ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Цзя Чжэн умолк, из глаз его покатились слезы. — Зачем тогда понадобилось господину держать экзамен на цзюйжэня? — возразили ему. — Ведь он и до экзамена мог уйти!

— Что вы понимаете?! — вскричал Цзя Чжэн. — Ведь он сродни владыкам созвездий на небесах, отшельникам и святым старцам, скрывающимся в горах и пещерах! Он никогда всерьез не учился. Но стоило ему чуть-чуть постараться, и для него не было ничего невозможного. Да и характером он не походил на других.

Цзя Чжэн снова вздохнул.

Слуги завели разговор о Цзя Лане и немного отвлекли Цзя Чжэна от мрачных мыслей.

Он снова принялся за письмо и подробно описал свою встречу с Баоюем, наказывая домашним не беспокоиться. Письмо он отдал слуге, приказав поскорее его доставить, а сам продолжал путь. Но об этом речь впереди.

Тем временем тетушка Сюэ, узнав об амнистии, приказала Сюэ Кэ занять денег и, выбрав счастливый день, отправила за Сюэ Панем. В ведомстве наказаний деньги приняли, и Сюэ Пань был освобожден.

Вряд ли стоит рассказывать о том, как встретились Сюэ Пань с матерью и сестрой, сколько было радости и в то же время печали!

— Пусть изрежут меня на куски, если я когда-нибудь снова возьмусь за старое! — торжественно заявил Сюэ Пань.

— Замолчи! — Тетушка Сюэ зажала ему рот рукой, опасаясь, как бы такими словами он снова не накликал несчастья. — Чем болтать всякие глупости, ты подумал бы о другом! Сколько пришлось терпеть из-за тебя бедной Сянлин, и раз уж Цзиньгуй умерла, сделал бы ее своей женой! При всей нашей бедности мы сумеем ее прокормить! Что ты на это скажешь?

Сюэ Пань согласился.

— Вот и хорошо, — промолвила Баочай, поглядев на Сянлин, которая вся вспыхнула. — Чего застеснялась? Будешь прислуживать старшему господину, как прежде прислуживала мне.

С этих пор все в доме стали называть Сянлин старшей госпожой и беспрекословно ей повиновались.

Когда Сюэ Пань собрался пойти в семью Цзя поблагодарить за помощь, тетушка Сюэ и Баочай отправились вместе с ним. Сюэ Пань всем поклонился, а затем начался непринужденный разговор.

В это время от Цзя Чжэна прибыл слуга, передал госпоже Ван письмо и сказал:

— Господин приедет через несколько дней.

Госпожа Ван приказала Цзя Ланю прочесть письмо вслух. Как только Цзя Лань дошел до того места, где была описана встреча с Баоюем, послышались рыдания. Когда же стало ясно, что Баоюй — небожитель, переселившийся в телесную оболочку простого смертного, все стали утешать госпожу Ван:

— Хуже было бы, если бы он, став чиновником, совершил преступление, разорив всю семью! А ведь он — небожитель! Что может быть лучше! И явился он в нашу семью благодаря вашим добродетелям. Извините, что вспоминаем об этом, госпожа, но когда-то господин Цзя Цзин из восточного дворца почти десять лет занимался самоусовершенствованием, но так и не смог обрести бессмертие. А стать бодхисаттвой еще труднее! Подумайте об этом, госпожа, и душа ваша успокоится!

Но госпожа Ван сквозь рыдания говорила тетушке Сюэ:

— Я не ропщу, что Баоюй покинул меня! Мне только жаль его жену! Ведь они сочетались браком совсем недавно! Как он мог оказаться таким безжалостным?

Тетушка Сюэ тоже расстроилась, а Баочай горько заплакала.

Тогда госпожа Ван сказала:

— С сыном всегда было много хлопот… Когда он женился и выдержал экзамены, да к тому же стало известно, что скоро появится наследник, казалось, можно было бы успокоиться. Не ожидала я от него такого поступка! Знай я раньше, что он уйдет из дому, не позволила бы жениться и губить девушку!

— Так, видно, предопределила судьба, — заметила тетушка Сюэ. — Да что тут говорить? Хорошо, если невестка родит вам внука, тот сделает карьеру и станет опорой для семьи. Поглядите на Ли Вань! Сын ее выдержал на цзюйжэня, а в будущем году, глядишь, получит степень цзиньши и станет чиновником. Наступят тогда для Ли Вань радостные дни, и все это благодаря ее добродетелям. Ведь вы, сестра, знаете Баочай: она не легкомысленна. Так что не убивайтесь!

