ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одиночество в Сети
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы
Дорога домой
Падчерица Фортуны
Энцо Феррари. Биография
Мертвый ноль
Прекрасная помощница для чудовища
Девочка-дракон с шоколадным сердцем
За гранью слов. О чем думают и что чувствуют животные
A
A

но тут произошло непредвиденное - Айша!..*

______________

* Наконец-то! - возникло б непременно восклицание читателя, чьё нетерпение - мол, когда появится Айша? - не раз пробивалось на полях рукописи. Ибн Гасан не упустил бы возможности немедленно откликнуться: Радоваться рано! Ибо ему ведомо нечто такое, что... - но пока умолчит, лишь заметив: Всему своё время!

100. Невыносима боль земных страстей

Айша преградила путь Мухаммеду: - И я с вами! - в глазах

мольба; и свирепость от неслыханной её выходки - посмела

остановить Мухаммеда! - сошла с его лица, не исчезнув,

однако, о чём говорили сдвинутые брови.

Но прежде надобно сказать (пора, и время подоспело):

молился Мухаммед, и пред глазами - Хадиджа.

"О Хадиджа!" - вздохнул, завершая молитву, и вдруг

Айша с обидой: "Ты часто произносишь её имя!"

И назвала Хадиджу беззубой старой женщиной.

- Запомни: её никто не сможет заменить мне!

- А я?

- О, великая наивность!

- Но ты говорил... - Мухаммед ласково сказал ей однажды:

Моя несравненная!

- ...И все вы вместе, мои жёны, её не замените!

Растерялась: - Зачем тогда тебе я? Ночи проводить?

- Ты возгордилась, Айша, а гордыня - величайший грех!

Как соты - тайнопись, не подступиться к ним, и пересуды точно рой пчелиный: кого-то жалят, но кому-то - всласть. И сплетни... - когда? о ком? распущены кем?

Но разве завершилось пребывание Мухаммеда в небе Исы?

Засилие земных страстей в нём?

И Айша просится на войну: признание вины за выпад против Хадиджи?

А на возвратном пути...

(99) Тут нечто авторское в форме восклицаний: О, параллельность земной и небесной частей, графически показанная! Возвраты из настоящего в будущее, которое уже прошлое, и в прошлое, которое настоящее, сиюминутное?! [А сбоку чужой рукой: Не жди подмоги ниоткуда - надейся на себя.]

Мухаммед обиделся, а утром, уходя, промолвил:

- Увы, умерших место пусто навсегда.

Не успел Мухаммед выйти к войску - жест раскаяния Айши.

Вынесли её паланкин, она в него воссела, задёрнули

занавески, четыре раба подняли его и укрепили на спине

верблюда, меж двух горбов.

...Короткая стычка: разве могли каменные и деревянные

изваяния, названные богами, одолеть Единого Бога, Который

благоволит к Мухаммеду?

И отряд Абу-Суфьяна, предчувствуя поражение, к тому ж

услышано было: Прощайся с жизнью! - бежал, бросив, чтоб

груз не обременял, мешки с мучным пропитанием севик - это

высушенные, жареные, из пшеничной или ячменной крупы,

шарики, медовые или финиковые, долго не портятся, сохраняя

вкус. И Мухаммед съел горсть, не пробовал давно вкусной

еды, даже ячменного хлеба вкус забыл. Вспомнил, как удивил

йатрибцев, когда они в его честь зарезали ягнёнка.

Мухаммед, не притрагиваясь к еде и недоумённо глядя на

угощение, признался, что не видел никогда целиком

зажаренного ягнёнка. И заметил: "Худший сосуд, который

человек наполняет жадно, - его собственное чрево! А сыну

Адама для поддержания сил достаточно малой пищи: треть

чрева для еды, треть для питья, треть для лёгкости

дыхания".

...А войну прозвали Севикской.

Битва без сражения! Такая редкость в наши времена!

Но времена какие - те иль эти? И голос чей? И сказанный кому и кем в кругах земных услышан?.. Нет, то не на земле - в кругах небесных!

В пределах чьих? Мусы?

Но, кажется, Мухаммед уже ступил в пространства, где Иса, и разговор их, пока он там, не прерывался?..

И голос: - Кровь не пролита?!

Нет, не услышан, хотя они и рядом: и тот, кто молвит, и кому внимать. Не слышит, ибо оглушён биением в висках горячей крови.

Ахнул Иса при виде Мухаммеда: бледное чело, в глазах... - неведомо такое в высях: - Очнись! О чём ты?! - Мол, не пристало избранным пророкам в земную суетность ввергаться.

