ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Когда ты на земле, длинны день и ночь в делах, заботах, думах. Отсюда, где медленно течение времён, стремительную поступь на земле узришь. Храм Божий учредишь, но будешь, неузнанный, оттуда изгнан! ... Мужчины, женщины с открытыми лицами, одна - жена... Нет, не знал Иса семьи, путы родичей, как сеть для ловли рыб, не испытал*.

______________

* Так чей же сон записан Ибн Гасаном? Неужто Мухаммеда?

- ... Да, твои жёны! - Иса вдруг сказал то ли в осуждение, то ли укоряя. - Их столько, что не счесть!

- Одна лишь!

- Одна?

- Лишь Севда! - Но тут же усомнился: одна ли?! И от увиденного внизу, где твердь земная, ибо уже случилось, устыдился, что сказал неправду: Но Айша!

- Влечение к девственнице, никогда прежде не испытанное?

Вдвоём с Айшой остались, дотронулся до неё. Не спешить,

вспугнув резким движением. И забыть, что пророк, такой, как

все!

- Свадьбы ещё не было!

- Пока в кругах небесных, успел на земле жениться!

Слышит Айшу, но кому рассказывает? Мы приехали в Медину

[Йатриб]. Однажды я на качелях качалась меж веток смоквы,

мать меня остановила, погладила голову, причёску поправила,

дала лицо сполоснуть, повела к дому. Много женщин было,

одели меня в нарядную одежду, яркий платок на голову

накинули, и я с мамой вошла в другую комнату, где сидел

отец, и тут я посланника Аллаха увидала. Холодно было,

Мухаммед подсел согреться к курси, возвышению, под которым

тлели угли, отдавая дому жар. - Посадив меня рядом с

посланником, мать сказала: "Вот, доченька, твоя семья, да

осенит вас благословением Аллах!" Ради этого случая не

закололи животное жертвенное, не зарезали овцу. Бин Убада

прислал блюдо с простой едой. Севда вышла встречать Айшу, ни

огорчения на лице, ни раздражения. Ночью вдруг Севда говорит

Мухаммеду:

- Надо девочку готовить.

- К чему? - удивился.

- Стать женой!

- Разве она женой мне послана?

- А кем?! - Мухаммед промолчал, Севда, кажется, поняла:

Айша и жена, и не жена, дитя, а для неё как дочь.

- А следом третья жена!

- Четвёртая!

- Тебе виднее!

- После Хадиджи, Севды и Айши - Хафса.

Дочь Омара и Айша рады: отцы их, Омар и Абу-Бакр, дружбой

спаяны, к тому ж такая ревность к Севде!

- На дочерях соратников женитьба... - во имя крепкого союза?

- А разве нет? И прочен договор, когда скреплён узами семейными!

- И выдать дочерей во имя той же крепости? Ругийю - за Османа, Фатиму за Али?

- О, дочь любимая Ругийа!..

- Горечь смерти?

Но разве... уже случилось!

- О, знание потерь позднейших на земле, что с неба увидал! Переживания мне верного Османа!

- И ссора - знает Иса! - меж соратниками!

Омар предложил Осману в жёны недавно овдовевшую

восемнадцатилетнюю дочь Хафсу. Осман, точно оскорбили его

чувства, резко ответил: - Нет!

Омар вспылил.

- Умерь свой гнев, Омар, - сказал Мухаммед, - не спеши его

осуждать! Ему судьбой предназначена женщина лучшая, нежели

дочь твоя Хафса! Нет, ты не ослышался, я сказал то, что

сказал, имей терпение и выслушай до конца, ибо и дочери

твоей Хафсе предназначен лучший, нежели Осман, муж! Омар

тотчас понял: он и сам думал предложить Мухаммеду дочь! Но

радость от лучшего мужа не вытеснила недоумения о лучшей,

нежели его дочь, жене для Османа: кто ж она?! Дочь

Мухаммеда Умм-Кюльсум!

- Надежная опора: дважды зять?!

- Но каждый - щит, и каждый - меч!

- Ждёшь новую жену - она уже в могиле.

- То был не плоти зов!

- Что б ни было!

- Женился на вдове, муж был славный воин, влиятелен и род, с их помощью язычников победил! Умерла - с почестями похоронил!

- И следом новая женитьба?

- Ты строг, Иса! Разброс родов, вражда племён, и я во имя...

- Уж слышал я о крепости семейных уз!

Не успели похоронить Зейнаб, совет был: жениться на

Умм-Сальме, сестре вождя мекканского рода максумов, дабы

внести раскол в ряды врагов.

