ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не успела госпожа Ван вернуться к себе, как сразу же нашла то, что искал Цзя Чжэн. Они завели разговор о разных пустяках, и Цзя Чжэн, как бы между прочим, осведомился:

— Инчунь уехала?

— Уехала. Знаешь, она все время плачет. Говорит, что господин Сунь жесток и невыносим.

И госпожа Ван рассказала мужу все, что слышала от самой Инчунь.

— Я всегда знал, что они друг другу не пара, — вздохнул Цзя Чжэн. — К несчастью, мой старший брат давно просватал Инчунь, и я ничего не мог сделать!

— Они только что поженились. Надеюсь, со временем все уладится, — сказала госпожа Ван и вдруг рассмеялась.

— Ты что смеешься? — удивился Цзя Чжэн.

— Вспомнила рассуждения Баоюя на этот счет, — ответила госпожа Ван. — Он совсем еще глуп. Как малый ребенок.

— Что же он говорил? — заинтересовался Цзя Чжэн.

Госпожа Ван передала мужу свой разговор с сыном.

Цзя Чжэн не сдержал улыбки и произнес:

— Кстати, я вспомнил об одном деле. Плохо, что мальчик целые дни проводит в саду. С дочерью проще — она все равно уйдет в чужую семью, а сына надо учить и воспитывать, иначе добром дело не кончится. Тут как-то мне порекомендовали учителя, уроженца юга, человека весьма ученого и высокой нравственности. Но я подумал, что южане обычно отличаются мягким характером, а городские дети избалованы и не в меру хитры, кого хочешь одурачат. Но учитель, чтобы не потерять лица, ни за что не признается в этом и таким образом будет воспитаннику потакать. Вот почему старшие нашего рода никогда не приглашали учителей, а выбирали пожилого и самого ученого человека из своей же семьи и делали учителем домашней школы. Нынешний учитель господин Цзя Дайжу ученостью не отличается, зато держит учеников в строгости. Чем праздно проводить время, пусть лучше Баоюй ходит в школу.

— Вы совершенно правы, — согласилась госпожа Ван. — Пока вы отлучались по служебным делам, мальчик болел, а теперь пусть возобновит учение.

На том разговор окончился.

На следующее утро, как только Баоюй привел себя в порядок после сна, слуги сообщили:

— Старший господин велит господину Баоюю пожаловать.

Баоюй поспешил к отцу, справился о его здоровье и молча стал в сторонке.

— Ты совсем забросил учение, — строго произнес Цзя Чжэн. — Несколько переписанных тобою текстов не в счет. Говорят, ты ссылаешься на болезнь и не желаешь учиться. Совсем распустился. Ведь ты сейчас совершенно здоров. Целыми днями играешь с сестрами, устраиваешь возню со служанками, а делом не занимаешься. Стишки пишешь, и те посредственные. А на государственных экзаменах главное — написать восьмичленное сочинение на заданную тему. Если за год не сделаешь никаких успехов, учиться тебе незачем, а мне сын-неуч не нужен.

Цзя Чжэн позвал Ли Гуя и приказал:

— С завтрашнего дня пусть Бэймин сопровождает Баоюя в школу. Приведите в порядок учебники и принесите мне посмотреть. В первый день я сам отведу Баоюя в школу! Иди! — крикнул он сыну. — Утром буду ждать тебя!

Баоюй ничего не ответил, постоял немного и возвратился во двор Наслаждения пурпуром.

Сижэнь с волнением дожидалась его. Когда же он приказал ей собрать учебники, обрадовалась. Баоюй послал служанку известить матушку Цзя о решении отца, надеясь, что бабушка пожалеет его и оставит дома. Но матушка Цзя велела позвать его и сказала:

— Выполни волю отца. Не серди его. А будет тяжело — скажешь мне!

Пришлось Баоюю смириться.

— Разбудите меня завтра пораньше, — приказал он служанкам, — отец собирается вести меня в школу.

Чтобы Баоюй не проспал, Сижэнь с Шэюэ всю ночь попеременно сидели у его постели.

Приведя себя утром в порядок, Баоюй послал девочку-служанку передать Бэймину, чтобы тот ждал его у вторых ворот с учебниками и остальными школьными принадлежностями.

Сижэнь все поторапливала Баоюя. Наконец он собрался и вышел из дому. Но, прежде чем пойти к отцу, послал разузнать, у себя ли он.

— К господину пожаловал гость, — ответил мальчик-слуга, — и ждет, пока господин оденется.

