ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Практически каждый из нас хоть раз в жизни был участником диалога:

— Я видел это своими глазами!

— Не верю. Вот когда я увижу своими глазами, тогда поверю.

Передо мной письмо. Оно, как вовремя рассказанный анекдот, вполне может служить предостережением надеющимся только на свои глаза.

Пишет Екатерина Васильевна Фалина из г. Коврова Владимирской области.

"В один из погожих дней я на велосипеде поехала на участок, который когда-то был выделен нашей семье в коллективном саду. Приехав, приставила его к столбику и пошла за ведрами. Повесила ведра на руль и покатила к водоему. Очень спешила, так как помнила, «что оставила велосипед без присмотра». Возвращаясь с водой, еще не доехав до участка, посмотрела на столбик — велосипеда нет! Остановилась и думаю: «Кто же мог взять? Сосед так шутить не будет — он человек серьезный, его и рассмешить-то трудно. А если кто чужой был, то сосед должен был видеть». Так и пошла к нему, а велосипед с ведрами с собой веду.

Подхожу, здороваюсь. «Вы мой велосипед не видели?» — спрашиваю. А он мне на руки смотрит. И я сама глянула. А руки-то на руле лежат! Меня как по голове стукнуло. Лицо мое, наверное, было такое, что и сосед-несмеян засмеялся.

Теперь друзья и близкие постоянно вспоминают: «Расскажи, как велосипед потеряла!» И все веселятся, а мне тогда было не до смеха!.."

К аномальным явлениям все мы относимся по-разному. В зависимости от восприятия невероятных с общепринятой точки зрения событий, я предлагаю поделить всех нас не на «видящих» и «невидящих», а на «верящих» и «не верящих». Будем подразумевать под этим «верящих или не верящих глазам и чувствам своим» (не путать с «верующими» и «неверующими»!)

В число «верящих» входят «фанатики», «признающиеся», «признающиеся с оговорками» и «непризнающиеся». Каждого из вышеперечисленных можно подвергнуть дальнейшей классификации, но в данном случае это не принципиально.

К «не верящим» следует отнести таких же «фанатиков», но другого толка (исповедующих принцип «Этого не может быть, потому как быть не может»), «не позволяющих себе верить» (по самым различным причинам, начиная от «положения в обществе» и заканчивая «твердыми убеждениями») и «стесняющихся верить» (по причине «чувства собственного достоинства», выпестованного чаще всего дилетантскими представлениями о законах природы).

Не следует забывать, что есть еще и (назовем их так) «исследователи» — люди, способные к анализу, наделенные живым умом, любознательностью и здоровым скептицизмом.

Для нашего с вами исследования феномена восприятия человеком аномальных или маловероятных событий поступим по принципу спортивного судейства — самый высокий и самый низкий балл не брать в расчет — т.е. «фанатики» обоих толков в расчет не принимаются. Будем судить лишь по тем рассказам, в которых нет нетерпимости к инакомыслящим. Ведь именно нетерпимость окружающих — первейший признак отсутствия внутренней интеллигентности — заставила авторов многих писем неоднократно делать оговорки: «Мои слова могут подтвердить…», «Я атеист, никогда не верил… но вот случилось… кто объяснит?», «Я не пьющий… пишу в здравом уме…», «Сорок лет молчал, никому не рассказывал, но всю жизнь мучает вопрос… не могу найти ответ… помогите!».

Порой попытки авторов писем доказать, что то, о чем они рассказывают, не придумано, заслоняли само событие. Истории становились менее яркими, терялась их индивидуальность. Некоторые авторы шли по другому пути — скупо сообщали только фактический материал, большинство же просили в случае публикации не назвать их имен. И это не страх перед «психушкой» (прошли те времена!), а скорее нежелание стать объектом еще не забытого никем «товарищеского суда», который с нездоровым любопытством станет препарировать их Чудо, такое родное и близкое, согревающее душу всю жизнь.

Так постараемся не обмануть доверие тех, кто поделился с нами сокровенным. Не будем вешать бирки «галлюцинация», «фантазия», «измененное состояние сознания» и т.п.

