ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Разумеется, — ответила госпожа Син.

Тут матушка Цзя передала Фэнцзе только что состоявшийся разговор.

— Не сочтите мои слова за дерзость, — промолвила Фэнцзе. — Но стоит ли искать Баоюю невесту на стороне, если самому Небу угодно, чтобы женой его стала девушка, которая живет совсем рядом?

— Кто же это? — удивилась матушка Цзя.

— Неужели забыли, что «драгоценная яшма» сочетается с «золотым замком»? — улыбнулась Фэнцзе.

— Почему ты вчера об этом не напомнила, когда тетушка была здесь? — очень довольная, спросила матушка Цзя.

— Слишком я молода, чтобы давать советы почтенным госпожам, — ответила Фэнцзе. — К тому же тетушка пришла в гости, и неудобно было заводить разговор о подобных вещах. Госпожи сами должны устроить это сватовство.

Матушка Цзя, а следом за нею госпожи Син и Ван рассмеялись.

— Это я от старости поглупела, — промолвила матушка Цзя.

Тут служанка сообщила, что пришел доктор. Матушка Цзя осталась в передней, а госпожи Ван и Син поспешили скрыться.

Доктор вошел в комнату в сопровождении Цзя Ляня, справился о здоровье матушки Цзя и лишь после этого проследовал во внутренние покои. Осмотрев девочку, он вышел, почтительно поклонился матушке Цзя и сказал:

— У ребенка судороги от испуга, да еще жар от простуды. Состояние тяжелое. Прежде всего необходимо отхаркивающее средство, а потом уже порошок для изгнания четырех духов. Еще очень хорошо безоар. Но в лавках безоар поддельный, а надо раздобыть настоящий.

Матушка Цзя поблагодарила врача. Он прописал лекарство и уехал.

— Женьшень в доме есть, — сказала Фэнцзе, пробежав глазами рецепт, — а вот безоар — не знаю. Если покупать, то непременно настоящий.

— Погоди, надо спросить у тетушки, — предложила госпожа Ван. — Ведь Сюэ Пань ведет торговлю с купцами из западных стран, может, у них найдется. Сейчас пошлю служанку разузнать.

Пришли сестры, посидели немного, потом проводили матушку Цзя.

Когда Цяоцзе дали лекарство, ее стошнило. Фэнцзе немного успокоилась — по крайней мере девочка вышла из оцепенения.

Вскоре служанка госпожи Ван принесла пакетик и отдала Фэнцзе со словами:

— Вторая госпожа, вот безоар! Госпожа сказала, чтобы взяли сколько нужно!

Фэнцзе велела Пинъэр заварить мелко толченный жемчуг, камфару и киноварь. Отвесила на весах безоар, добавила к горячей смеси, и лекарство было готово. Теперь осталось ждать, когда проснется Цяоцзе.

Тут раздвинулась дверная занавеска, и на пороге появился Цзя Хуань.

— Как Цяоцзе? — спросил он. — Матушка велела справиться о ее здоровье.

Фэнцзе насторожилась: с чего это Цзя Хуань и его мать стали вдруг так внимательны? — и ответила:

— Ей получше, поблагодари матушку за заботу!

Каждое слово Фэнцзе Цзя Хуань сопровождал кивком головы, а сам все что-то высматривал, глаза так и шныряли по комнате.

— Вы, я слышал, говорили о безоаре, — произнес он наконец. — Что это такое? Может, позволите посмотреть?

— Не шуми, девочку потревожишь, — цыкнула на него Фэнцзе. — А безоар я тебе показать не могу. Его уже сварили.

Тут Цзя Хуань потянулся рукой к висевшему над очагом котелку и ненароком опрокинул его. Содержимое вылилось прямо в огонь, а Цзя Хуань убежал.

— И зачем только сюда принесло этого выродка! — крикнула вслед ему Фэнцзе. — Твоя мать хотела меня погубить, а теперь ты явился погубить мою девочку! Не иначе как в прошлой жизни мы были заклятыми врагами!

Затем Фэнцзе напустилась на Пинъэр, обвиняя во всем ее. В это время пришла служанка за Цзя Хуанем.

— Скажи тетушке Чжао, что очень хорошо она заботится о нас! — в сердцах крикнула Фэнцзе. — Пусть успокоится. Цяоцзе не выжить!

Пинъэр снова стала готовить лекарство. Ничего не понимая, служанка спросила шепотом у Пинъэр:

— Почему госпожа сердится?

Пинъэр рассказала, что Цзя Хуань опрокинул котелок с лекарством.

— Теперь понятно, почему он куда-то скрылся! — воскликнула служанка. — Не знаю, что с ним дальше будет! Давай помогу тебе, сестра Пинъэр!