Баоюй вошел в кабинет, когда Цзя Чжэн как раз собирался посылать за ним слугу. Отец дал ему еще несколько наставлений, после чего оба сели в коляску. За коляской следовал Бэймин, неся книги.

Цзя Дайжу уже был предупрежден, что придет Цзя Чжэн и приведет Баоюя, и как только тот появился, поднялся ему навстречу. Цзя Чжэн и учитель справились о здоровье друг друга, и учитель спросил:

— Как поживает ваша почтенная матушка?

Баоюй тем временем подошел к Дайжу, поклонился. Цзя Чжэн попросил Дайжу сесть и лишь после этого сел сам.

— Я хочу вас кое о чем попросить, потому и приехал вместе с сыном, — начал он. — Мальчик вырос и должен готовиться к государственным экзаменам, дабы в будущем добиться высокого положения и славы. Дома — одно баловство. Единственное, чем он занимается, — это сочиняет стихи, дело малополезное, да и сами по себе стихи несерьезные: про облака, росу и луну. В жизни это не пригодится.

— Мальчик не только красивый, но и умный, почему же не учится, а увлекается ребяческими забавами? — сокрушенно покачал головой Дайжу. — Стихами, конечно, заниматься не вредно, но после того, как постигнешь остальные науки.

— Совершенно с вами согласен, — промолвил Цзя Чжэн. — Потому прошу вас отныне заставлять его побольше читать, учить наизусть канонические книги и писать сочинения. Будет лениться — строго его наказывайте. Это пойдет ему только на пользу. По крайней мере не зря проживет жизнь.

Цзя Чжэн встал, поклонился Дайжу, поговорил с ним еще немного и попрощался. Дайжу проводил его до ворот и попросил передать старой госпоже пожелания здоровья. Цзя Чжэн сказал, что непременно передаст, и уехал. Когда Дайжу вернулся, Баоюй сидел возле окна в юго-западном углу комнаты, а перед ним на столе лежали две стопки книг и тетрадки с сочинениями. Бумагу, тушь, кисти и тушечницу он велел Бэймину убрать в ящик.

— Я слышал, Баоюй, ты болел, — обратился к юноше Дайжу. — Как сейчас себя чувствуешь?

— Хорошо, — вставая, ответил Баоюй.

— Тогда приступим к занятиям, — заявил Дайжу. — Учись усердно! Тогда оправдаешь надежды отца, станешь настоящим человеком. Начнем с пройденного. Каждое утро, до завтрака, будешь читать канонические книги, после завтрака — писать сочинение, в полдень толковать прочитанные тексты и несколько раз повторять их вслух.

— Слушаюсь, — ответил Баоюй, снова сел, огляделся. Ни Цзинь Жуна, ни других его сверстников не было. Баоюй увидел каких-то незнакомых мальчиков, маленьких и очень невоспитанных. Баоюй вспомнил о Цинь Чжуне и загрустил. С ним, по крайней мере, можно было делиться своими сокровенными мыслями.

От чтения Баоюя оторвал голос Дайжу:

— Сегодня можешь уйти пораньше! Толкованием текстов займемся завтра. Ты мальчик способный, вот и подготовь две главы. Я посмотрю, что ты знаешь, достиг ли каких-нибудь успехов за последнее время.

Слова учителя привели Баоюя в волнение.

Если хотите узнать, как прошел следующий день Баоюя в школе, прочтите следующую главу.

Глава восемьдесят вторая

Старый учитель предостерегает упорствующего в своих заблуждениях юношу;
дурной сон повергает в смятение обитательницу павильона Реки Сяосян

Итак, Баоюй возвратился из школы и первым долгом навестил матушку Цзя.

— Вот и хорошо! — с улыбкой промолвила старая госпожа. — Наконец-то дикого коня обуздали! Иди повидайся с отцом, а потом можешь гулять!

Баоюй поддакнул и отправился к Цзя Чжэну.

— Уже окончились занятия? — удивленно спросил Цзя Чжэн. — А задание тебе учитель дал?

— Дал, — ответил Баоюй. — Утром буду читать канонические книги, после завтрака — писать сочинение, в полдень — заниматься толкованием текстов и читать их вслух.

— Сходи к бабушке, побудь с ней немного, — велел отец. — И хорошенько запомни: прежде всего дело, а потом забавы. Спать ложись и вставай пораньше. И не пропускай занятий! Понял?

3
{"b":"5576","o":1}