- Легко сказать и укорить легко, когда глядишь с небес!

- Невыносима боль земных страстей?

- В себе её попробуй подавить!

А на пути возвратном,

(100) Нежданная, прервав повествование, возникла тушью чёрной запись:

Отсутствует f i n a l ! Именно это слово, отмечает Ибн Гасан, и было в тексте, написанное латинскими буквами (значит, оригинал - латинский?).

101. Срезаемые стебельки

- ...Потом в ал-Кудре - но кто внимает Мухаммеду? - совершил поход на бану-кайнука.

Дабы изгнать из Йатриба иудеев?

Но лишь бану-кайнука! Доселе был с ними мир, но возжаждали они поражения моего в Бадре!

Изгнание в ответ на их вероломство?

Ушли, позапрятались в своих крепостях, когда вернулись мы победителями, и никто не вышел поздравить нас - траур лёг на их чело! И молвили, дабы подразнить, для передачи мне, и дерзостная угроза была в их словах: "Эй, Мухаммед! Не обольщайся тем, что случилось у тебя, ибо ты одолел людей, не искушённых в войне, а мы - дети войны, если вздумаешь сразиться с нами, познаешь горечь поражения!" И мечами кичились: мол, у тебя лишь Зульфикар, Обладатель позвонков (достался мне в битве при Бадре, и я добавил: да, вражьи позвонки срезать, точно стебельки трав!), а у нас таких мечей не счесть, - и вызвали, забыв про красное и чёрное, гнев у вспыльчивых моих мусульман.

А что это - красное и что - чёрное?

Красное - это кровь, а чёрное - это могила!

Но только ли слово дразнящее?

Но и глумления!

Ах да, любимицу твою, одну из девяти сестёр верного ученика Шюкраллы, на посмешище выставили!

Прежде им кричали: Безымянные! Зная, что мною им даны имена. И зная, что выданы мной за достойных мужей, особенно отличился в Бадре муж Айши, тёзки моей Айши, над нею насмехались! Пришла на базар бану-кайнука, стали вынуждать лицо открыть, прикололи подол платья к сиденью, когда встала, тело заголилось! Это возмутило мусульман, драка переросла в убийство. Боясь наказания, бану-кайнука бежали, спрятались в укреплённом квартале, и базар вмиг опустел.

Однако не выпустили ни одной стрелы, ни одного камня в вас!

В упрямстве признать вины не хотели! Надеялись, придёт подмога племён по вере, одержат верх! Но явлено мне было в те дни Богом: "А если опасаешься от кого измены, то и ты точно так же по справедливости отбрось договор с ними. Воистину Бог не любит изменников! Пусть не думают неверующие, что упредили, - они ведь не ослабят тебя!"

Поголовное выселение! Конфискация всего имущества!

"Их вождя спросите, как поступить с ними?- ответил ходатаю за изменников. - Как скажет, так и поступлю!" И потрясённый коварством сородичей, он молвил: "Мужчин казнить, жён и детей отдать в рабы!" И первым пал под тяжестью собственных слов!

Утешение, что ни вещицы не взял из захваченного, кроме оружия?

Наградой за наказание изменников - меч, изготовленный в Кала'а, знаменитом городе, мечи, которыми хвастали: ал-Баттар Разрубающий, ал-Хатф Несущий смерть, и стало их у меня восемь! Три копья досталось, стало их у меня четыре, первое - ал-Мунсани Гнущееся, слышит мой зов, чтобы вонзиться во врага. Ещё обретения: две в тонких кольцах кольчуги, одна - Са'дитская, отныне буду облачаться в неё, а прежняя да украсит дом мой, от деда, купленная у бедуинов, дошла от времен Давида, была на нём, защитила от смертельного удара, и он убил Джалута, или Голиафа.

...Нет, о другом финале речь! И след поспешный оставлен: мол, Кружение по замкнутому кругу! Обременила взваленная ноша? Духа не хватило завершить, ибо увлёкся поеданием пахучего севика? Разбухли животы, обленились воины? А поодаль - верблюды, кони...

102. Уползающий змеёй свиток

Странное ощущение от чтения свитка: край его, ниспадая, коснулся земли, стал стелиться по ней, точно змея, найдя на полу щель, уполз, затем, разворачиваясь, из щели появился, пополз к читающему, сначала обвился вокруг ног, затем стал их заматывать, коснулся тела, легко и незаметно намотался на шее, вот и подбородок с глубокой впадиной посередине - одну его половину спрятал, другую, затем уста закрыл, глаза и всю голову... И точно столб огромный, как статуя высокая, как идол - пал колонной.

72
{"b":"55765","o":1}