Но я слышал, Абу-Бакр, что ты сватался к ней!

"Да, красива и умна... отказала мне!"

И ты сватался, Омар!

"И за меня не вышла".

Думаете, согласится выйти за меня?

Долго раздумывала: "Я уже не молода, к тому ж у меня

характер завистливый, уживусь ли с жёнами?" Мухаммед

уговаривал: "Если сама знаешь, что завистлива, Бог тебе

поможет стать лучше".

- И даже жёны в дар преподнесены!

- Но женщина вольна не согласиться!

- О, горечь изумления земного!.. Просты разводы?

Бедуины, дабы отплатить Мухаммеду за щедрость при дележе

трофеев, предложили ему в жёны красивую бедуинку Асму.

Когда та сняла одежду, увидел на её груди белое пятно:

проказа?! "Уходи к своей семье!" - велел ей. Предводитель,

дабы смыть с себя позор, привёл к Мухаммеду новую жену, но

Умра, когда Мухаммед к ней вошёл, сказала: "Да защитит меня

Аллах от тебя!"

"Аллах защищает того, кто просит защиты, - уходи к

своей семье", - ответил Мухаммед. И тут спасла честь отца

дочь предводителя: Умм-Шарик сама предложила себя в жёны, и

Мухаммед принял её.

92. Расступившиеся облака

- Но есть ещё одна Зейнаб, о ней умолчал! Нет, не покойная, другая, красавица Зейнаб!

- Искал приёмного я сына, Зейда!

- Да, знаю, в дом к нему пошёл, смутился, застав её, - она купалась.

- Воскликнул, поражённый красотой: Благословен Бог, такое сотворивший чудо!

И он увидел... - очень давнее, а ведь вчера случилось!

Ты часто говорил: "Более всего на земле я люблю женщин и

ароматы". Однажды при Абу-Талибе сказал: "Божественны

женщины!", вызвав его удивление: "Уж не сделался ли

поэтом?" Но ты смутился и добавил, что полное наслаждение

находил лишь в молитве.

Молитва тут ни при чём!

Сначала Хадиджа, единственная, а после... - твои женитьбы,

не одна, даже не семь! Чем больше жён - тем более почитаем,

не так ли?

Хочешь услышать "да" или "нет"?

Определённость красит мужчину.

Не с нас пошло. И первые люди Писания полагали подобное...

Мне было довольно одной, ты знаешь.

О, как ты оживляешься в присутствии женщин!

Не отказываюсь: всю жизнь восхищался совершенством женских

тел. Плавные линии плеч! Гладкие руки!

Про брови не забудь, и губы, углём будто нарисованные.

Изящество и гибкость стана, мягкий взгляд. - я прав?

Но прежде - незаменимость женщины в семье, в жизни мужчины,

и каждая - другая.

А ревность жён? Неужто утаишь?!

Ниспослано: Великий грех - ревность жён!

Жёнам ведомо, и что же?!

Лишь ревность Айши, юна и несмышлёна.

К умершей даже Хадидже!

Спор с самим собой? С Исою тоже: Не ты ль, Мухаммед, в том повинен? Что часто, сравнивая жён, вспоминал Хадиджу?

Им в назидание!

А Хафса?

Ни слова более!

(86) Очевидно, - пояснено, - речь о событии, вызвавшем толки о сластолюбии пророка; Хафса как-то застала его с невольницей Марией: "В моём доме! Я считала невольниц недостойными тебя!"

Запретна она для меня, я не прикоснусь к ней более!

"Но как запретишь, что уже дозволил Бог?"

Да услышит Он: никогда не приближусь к ней, но и ты не рассказывай никому!

Хафса, однако, проболталась Айше, Мухаммед объявил Хафсе, что разводится с нею. Омар допытывался, в чём провинилась дочь, а узнав, повелел: "Умерь ревность!"

О случившемся - сура, к свитку приложенная: О пророк, почему дозволенное Богом себе запрещаешь, домогаясь жён расположения?

Не смог, то было выше сил, оставить Марию, тем более, что

родила мне сына.

(87) Ибн Гасан прерывает, давая пояснение: Сказанному противоречат суждения некоторых благочестивых учёных, что Мухаммеда женщины мало интересовали, длительное время ему достаточно было одной Хадиджи, и последующее многожёнство было вызвано высокими соображениями.

66
{"b":"55765","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Час трутня
Моя гениальная подруга
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Соперник
Восемь секунд удачи
Сантехник с пылу и с жаром
Urban Jungle. Как создать уютный интерьер с помощью растений
Чудо-Женщина. Вестница войны
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность