ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так началась ее жизнь в обществе «лесного человека». По ночам он уходил куда-то «на охоту», за пищей для себя и своей пленницы. Приносил дикие ягоды, плоды и то, что удавалось добыть в ближайшем селении. Днем отсыпался в углу пещеры. Спал очень чутко. Часто вскакивал, вылезал из логова, искал Нину глазами. И, если находил ее вблизи, — успокаивался, уходил к себе.

Как-то Нина обратила внимание на кучу хвороста на другом берегу ручья, протекавшего неподалеку. Подошла поближе, сняла несколько веток и увидела труп какого-то животного, от которого шел зловонный запах. То была, видимо, подружка «лесного человека», умершая не так давно. Так вот для чего нужна была ему Нина — заменить «жену».

Шло время. Сарафан ее поизносился — она ведь его не снимала. Другой одежды у нее не было. Нина сбилась со счета — сколько дней она провела в лесу. Только по ночам уже стало холодать, хотя солнце днем еще грело. Гребня у нее не было — волосы сбились в комок. Увидела бы себя в зеркало — ужаснулась бы!

Однажды утром она услышала вдали шум работающей машины. Долго не смела пойти на эти звуки, боясь «лесного человека». Потом решилась: медленно, постоянно оглядываясь, она пошла сквозь чащу. Но, не успев сделать и нескольких десятков шагов, была настигнута своим «властелином». Он что-то нечленораздельно бормотал, схватил ее грубо за руки и повел к пещере.

Нина уже почти свыклась с мыслью, что ей отсюда уже не выбраться, не уйти. И ее ждет участь быть подругой «лесного человека». Она стала ко всему равнодушной. Но только временами задумывалась: «куда так внезапно исчез Матвей? Не случилось ли с ним чего плохого? Ведь он как сквозь землю провалился. Как там дома ее маленькая дочь?» Донимали ее и боли в желудке, вероятно, от непривычной пищи.

Прошла, казалось, вечность после того случая, когда она пыталась бежать к людям. Как-то днем, когда ее «владыка» спал, как обычно, после ночной охоты, она вновь услышала вдали человеческие голоса и звук топора — ветер был в ее сторону. Дальше ждать освобождения было неоткуда. Она решилась бежать. Тихонько отойдя от пещеры, бросилась бежать к людям. С трудом пробиралась сквозь заросли, потеряла свои босоножки. Ноги изранила до крови. Увидев лесорубов, едва не потеряла сознание от радости и от того, что избавилась то ужасного плена. Люди увидели перед собой изможденную полуголую женщину, босую, с почти безумными глазами.

Лесорубы, пораженные этим зрелищем, молчали. Наконец, один из них, самый старший, подошел к ней, взял за руку и спросил: «Откуда ты, дочка? Что случилось с тобой? Как ты попала сюда?» Нина, торопясь и сбиваясь, невольно оглядываясь, рассказала им обо всем, что с ней приключилось. Ей дали во что одеться — мужскую грубую одежду, накормили. В тот же день с попутной машиной отправили в город, в больницу. Там она постепенно пришла в себя. Только вот со здоровьем была проблема — чувствовала она себя плохо. Ее обследовали и направили в одну из столичных клиник. Возвратилась она домой почти год спустя. Лесная жизнь не прошла даром, — подорвала ее здоровье, она часто болела. И скоро ее не стало.

Ну, а Матвей? Он хотел, как потом признался, отомстить жене. Для этого и завел ее в лес, оставив на верную гибель.

Постепенно эта история, среди тех, кто имел к ней отношение, стала забываться, отошла в прошлое: то ли быль, то ли небыль. Но Софья Филипповна за все годы, что я знаю ее, никогда не лгала.

