A
A
1
2
3
...
47
48
49
...
85

То же самое стало делаться с маслобойкой. Тетя хочет масло сбивать — останавливается, отходит в сторону — сама сбивает.

Дядя испугался и за папой моим побежал. Мне было лет 12, но я хорошо помню, как папа сказал: «Может, ты кому деньги должен? Завтра же отдай! Это тот, кому ты должен, тебя чертыхает, потому к тебе черт и пришел».

Ночью было очень страшно. В конюшне и в коровнике нечистая сила все сено разметала. Хозяйничал там кто-то, а лошади ржали, и коровы мычали всю ночь. А утром испуганные были, дрожали все.

Дядя спозаранку соседу деньги отдал и все закончилось. Больше никогда этого не было.

ГНОМ В КОЛПАКЕ

Валентин Михайлович Ильичёв из Одессы белой ночью разглядел домового.

Шла война. В 13 лет я остался сиротой. Жил у знакомых. Спал в одной комнате с четырьмя женщинами.

Как-то утром, собираясь на работу, одна из них сказала, что ночью ее душил домовой. На её шее действительно виднелись красные пятна, похожие на отпечатки пальцев. Но я подумал тогда: «Вот глупая баба! Будто я не знаю, что никаких домовых, водяных и леших нет…» Но через несколько дней уже другая женщина пожаловалась: и её ночью кто-то душил. Затем о том же рассказали и остальные соседки. И всех я обозвал про себя дурами.

Но в одну из ночей я почувствовал, как кто-то лёг мне на грудь, да так, что у меня перехватило дыхание. Открыв глаза, к своему ужасу, увидел маленького человечка в шутовском колпаке. Я пытался вырваться из-под него, но не мог пошевелить даже пальцем. Меня как парализовало. Я задыхался, еще секунду, и отдал бы Богу душу, но тут человечек ловко соскочил с меня и отошел к окну. Я отчетливо видел, как его фигурка растворилась в воздухе. Я вообще всё отчетливо видел, поскольку дело было в Архангельске, а там летом ночи светлые…

МИЛИЦЕЙСКИЙ ПОЛТЕРГЕЙСТ

В. Пермякова из города Кременная Луганской области (Украина), обратилась в милицию в связи с необъяснимым «камнепадом». Милиция дала разъяснение: «полтергейст!»

Все это началось в январе. Кто-то стал по ночам стучать нам в закрытые ставни. Я выскакивала на улицу, но там — никого. Да и какой шутник стал бы забавляться в мороз за тридцать градусов. Кстати, незадолго до этого прошел сильный снег, но на сугробах под окнами не оказалось ни единого следа… Так продолжалось два месяца. Потом наступила небольшая передышка, Когда вновь начались ночные стуки, я перестала закрывать ставни на ночь. А они сами закрывались. Я их открою — они закрываются. Иногда такие «игры» продолжались всю ночь. А потом и вовсе кто-то (или что-то?) стал кидать в окна камни. Когда разлетелось первое стекло, мы с мужем вышли на улицу, обошли все вокруг дома, сторожили — никого! А камни продолжали вылетать из темноты. Мы вызвали по телефону милицию. Милиция осмотрела огород, окрестные сады, но тоже ни следов, ни хулиганов не нашла. А невесть откуда появляющиеся булыжники и кирпичи продолжали бить стекла теплицы, окна .в летней кухне, ударялись в двери и падали на крышу. Все это время наряд милиции дежурил у нас, но обнаружить причину камнепада так и не смог. Старший наряда развел руками: мол, это полтергейст. Даже милиция, когда не может дать ответ, не чурается объяснить непонятное ещё более непонятным.

НАШ ДОБРЫЙ ДУХ — ХРАНИТЕЛЬ ДОМА

О том, как складывались отношения между хозяевами квартиры и поселившимся в ней «духом» пишет Трохин Геннадий Александрович из г. Новокузнецка.

Всё, что здесь написано, произошло несколько лет назад со мной и членами моей семьи в нашей квартире в одной из девятиэтажек на Кузнецкотроевском проспекте.

Началось это пять лет назад. Зимой я взял отпуск и уехал на курорт. А когда вернулся, жена за ужином и сообщила мне о странных событиях, начавшихся во время моего отсутствия.

…Было уже за полночь, когда она закончила уборку. Прилегла на кровать перевести дух — еще предстояло помыться и накрутить волосы на бигуди. Из комнаты приглушённо доносилась музыка… И тут пришло ощущение, что в комнате кто-то есть! Тусклый свет ночника высвечивал стены. Вдруг в углу, у лоджии, она увидела его: Сердце, казалось, вот — вот остановится! Жуткий страх мгновенно парализовал тело.

Огромные глаза смотрели на неё из-за спинки кровати Нет! Это не было наваждением — она отчётливо слышала музыку из комнаты сына. Почему не позвала его? Не хотела пугать. Фигура, словно сотканная из воздуха, возвышалась над кроватью, поднимаясь всё выше и выше, и вскоре зависла под самым потолком. Жена отчётливо различала плечи, руки, скрещённые на груди, и эти: жуткие без зрачков глаза.

«Сгинь! Сгинь!» — не крикнула, а скорее прошептала она, и лихорадочно стала накладывать кресты на лоб, на живот, на правое плечо, потом левое, потом опять лоб и так… без перерыва. А губы сами вспомнили молитву: «Отче наш, на небеси! Помоги рабе Божьей Тамаре…».

Когда она снова посмотрела в угол, там уже никого не было. Последнее, что успела запомнить перед тем, как от страха закрыла глаза, — это взгляд: чужой, но не злобный, нет! А, скоре, полный сожаления…

Спала она в ту ночь на диване в зале. И потом, вплоть до моего приезда, ночью не гасила свет…

Прошло время. Сын весьма успешно сдал экзамены в институт, и жена в награду за этот «подвиг» увезла его на месяц погостить к своей сестре в Великие Луки. Так что остался я один в пустой квартире. Тут ещё запустили кабельное телевидение: поначалу шла откровенная порнуха, за ней ужасы…

Началось это на следующую ночь после их отъезда… Далеко за полночь услышал в коридоре шаги. Сплю я чутко. «Как лесной зверь,» — часто удивлялась моя жена. Я вскочил, прислушался: половицы скрипели протяжно и жутко. Я зажмурил глаза от ожидания: вот сейчас сожмётся от страха сердце…

Чувство — знакомое с детства: когда родители оставляют тебя одного в тёмной комнате, и тебе кажется, что кто-то смотрит из темноты, таинственной и недобрый. Но страх не приходил. Я отчётливо слышал чьи-то шаги — размеренные и тяжёлые, но странное спокойствие не покидало меня. Минут через пятнадцать я уснул.

На следующую ночь всё повторилось снова: А дня через три я уже привык к ночному «посетителю», и, не страшась, ходил в туалет, на кухню. Только однажды, проходя в дверь, ведущую из комнаты в коридор, почувствовал, как что-то мягкое осторожно коснулось моих плеч. Ощущение было такое, что ты задел голыми плечами высохшее бельё, развешанное на дверях после стирки. Я так и подумал. Проходя обратно, приостановился — на двери ничего не сохло. И опять — словно сверху кто-то был.

Я уже не мог заснуть, когда не слышал шагов. Ощущение чьего-то присутствия в квартире не покидало меня. Словно кто-то охранял квартиру и меня в ней.

А за день до приезда жены с сыном я старательно и долго занимался уборкой и закончил это дело в час ночи. Шаги опять раздались рядом. «Кто же ты, братец?» — мысленно задал я вопрос. Тишина: Только странное тепло осторожно коснулось затылка. «Если слышишь меня, дай знать! — бросил я в темноту немой вопрос. — Ты хороший и добрый дух. Спасибо тебе за заботу — ты ведь охранял меня?» Голова внезапно закружилась от прилива невероятно приятного тепла, оно заструилось по жилам, разнося по всему телу невиданную до сих пор лёгкость и пьянящую сердце радость. Ещё немного — и я бы взлетел.

Спал я в эту ночь крепким и счастливым сном и не слышал ни шагов, ни грозы, пронесшейся над городом. Утром приехали жена и сын.

На следующую же ночь что-то заставило меня проснуться. Жена привидением маячила рядом.

— Ты чего?.

— Х-ходит, — прошептала она.

Мы много говорили на эту тему. Жена рассказала то, чего я не знал раньше. Оказывается, сын. когда готовился к экзаменам, часто просыпался от ощущения присутствия кого-то рядом. Даже слышал его дыхание. А однажды в мае после изнурительной зубрёжки прилёг на кровать отдохнуть. Вскочил от того, что кто-то рядом под самое ухо отчётливо и весело сказал: «Гуд!» Оно было закрыто, магнитофон выключен…

48
{"b":"5577","o":1}