— Не надо, — ответила Пинъэр. — Можешь идти! К счастью, осталось еще немного безоара, и лекарство можно снова приготовить.

— Я все расскажу тетушке Чжао, — пообещала девочка, — пусть знает, какой у нее сын, и не ругает других.

Девочка действительно рассказала обо всем наложнице Чжао. Та рассердилась и приказала немедленно позвать Цзя Хуаня. Служанки нашли его в передней.

— Ах ты, мерзавец! — напустилась на него мать. — Зачем разлил лекарство? Теперь тебя проклинают! Ведь я велела только справиться о здоровье девочки! Зачем же было лезть в комнату? Как говорится, «искать вшей у тигра»! Погоди, расскажу отцу, он тебя поколотит.

В ответ Цзя Хуань нагрубил матери…

Если хотите знать, что он сказал, прочтите следующую главу.

Глава восемьдесят пятая

Цзя Чжэн получает повышение по службе и принимает поздравления;
Сюэ Пань совершает преступление, и его ждет наказание

Итак, в ответ на упреки матери Цзя Хуань крикнул:

— Что такого я сделал? Пролил немного лекарства? С девочкой ничего не случилось, а меня и там и тут обругали! В злом умысле обвинили! Смерти моей захотели? Погодите, разделаюсь я с этой девчонкой! Пусть убираются отсюда!

Чжао бросилась к Цзя Хуаню, зажала ему рот рукой.

— Замолчи! Как бы за такие слова из тебя первого душу не вытряхнули!

Поссорившись с сыном, наложница Чжао в то же время затаила обиду на Фэнцзе. Она даже не послала к ней служанку попросить извинения за сына.

Цяоцзе через несколько дней поправилась, но вражда между обеими семьями не проходила.

Как-то к Цзя Чжэну пришел Линь Чжисяо и сказал:

— Нынче день рождения Бэйцзинского вана. Жду ваших распоряжений, господин!

— Надо все сделать так, как и в прошлые годы, — ответил Цзя Чжэн. — Доложи об этом старшему господину Цзя Шэ и отошли подарки!

Линь Чжисяо не стал мешкать и отправился выполнять приказание. Вскоре пришел Цзя Шэ, и они вместе с Цзя Чжэнем, Цзя Лянем и Баоюем собрались к Бэйцзинскому вану пожелать долголетия.

Красивая внешность и величественная осанка Бэйцзинского вана всегда внушали Баоюю благоговение, и он радовался предстоящей встрече.

Прибыв ко дворцу Бэйцзинского вана, Цзя Шэ и Цзя Чжэн отослали со слугой свои визитные карточки и стали дожидаться приглашения. Вскоре появился евнух, перебирая четки, и, хихикая, обратился к Цзя Шэ и Цзя Чжэну:

— Как изволите поживать, почтенные господа?

Гости в свою очередь справились о здоровье евнуха, после чего тот сказал:

— Ван милостиво просит вас пожаловать!

Все пятеро последовали за евнухом. Они миновали высокие двухъярусные ворота, обогнули зал и лишь после этого подошли ко входу, ведущему во внутренние покои дворца. Здесь евнух их оставил, а сам пошел доложить вану о прибытии гостей. Вскоре к ним вышли младшие евнухи, справились о здоровье. Потом появился первый евнух и произнес:

— Прошу!

Гости вошли во внутренние покои и на террасе увидели Бэйцзинского вана в парадном одеянии. Он поднялся им' навстречу. Цзя Шэ и Цзя Чжэн первыми приблизились к вану, справились о его здоровье, следом за ними Бэйцзинского вана приветствовали Цзя Чжэнь, Цзя Лянь и Баоюй.

Бэйцзинский ван взял Баоюя за руку:

— Давно не виделись, и я часто о тебе вспоминаю. Как твоя яшма?

— Спасибо за заботу, все хорошо, — почтительно кланяясь, отвечал Баоюй.

— Чем бы таким тебя угостить? — спросил Бэйцзинский ван и сказал: — Пойдемте побеседуем!

Евнухи отодвинули дверную занавеску, и Бэйцзинский ван, промолвив: «Прошу!», пошел вперед, за ним, кланяясь, последовали гости.

Цзя Шэ опустился на колени и принес Бэйцзинскому вану свои поздравления, а вслед за ним и все остальные. Но об этом мы рассказывать не будем.

Немного погодя Бэйцзинский ван приказал евнуху проводить гостей в зал, где собрались родственники и друзья, и угостить на славу. Баоюя он оставил у себя и даже пригласил сесть.

14
{"b":"5576","o":1}