ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В тот момент за окном громыхнуло, и комнату залил ослепительный свет ударившей неподалеку молнии. Очевидно, я моргнул, потому что не заметил, как свеча вновь оказалась на столе. Не отметили момент приземления и другие. Но фантастический полет не был ни видением, ни коллективной галлюцинацией — на столешнице вокруг свечи (еще одно чудо!) образовалось кольцо пушистого инея, который, впрочем, быстро растаял…

Мы долго потом обсуждали увиденное и пришли к выводу, что во всем «виновато» броуновское движение молекул. Помните, как нас еще в школе учили: обычно молекулы движутся хаотично, но если в какой-то момент направление их движения совпадает, то предмет может воспарить. Возможны, конечно, и другие объяснения. Одно я теперь усвоил твердо: в природе нет невозможных событий, есть только маловероятные (которые случаются крайне редко). Свидетелем одного из таких редких явлений, очевидно, мне и довелось стать.

ПРЫЖОК В ТРИДЦАТЬ МЕТРОВ

Василий Евдокимович Вовченко, г. Москва.

Это произошло со мной в 1934 году. В то время мне было 15 лет. На дворе стоял август, завершалась уборка зерновых. Как-то утром мать велела мне сбегать в райцентр Городище (за 12 километров), купить иголки и спички… Я купил, что было сказано, и в хорошем настроении возвращался домой. С пригорка уже виднелись сад и наша хата. Бегом, вприпрыжку я стал пересекать вспаханное поле. И вдруг меня понесло по воздуху на высоте двух-трех метров от земли…

НАРУШАЯ ЗАКОН ГРАВИТАЦИИ…

Лариса и Михаил И., Лилия К., Пётр Ж. и Нина К. из Мурманска уверены, что не были жертвами массовой галлюцинации.

Вы знаете, как устроены окна в домах планировки 70-х годов? Огромные, почти на всю стену, 2 рамы (широкая и поуже), балконная дверь, а над ней фрамуга. Фрамуга — это такая форточка, за изобретение которой надо повесить ее изобретателя прямо на ней. Конечно, с точки зрения теплообмена всё правильно, но неудобства, испытываемые хозяевами, превосходят все выгоды от сбережения тепла. Чтобы открыть её — достаточно, по замыслу автора, дёрнуть за верёвочку. Вот только верёвочка иногда отвязывается от петли, и тогда надо ставить стремянку, чтобы её привязать. Если она не отвязалась и не порвалась, то фрамуга открывается, то есть падает, с таким грохотом, что каждый раз сердце обрывается в ожидании, что петли не выдержат, и она грохнется на пол окончательно.

Но, если считать, что открывание — это цветочки, то ягодками, и весьма крупными, можно считать обратный процесс — закрывание. Фрамуга — штука тяжёлая. Усилия, необходимые чтобы её поднять (закрыть) таковы, что женщинам просто опасны, детям — не под силу, а мужчинам — могут служить для накачивания бицепсов, если бы при этом опять-таки не обрывалась другая верёвка, за которую надо тянуть при закрывании.

В одну прекрасную ночь сидели мы впятером в комнате с вышеописанным окном, потягивали джин с тоником и слушали музыку. Блаженное наше состояние было прервано диким грохотом — открылась фрамуга. Удар был столь силён, что стоявший на подоконнике горшок с бегонией упал на пол и разбился. Придя в себя от первого шока, все с энтузиазмом стали обсуждать идиотизм современного жилищного строительства. При этом каждый надеялся, что закрыть её поднимется кто-то другой.

В самый разгар наших словоизлияний и случилось то, что случиться не могло, если всё, чему нас учили в школе — правда.

Фрамуга дрогнула и у нас на глазах и стала медленно подниматься. Как по команде мы замерли, не отводя от неё глаз. Щелчок замка символизировал окончание её движения.

Ещё некоторое время мы сидели потрясённые. Глядя на закрытую форточку, казалось, что ничего вроде бы не произошло. Но на полу лежал разбитый горшок с бегонией, а шнур от фрамуги раскачивался перед балконной дверью так, как будто невидимый шутник, вцепившись в него, катался по полу от смеха.

«По-моему, — сказал хозяин квартиры, — я потратил впустую 15 лет жизни на обучение в школе и институте».

Это письмо с чувством полной ответственности за рассказанное, в ясном уме и здравии подписывают абсолютно трезвые, не склонные к мистификациям, но потерявшие после вышеописанного события чувство юмора и веру в законы физики, пять друзей.

ТО ЛИ СКАЗКА, ТО ЛИ БЫЛЬ…

«Учёные не верят в существование „снежного человека“. И, возможно, совсем напрасно. Вот какую историю рассказала мне моя соседка Софья Филипповна несколько лет тому назад. События эти произошли с ее близкой подругой Ниной (имя я поменял). Рассказанное так поразило меня, что я решил поделиться всем этим с Вами», — пишет В.Я. Сергеев из Днепродзержинска.

Это случилось лет 25 тому назад. Нина рано вышла замуж. Матвей, ее муж, работал на металлургическом заводе, крепко любил ее, уважал, оказывал всякую помощь по дому, не обижал вниманием. Но со временем поведение в семье под влиянием дружков по работе изменилось. Все пошло вкось и вкривь. Он стал все чаще приходить с работы в подпитии. Не спорил, не бранил, просто заваливался спать, часто даже не поужинав. Утром молча уходил на работу. Нина не узнавала былого Матвея, теряясь в догадках — что с ним происходит. Его будто бы подменили. Сносила все молча.

Как-то, выбрав время, когда муж пришел домой почти трезвый, Нина сказала ему, что уходит от него к родителям. Не такой, мол, жизни ожидала она, выходя замуж. И ушла, взяв с собой малолетнюю дочь.

Спустя месяц знакомая женщина сообщила ей, что Матвей оставил работу и подался к себе на родину — куда-то на север (не то в Вологодскую, не то в Пермскую область России).

Нина вернулась домой — будто не было замужества, не было четырех лет, ушедших из ее жизни. Остался только тяжелый осадок на сердце.

Жизнь потекла как прежде: работа, дом, учеба. После окончания медицинского училища работала медсестрой в больнице. Втянулась, освоила неплохо свои обязанности. Краем уха слышала лестные отзывы о себе не только от коллег по работе, но и от больных. Это ее радовало.

Спустя год, как-то летом появился в городе ее Матвей. Зашел в больницу в конце рабочего дня, принес цветы. Просил прощения за прошлое. Спрашивал, нельзя ли заглянуть к ней домой вечерком на чашку чая, повидать дочь Аннушку…

А потом уговорил Нину взять отпуск и поехать к нему на родину, чтобы познакомить ее со своими стариками. Обещал показать ей дремучий лес, луга, русское раздолье. Спустя неделю собрались в дорогу. Нина хотела верить, что у нее с Матвеем начинается жизнь заново. Оставив дочь своей маме, уехала.

Деревня, действительно, оказалась в прелестном уголке почти девственного леса, на берегу небольшой речки. Дни мелькали быстро, незаметно приближался день отъезда. Как-то, ближе к вечеру, Матвей пригласил ее в лес прогуляться. День угасал, в лесу быстро стемнело, стало жутковато. Вдруг Матвей куда-то исчез. Нина громко его звала, аукала, но тщетно. Откликалось только эхо, Матвей не отвечал. Она дрожала от страха, не зная где деревня, в какую сторону идти. От крика сорвала голос… Наступила ночь. Вокруг — ни звука, даже птицы замолкли. Нина стояла, опершись спиной о дерево, и беззвучно плакала. Вдруг почувствовала, что кто-то сзади положил ей руку на плечо. Она резко обернулась и замерла от ужаса: перед ней стоял высокий волосатый «лесной человек», о котором она уже слышала разговоры в деревне, но не придавала им значения.

Взяв Нину за руку, он молча повел ее за собой. Женщина не сопротивлялась, не было сил, шла машинально. Он привел ее, видимо, к своему жилью — в лесной чаще спряталась скала, поросшая кустарником, а в ней смутно виднелся проем. Почти на четвереньках она последовала за чудовищем в пещеру — темную и страшную. Под ногами почувствовала сухую подстилку из веток и травы. Вне себя от страха, Нина припала спиной к неровной каменной стене и застыла. А хозяин, казалось, не обращал на нее внимания. Промычал что-то и ушел…

78
{"b":"5577","o":1}