ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никогда раньше он не ощущал ничего подобного, никогда ему так страстно не хотелось понять женщину, узнать о ней все. Женщины либо нравились ему, либо нет.

Одни становились приятельницами, случайными любовницами, других он просто не замечал. Только одна из них на его жизненном пути не подходила под эти категории. Джордана. Но Валентина - это совсем другое. Она вообще не похожа ни на одну из встреченных им ранее женщин. Как же ему быть? Как вести себя в столь новой для него ситуации? Что она для него значит?

Его сумбурные мысли были прерваны звуком тихих шагов.

- Вот, разглядываю ваш дом и совершенно восхищен им.

- Спасибо.

- Забавный и удивительно.., неожиданный.

- Знаю. Он не похож на то, что принято ожидать в таком Богом забытом месте. Его построил мой прадед. Прадед моего отца, если точнее.

- Замечательный человек.

- Охотник, рыболов и великий собиратель.

- Собиратель?

- Собиратель охотничьих трофеев, людей, влияния и.., денег.

- Насколько я понимаю, последующие поколения О'Хара тоже весьма преуспели в этом. За исключением вашего отца, который щедро тратит наследство славных баронов на помощь обездоленным и нуждающимся.

- Откуда вы знаете? - (Отец Валентины тщательно скрывал свою благотворительную деятельность, и даже из близких мало кто знал о ней.) - Об этом не известно почти никому. Как же вы ухитрились узнать?

- Некоторые источники... - Рейф явно не собирался распространяться на эту тему.

- Те же самые источники, вернее сказать - источник, откуда вы узнали, где найти меня?

- Возможно.

Саймон. Только одно имя было на автоответчике в кухне.

Видимо, он звонил, чтобы попросить прощения за то, что нарушил собственное, незыблемое доселе правило. Как удалось Рейфу уговорить его сделать это? Какие же доводы он привел? Почему? И почему у нее самой не хватает сил выдворить его? Неужели она рада его появлению?

Почувствовав на себе пристальный, изучающий взгляд Рейфа, Валентина окончательно смутилась и попыталась сменить тему разговора.

- Чайник! - Ей с трудом удалось заставить себя не кинуться опрометью на кухню. Но все равно ее желание убежать было слишком явным.

Она просто чересчур устала, поэтому и ведет себя как последняя дура, уверяла себя Валентина, нарочито медленно ставя на поднос чашки и чайник. Но только минут через десять, хотя все давно уже было собрано, она решилась возвратиться в комнату.

Он спокойно стоял у окна и разглядывал залив. Красивый мужчина. Сильный и красивый. Валентина поймала себя на странной мысли, что он удивительно хорошо смотрится в этой комнате. Все здесь было ему в размер и под стать, как будто подогнано под него, а ведь она так старательно создавала этот мир только для себя одной.

- Кажется, погода меняется. Поднялся ветер, - спокойно констатировал Рейф.

- В таком случае нам надо поторопиться, иначе вам не удастся сегодня добраться назад.

- В таком случае - да. - Он как-то странно поглядел на нее. - Где предпочитаете сесть, у окна или у камина?

Только тут она сообразила, что, пока ее не было, он растопил камин. Пламя весело трещало, обещая уют и тепло. Что ж, если погода действительно портится, подумала Валентина, ему предстоит замерзнуть и промокнуть до костей на обратном пути. Пусть погреется, пока у него есть эта возможность.

Трапеза прошла в молчании. Крепкий чай освежил и успокоил Валентину, и, поставив на стол чашку, она решилась спросить:

- Благодаря досье и Саймону вы, похоже, знаете обо мне почти все. А как насчет вас? Мне ведь совсем ничего о вас не известно.

- Моя жизнь - открытая книга, - улыбнувшись, возразил он. И вдруг неожиданно придвинулся поближе и откинул прядь, упавшую ей на лицо. Пальцы мимолетно коснулись нежной щеки и уголка губ, задержавшись там, пожалуй, немного дольше, чем нужно. - Я был прав - ваш рот просто создан для улыбок, голос стал ниже и почти перешел в шепот, - и для поцелуев...

Быстро отодвинувшись, Валентина забилась в угол кресла, решив сделать вид, что не услышала последнего замечания.

- Открытая книга? Что-то я сомневаюсь, что с вами дело обстоит так просто.

- Для вас - да. Вам стоит только спросить, - сказал он, откинувшись в кресле. - Так что бы вам хотелось знать, мадам? - Он явно настроился на шутливый тон и не собирался никуда уходить в ближайшее время. Вся его поза выражала такое расслабленное удовольствие и спокойствие, что Валентина растерялась, но ни сил, ни желания сопротивляться не было.

- Ну, не знаю... - пробормотала она. - Чем вы занимаетесь? Как случилось, что вы умеете так много всего, не имеющего никакого отношения к бизнесу? - На самом деле ей безумно хотелось спросить: "Кто вы? Почему вы здесь? Что вам от меня надо?" Но ни за что на свете она не произнесла бы этого вслух.

- Моя личная жизнь так же проста, как и моя работа. Я люблю перемены и активный отдых - отсюда и все мои неординарные навыки.

- Насколько я понимаю, ваша простая работа в "Маккаллум интернэшнл" требует огромной ответственности и столь же обширных знаний. Широко известно, что, создав свою компанию в Шотландии, вы довольно быстро захватили Америку и наконец почти весь мир. В определенных кругах ваше имя мелькает так же часто, как и имя Патрика Маккаллума, ведь ни для кого не секрет, что вы владеете половиной компании.

- Вы, оказывается, тоже неплохо потрудились.

- Ну, то, что я сказала, можно почерпнуть в любых деловых журналах.

- Не думаю, что это так легко. Почему, Валентина? Почему это вас заинтересовало?

- Просто стало любопытно, что за человек пойдет на такой риск ради спасения жизни ребенка своего друга.

- Кони не просто дочь друга. Она моя крестница, и я очень серьезно отношусь к этому обстоятельству.

- Видимо, можно добавить, что вы к тому же ее очень любите, как, впрочем, и ее родителей и братьев.

- Это вы тоже вычитали в деловых журналах? Посмотрите на меня, Валентина, посмотрите на меня и скажите, почему вы хотели это узнать? Почему вам это не безразлично? - Пристально всматриваясь в нее, Рейф напряженно ждал ответа.

- Не знаю, - наконец тихо произнесла она. Не было смысла больше лгать ни себе, ни ему. - Наверное, по тем же причинам, по каким вы приехали сюда.

15
{"b":"55766","o":1}