у видеомагнитофонов и стереонаушников, через книги и журналы, через наши песни и танцы население интересуется культурой, которую создаем мы, нижеподписавшиеся, скажите же, Ив Мясцовый, кого нынче считать народом, а кого — не народом? Кто, по-вашему, мы, нижеподписавшиеся, представители народа или инопланетян, которых вы почему-то боитесь как черт ладана?

Поэтому мы, нижеподписавшиеся, от имени всего народа категорически требуем от вас, Мясцовый, не разводить панику среди населения. Бурнотекущую прогрессивную жизнь вспять не повернешь. Людям необходимо каждый день смеяться и радоваться, и поэтому мы, жертвуя своим временем и здоровьем, удовлетворяем их потребности, людям хочется знать тайны загадочных явлений, и мы рассказываем, объясняем эти тайны, приковывая внимание к загадочным адаманам, создавая занимательные фильмы, спектакли, рисуя новые картины, сочиняя новые книги, новые песни, созвучные нашему пафосному и радостному времени. И всем этим мы объединяем население.

Кстати, несколько слов об адаманах. Откуда исходит тревога и паника среди населения? Не от вас ли, Ив Мясцовый, исходит вселенский визг, тревожащий простых людей? Неужели вы не понимаете, что своими необоснованными, совсем недоказательными и непродуманными криками и призывами вы нарушаете жизнь простых людей? Адаманы и все то, что называете вы адамановщиной, это и есть как раз то новое, что входило, входит и будет входить в жизнь каждого поколения. Так было из века в век, так будет и впредь. Как свидетельствуют историки, еще в первом столетии до новой эры такие же, как и вы, Мясцовый, крикуны и паникеры, орали, что молодежь — не та, что мир вот-вот перевернется. И что же мы видим — живет мир, как и до сих пор жил.

Бесспорно, что все новое, входящее в нашу жизнь, требует новых человеческих взаимоотношений, нового мышления, новых идейных течений, новых отношений к жизни и смерти вообще…

Зачем тогда паниковать?.. Откуда у вас, Мясцовый, этот страх перед будущим? Полагаем, что ответ здесь один: вы, Мясцовый, отстали от реальной жизни и, как это всегда ведется, стали искать причины своей необразованной отсталости не в самом себе, а в окружающей среде, обвиняя всех и вся, и нас, безвинных, в том числе, в своих собственных трагедиях, которые, кстати, мало кого интересуют…

Не вы первый, не вы последний.

И поэтому мы, честные представители литературы и искусства, хотим в печати открыто высказать свое справедливое законное гражданское возмущение вашей неверной идейной позицией, наносящей большой вред обществу.

Ив Мясцовый, остановитесь, пока не поздно!

Э.М.Глоблевый, Б.И.Руколицинский,

В.Е.Мороходов, В.М.Галилейский,

В.Г.Шварловский и др.,

всего 149 подписей.

А жизнь шла, шла по своим писаным или неписаным — сразу не разберешь — законам…

Мир воочию разделялся на две цивилизации, и в одной из них полновластно хозяйствовала всемогущая ТНК «Адаманис». И даже те страны, которые противостояли мощному разрушительному натиску «Адаманиса» и употребляли антиадаманин, даже эти страны вынуждены были как можно быстрее развивать города, возводить заводы и фабрики, чтобы с помощью науки и техники создавать то грозное и всесокрушающее, что могло хотя бы чуть-чуть остановить натиск «Адаманиса»…

Города росли, росли как вширь, так и вверх… И все выше поднимались над городами туманные ядовитые тучи, которые назывались смогом и которые не исчезали над городами ни днем ни ночью. Вольный ветер, который, как всем известно, не знает ни государственных границ, ни общественных законов, разносил эти тучи по всей Земле, и все чаще на головы людей, на озера и реки, на поля и леса проливались нудные кислотные дожди, отравляя в земле и в воде все живое… Море все больше затягивалось нефтяной пленкой, все меньше в морях и океанах оставалось рыбы, а та, которая плавала, была полуотравленной… Озонная дыра над Антарктидой становилась все больше и больше. Все меньше оставалось на земле чистых рек и озер, высыхали леса, все чаще посреди лета падал на землю белый холодный снег, а зимой гремел гром, блистала молния и шли дожди.

На улицах громадных городов появились махонькие будки-автоматы, в которых за большие деньги можно было подышать чистым кислородом — с каждым годом кислород становился все дороже, и люди в последнее время половину дня трудились только ради того, чтобы несколько минут подышать чистым кислородом. Как и всегда, «Адаманис» и на этой беде наживал себе капитал: взял под свой полный контроль выпуск будок-автоматов по производству кислорода…

Все бледнее становились лица людей, без больницы и без хирургических операций уже ни одна женщина не могла родить ребенка, детей повсеместно кормили искусственным молоком. Слабели люди. Кроме СПИДа появились новые загадочные заболевания, и очень часто на городских улицах или у заводских станков неожиданно умирали внешне здоровые люди…

В тех странах и в тех городах, где царила всемогущая ТНК «Адаманис», люди и на самом деле преображались, и неизвестно, почему это происходило: то ли адаманы заставляли людей собираться в города, то ли сами люди, собираясь в городах, плодили в себе адаманов, и поэтому так резко изменялась их психика.

И уже сейчас, так получилось, особо никто людей в города не приглашал — люди сами туда стремились изо всех сил, а если кого-либо насильно вывозили из городов, то эти люди чувствовали себя очень плохо, холодом и одиночеством наполнялись их души, и поэтому люди сразу же стремились назад, к городам, где в вечном шуме, грохоте, суете, во время адаманисовских фильмов и спектаклей, увлеченные игральными автоматами или прослушиванием адаманисовских мелодий в стереонаушниках, люди забывали себя, свою суть, им становилось спокойнее настолько, что даже смерть близкого человека, родственника воспринималась как закономерное явление, которое необходимо отметить очередной выпивкой и казенными словами, которые уже никого не волновали — люди даже не задумывались, кому и зачем они говорили у гроба покойника…

34
{"b":"55757","o":1}