Глава X

БОЛЬШИЕ СЕКРЕТЫ ОТ БРАТЬЕВ НАШИХ МЕНЬШИХ

"Под грустное мычание, под доброе рычание,

Под дружеское ржание рождается на свет

Большой секрет для маленькой,

Для маленькой такой компании,

Для скромной такой компании —

Огромный такой секрет…"

Юнна Мориц

Современные мифы, как правило, рождаются там, где пасует наука, не давая людям четкого объяснения некоторых явлений, событий, фактов. Существование многочисленных историй, рассказывающих о загадочном поведении наших меньших братьев, четко указывает на «больное» место современного естествознания. Жаркие споры ученых, длившиеся не одно столетие, так и не привели к однозначному пониманию «что такое разум». И хотя официальная точка зрения же не признает разумности ни за одним существом (кроме самого человека, естественно), среди людей далеких от науки, такого единодушия не наблюдается. И их можно понять. Ведь окружающие нас меньшие братья далеко не всегда ведут себя по предписанной им наукой «неразумной» схеме.

Уже ни для кого не секрет, что еще несколько лет назад при Министерстве обороны России существовал (сегодня расформированный из-за отсутствия средств) отряд спецназа, составленный… из дельфинов, китов-касаток и морских котиков. Только ли успешная дрессировка превратила этих существ в отважных и преданных бойцов, которые могли отыскать в море вражеский корабль и прикрепить к его днищу магнитную мину, обнаружить аквалангиста-диверсанта и вступить с ним в бой… Или, к примеру, возьмем дельфинов, которых используют в Севастопольском океанариуме в качестве экстрасенсов. В пришедших к нам письмах рассказывается о больных детях, которые были излечены от тяжелых недугов после купания с этими доброжелательными докторами. Излечение наступает после того, как дельфины, «проведя диагностику» своих клиентов с помощью ультразвука и, обнаружив больной орган, «проводят лечение», концентрируя на нем ультразвуковые колебания. "Неужели и это только инстинкт? "— спрашивают авторы писем.

Еще один пример: необычная выставка абстрактной живописи, которая проходила в конце 1998 года в Санкт-Петербурге. Автором картин была обезьяна по имени Моника. Искусствоведы признали, что многие настоящие художники могут позавидовать сочности палитры и оригинальности образов. Откуда у обезьяны тяга к творчеству (после того как Монике стали давать холсты и краску, она проводит за рисованием почти все свое время)?

Отношение «хомо сапиенса» к другим живым существам всегда были противоречиво: от обожествления (тотемизации) животных, до потребительского восприятия их в виде потенциальной пищи, которой отказано даже в сострадании. Причем, благодаря многолетним пропагандистским усилиям науки, отказывающей нашим меньшим братьям в разуме, в умах людей уже почти победила вторая крайность. Слава Богу, так думают еще не все. Письма, которые я решила включить в эту главу, показывают, что есть еще люди, которые видят загадку в существах, живущих рядом с нами, и не отказывают им в праве занимать достойное место в жизни. А это значит, что существует психологический противовес мировоззрению потребительского отношения к окружающему наc миру живого.

ДЕЛЬФИН ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Черноморская афалина по имени Диана за шесть лет исцелила от болезней около полутора тысяч детей, в том числе дочь москвички, кандидата технических наук Аллы Журавец.

С самого рождения Лера жила в каком-то своем, скрытом, замкнутом и безмолвном мире — как бы ничего не видела, не слышала, не реагировала на слова-обращения, не разговаривала, не воспринимала мир движений, не ведала эмоций. Полное отрешение от всего, когда окружающее для тебя практически не существует… На медицинском языке это называется «ранний детский аутизм». Лечить девочку начали с четырех лет, но традиционные методы, увы, не дали желаемого эффекта. Мы с мужем готовы были на все. Обращались за помощью к известной целительнице, но ее процедуры с «волшебной» водой не помогли. Не получилось, разумеется, и с Кашпировским… Потом были Московский институт педиатрии, специализированная столичная больница, Центр лечебной педагогики… Но и тамошние профессора оказались бессильны. Совершенно случайно мы узнали, что бывший Океанариум ВМФ СССР, а ныне — Государственный океанариум МО Украины и Национальной академии наук Украины (г.Севастополь) оказывает оздоровительные услуги. И решились на дельфинотерапию — контакт с черноморской афалиной.

79
{"b":"5577","o":1}