Выслушав тетушку Сюэ, госпожа Ван подумала: «Баочай — скромная, тихая девочка, больше всего любила покой. Как ей не повезло! Видно, от судьбы не уйдешь! Баочай тяжело, но она крепится, утешает меня. Таких, как она, редко встретишь. Кто мог подумать, что Баоюю не выпадет ни крупинки счастья в нашем людском мире!..»

Затем госпожа Ван задумалась над судьбой Сижэнь: «Коснись дело другой служанки, все было бы просто: взрослую выдали бы замуж, маленькую — сделали служанкой Баочай. А вот с Сижэнь я не знаю, как поступить».

И госпожа Ван с нетерпением ждала вечера, когда можно будет поговорить с тетушкой Сюэ наедине и высказать свои тревоги и опасения.

В тот день тетушка Сюэ решила не возвращаться домой, чтобы не оставлять Баочай наедине с грустными мыслями.

Баочай, умная от природы, между тем размышляла: «Баоюй с рождения был странным, не таким, как все, так, видимо, предопределила судьба в одной из его прежних жизней. Поэтому плакать и горевать бесполезно».

Баочай поделилась своими мыслями с матерью, и у тетушки Сюэ отлегло от сердца. О своем разговоре с дочерью она рассказала госпоже Ван, и та со вздохом промолвила:

— Не будь у меня добродетелей, не досталась бы мне такая замечательная невестка!

Госпожа Ван снова расстроилась, и тетушке Сюэ пришлось ее утешать. После этого речь зашла о Сижэнь, и тетушка Сюэ сказала:

— Сижэнь совсем извелась, даже похудела, тоскуя о Баоюе. Будь она его законной женой, ей нельзя было бы выйти замуж вторично, а она только наложница, да и то никто об этом не знает.

— Я как раз и хотела посоветоваться с вами насчет Сижэнь, — произнесла госпожа Ван. — Уехать домой она не захочет, еще, пожалуй, покончит с собой! И здесь ее оставить нельзя — муж не разрешит! Просто не знаю, как быть.

— Вряд ли, конечно, ваш муж согласится оставить Сижэнь, — промолвила тетушка Сюэ. — Ведь он не знает, какое положение она занимала, и считает простой служанкой. А в этом случае нет никаких оснований ее держать. Сижэнь молода, характер у нее покладистый. Придется вам, сестра, вызвать ее родных, пусть выберут Сижэнь жениха, а вы дадите побольше приданого. Ведь она вам верно служила. И если вы поступите так, никто не упрекнет нас в неблагодарности. Попробую уговорить Сижэнь не упрямиться. Пока не надо ей говорить, что мы собираемся вызвать ее родных. Вот когда ей найдут жениха и мы узнаем, кто он и из какой семьи, тогда и разговор заведем.

— Вы правы, сестра, — согласилась госпожа Ван. — Муж мой ни за что не оставил бы Сижэнь в доме. А это все равно что ее погубить!

— Совершенно верно, — ответила тетушка Сюэ.

Они поговорили еще немного, и тетушка Сюэ отправилась к Баочай. Первое, что ей бросилось в глаза, это заплаканное лицо Сижэнь. Тетушка Сюэ стала всячески утешать девушку.

Скромная и застенчивая, Сижэнь лишь поддакивала, а когда тетушка умолкла, сказала:

— Я простая служанка, а вы, госпожа, настолько добры, что меня утешаете! Делайте со мной что хотите — я не осмелюсь перечить.

«Какая послушная девочка!» — с радостью подумала тетушка Сюэ.

Баочай в свою очередь завела с Сижэнь разговор о предназначении женщины.

Через несколько дней приехал Цзя Чжэн. Первым долгом он повидался с Цзя Шэ и Цзя Чжэнем, которые уже вернулись из ссылки, и они рассказали друг другу о пережитом за время разлуки. Затем он пошел на женскую половину. Едва разговор коснулся Баоюя, все снова расстроились.

— Такова судьба! — промолвил Цзя Чжэн. — Сейчас главное — беречь доброе имя семьи и не допускать беспорядков в доме! Каждая ветвь нашего рода будет вести хозяйство отдельно. — И он обратился к госпоже Ван: — У нас в доме ты это возьмешь на себя. Следи за всем хорошенько!

Госпожа Ван сказала мужу, что Баочай беременна, и добавила:

— Придется отпустить всех служанок Баоюя!

Цзя Чжэн ничего не сказал, только кивнул головой.

На следующий день Цзя Чжэн прибыл ко двору и обратился к высшим сановникам:

131
{"b":"5576","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Резня на Сухаревском рынке
Глиняный колосс
Педагогика для некроманта
Дурная кровь
Uber. Инсайдерская история мирового господства
Семь нот молчания
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Как раскрутить блог в Instagram: лайфхаки, тренды, жизнь