ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Патрик, при его бешеном темпераменте в сочетании с удивительной практической хваткой, был мозгом и сердцем "Маккаллум интернэшнл", Рейф, со своей непревзойденной интуицией и деловым чутьем, был ее душой.

Сколько они себя помнили, они всегда были готовы помочь друг другу, вместе решить любую проблему, выбраться из самой сложной ситуации. Они помогут друг другу и теперь, сколь бы невозможным это ни казалось со стороны.

Рейф не нуждался в словах, чтобы, глядя в глаза друга, понять, как тот измучен тревогой за свою семью. Было нестерпимо смотреть на этого раздавленного свалившейся на него бедой Голиафа. Но с этого момента в борьбе за жизнь близких Патрик больше не одинок.

Рука об руку они подошли к кровати, где неподвижно лежала закутанная в белое молодая женщина, словно спящая принцесса, ждущая своего принца.

- Как она? - прошептал Рейф, с болью глядя в застывшее лицо женщины, которую он любил как сестру и на которой, наверное, женился бы, если бы Патрик не сделал этого первым. - Есть какие-нибудь новые данные?

- Кроме тяжелой травмы головы, тесты показали, что никаких внутренних повреждений, угрожающих жизни, нет. Кости целы. Больше пока ничего сказать нельзя.

- И никаких признаков, что она выходит из комы?

- Нет. Вскоре после того, как ее привезли в больницу, она начала метаться, но, как только я приехал, совершенно успокоилась. Врачи полагают, что, несмотря на тяжелую травму мозга, Джордана бессознательно почувствовала, что я рядом. Никто не может сказать, слышит ли она нас, понимает ли что-нибудь, помнит ли о том, что произошло.

Рейфу не надо было объяснять дважды, что в палате не место обсуждать дела. Ему также было совершенно ясно, что чем дольше Джордана пробудет в коме, тем меньше у нее шансов выкарабкаться.

- Поговорим? - почти беззвучно сказал он, дотрагиваясь до плеча друга.

- Да. - Отпустив безвольную руку Джорданы, Патрик поцеловал жену в лоб и тихо прошептал:

- Мне надо поговорить с Рейфом наедине, любимая. Обещаю, что скоро вернусь.

Как только мужчины вышли в коридор, сестра, возникшая, казалось, из ниоткуда, бесшумно скользнула в палату, чтобы не оставлять больную одну даже на секунду. Убедившись, что все в порядке, Патрик повел друга в пустую комнату, находившуюся как раз напротив палаты Джорданы.

- Ну так, - сказал Рейф, усаживаясь на небольшой диван, - теперь расскажи по порядку, что произошло.

- Самое ужасное, что и рассказывать-то почти нечего. Джордана получила страшное ранение. А нашу девочку похитили. Я обещал всегда и всюду защищать их - и не смог...

Допустил чудовищную ошибку, сплоховал...

- Не правда! Ты делал все, что нужно. Ни один человек в мире не смог бы сделать большего.

- Кроме этого случая... Я предал их. Я должен был быть рядом. - Его широкие плечи сгорбились. В глазах читались тоска и ужас. - Что, если... Господи! Как я смогу без них жить?

- Не смей думать об этом! Тебе не придется без них жить. Лучше попытайся рассказать мне все с самого начала, - почти приказал Рейф.

- Даже не знаю, с чего начать... - пробормотал Патрик, судорожно сжав руки.

- Начни сначала - где и как.

- Джордана собиралась отвезти Кони на утренний урок танцев. Она вообще хотела провести весь этот день с девочкой.

- Кто был за рулем?

- Ян, конечно.

- Конечно. - Рейф и сам понимал, что это должен был быть Ян, преданный слуга, уже многие годы возивший всю семью Маккаллум. Невозможно было представить, что Патрик доверил бы кому-нибудь другому свою слепую жену и единственную дочь. Свои самые бесценные сокровища. - Он ранен?

- Его оглушили, он в больнице, но вне опасности.

- Он что-нибудь видел? Может что-то рассказать?

- У него не было времени что-либо разглядеть. Он как раз выезжал на шоссе с дороги, ведущей от дома, когда в них врезалась машина, которая, очевидно, в ожидании их появления была припаркована где-то рядом.

- Удар пришелся по стороне, где сидела Джордана, - дополнил Рейф очевидное.

Патрик, казалось, не услышал его слов и продолжал монотонным голосом:

- Все остальное произошло почти одновременно. Ян сумел выпрыгнуть из машины и подскочить к дверце со стороны Джорданы. Из врезавшегося в них автомобиля кто-то выскочил и ударил Яна по голове. Второй бандит подскочил к машине с противоположной от Яна стороны. Он вытащил потерявшую сознание Кони с заднего сиденья, затолкал ее в другую машину, спрятанную в кустах, которая моментально тронулась и за считанные секунды скрылась из виду. Вероятно, первый бандит был уже там, а может, с ними был и кто-нибудь еще. Первую машину вместе с погибшим при столкновении шофером они просто бросили.

- Подонки! - прорычал Рейф. Страшно даже подумать о том, как была напугана четырехлетняя девочка. - Когда пришло требование о выкупе? Каким образом?

- Оно ниоткуда не приходило, а просто было оставлено на том месте, где сидела Кони.

- Все спланировано вплоть до последней детали, все предусмотрено. - Глаза Рейфа сверкнули недобрым огнем. - Сколько?

Патрик беспомощно поглядел в глаза друга.

- Ни пенни.

Холодный страх сжал внутренности Рейфа.

- Тогда что? И, будь они прокляты, почему? Кто они, чего хотят?

- Почему и чего они хотят, было черным по белому изложено в оставленной записке. Кони захвачена членами экстремистской группировки, именующими себя "Апостолами Грядущего Дня". Ее выбрали из-за моей дружбы с Джимом Бригменом, в расчете на то, что у меня есть связи в правительстве и определенное влияние. В обмен на жизнь моей дочери они требуют освобождения их арестованного и уже приговоренного к смертной казни лидера.

- К смертной казни! - К такому даже Рейф не был готов. - Они что, рехнулись? Кто он, черт побери?

- Бешеный зверь, называющий себя "Отцом Будущего" и убивающий от имени этого будущего без всяких причин направо и налево. Его последователи совершенно непредсказуемые и очень опасные фанатики. - Патрик поднялся, вся его поза выражала отчаяние и беспомощность. - Я говорил с Джимом...

- И?..

- Об этом не может быть и речи, - ответил Патрик, глядя в окно на небо, такое же черное, как и его мысли. - Осужденный убийца не может быть освобожден. Не говоря уже о доказанной вине, он почти невменяем и чрезвычайно опасен. Все равно что выпустить на волю разъяренного дикого зверя. Джим предлагает любую возможную помощь, но не может выпустить на свободу монстра, руки Патрика судорожно сжали ворот рубашки, - даже за жизнь Кони. Я отдал бы им миллионы, замки, сокровища, - в глазах Патрика стояли слезы, которые он даже не пытался скрыть, - всю империю сложил бы к их ногам и ни минуты не сожалел бы об этом. Но, несмотря на все свое богатство и могущество, я не могу им дать того, что они требуют. Того единственного, что могло бы спасти мою бедную маленькую девочку.

2
{"b":"55766","o":1}