Чудо не материально, его не пощупаешь руками. Оно — ощущение, восприятие события, а значит — истина. Пусть субъективная, но истина.

И еще хотелось бы, чтобы читатели увидели в предложенной книге не только аномальные события, но и жизнь людей, во многом не соответствующую стереотипу, созданному андерсенами от истории. В ней: трагедия и героизм, судьбы и характеры, внутренний мир и быт, великий талант и юмор, и, главное, доброта. И все это — душа искалеченного, но великого народа.

Автор искренне благодарит за помощь в подготовке материалов:

Президента Общественного объединения «Феномен» Игоря Вадимовича Царёва ;

Сотрудников комиссии «Феномен»:

Александра Юрьевича Иванникова,

Игоря Вячеславовича Лелянова,

Галину Владимировну Лелянову,

Татьяну Васильевну Баранцеву,

Елену Александровну Кузину,

Татьяну ЮрьевнуПолякову.

Ирина Царёва

Глава I

ЭТО МОЕ ЧУДО

"Христос и Бог! Я жажду чуда.

Теперь, сейчас, в начале дня!.

О, дай мне умереть, покуда.

Вся жизнь, как книга для меня".

Марина Цветаева

Собранные в этой книге необыкновенные истории, несмотря на событийную и эмоциональную неповторимость каждой, в принципе одно и то же — о личном опыте встречи с необъяснимым.

Но каждый из их авторов, даже задающий вопрос «Что это за явление?», уже самим построением своего рассказа дает почувствовать свое личного восприятие описываемого события.

Именно по такому принципу — отношение самого человека к событию — я и разделила материал:

— Провидение — спасающее, исцеляющее, наказующее;

— попытки разгадать будущее и повлиять на него;

— сны — как форма ясновидения;

— влияние мира мертвых на мир живых;

— взаимоотношения людей и существ астрального мира;

— колдовство, знахарство и паранормальные способности человека;.

— УФОлогические чудеса;

— события, которым люди пытаются найти научное объяснение;

— отношения людей с миром животных.

Часть историй, хотя и можно было бы отнести к этим разделам, я решила выделить в отдельную группу. То ли потому, что разные события описаны одним человеком, и делить мир его личного Чуда не следует, то ли потому, что в восприятии излагающего события не сложилось конкретного внутреннего видения ответа на поставленный вопрос, а навязывать его не хочется, — пусть в этой книге они живут отдельно от других и зовутся «Это мое Чудо!». Начнем с них.

НЕВЕРОЯТНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДРУЗЕЙ

Я хочу рассказать о событиях, занимавших меня и моих друзей несколько лет. Они складываются из ряда «невероятных» историй, связанных между собой. Менялись только количество участников и место действия.

Сначала я поставила перед собой цель описать каждое из приключений отдельно, не связывая их. Потом поняла, что поскольку происходило все это с одними и теми же людьми, то их взаимоотношения и сама обстановка играют немаловажную роль в оценке всех этих безумных событий.

Истории, которые я собираюсь поведать, настолько странные, что мне придется изменять имена и истинное название мест. Необходимость такого шага — продиктована уже имеющимся опытом. Один из нас (журналист) восемь лет назад только упомянул об «аномальности», находящейся в определенном месте, как оно было форменным образом затопано, а все дома в пустовавшей до этого деревне скуплены.

Постараюсь рассказать обо всем в хронологическом порядке.

Евгения Верещагина

История первая — с нее все и началось

1985 год. На одном из маленьких волжских островов собралась команда — человек сорок. Все были из разных городов тогда еще необъятной нашей Родины, и объединяло нас общее увлечение — туризм и туристическая песня. Всем давно хотелось встретиться, многим — познакомиться наконец очно, поэтому и решили устроить совместный отдых. Весь месяц был превращен в сплошную череду праздников: каждому июльскому дню была присвоена дополнительная дата, связанная с праздником. Так мы и жили: в один день праздновали 8 марта, в другой — Новый год, в третий — День милиции, в четвертый — Рождество… На ходу придумывали спектакли, песни, костюмы, подарки детям (многие приехали с детьми).

2
{"b":"5577","o":1}