ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Правильно, - сказала Магдочка, - только не "я подумала", а "ты подумала".

Не забывай, кто из нас настоящий.

- Тю-тю-тю! - сказала виртуальная. - Смотри, как бы я тебя не стерла!

- Она думает, что она настоящая, - пояснил Манус и создал на экране летающий кулак объемом примерно кубометр. Кулак, по-видимому, был тяжел, потому что расплющил виртуальную Магдочку одним ударом.

- Зачем?

- Чтобы не зазнавалась, - пояснил Манус и быстро создал ещё одну Магдочку, точную копию предыдущей. - Я раньше пробовал тигров или львов, но они не умеют съесть быстро. Надоедает на это смотреть и приходится стирать стирать всю компанию. А динозавры справляются за секунду, но не всегда едят чисто.

- Но она же считала себя живой?

- Конечно, считала. За что и получила. Наверное, она видела нас на экране своей Машины.

- Подожди, сказала Магдочка, - если я считаю себя живой и вижу её на экране, а она считает себя живой и видит меня на экране, то кто из нас настоящая?

- Но ведь я же её убил, а не она меня? Значит, она не существовала.

- А если бы она первая нажала кнопку? И здесь бы тоже появился летающий кулак?

- У неё бы не получилось. Мои программы слушаются только меня. Забудь эти глупости.

- Хорошо, - сказала Магдочка, - теперь пускай мне будет восемнадцать лет.

Нет, лучше семнадцать с половиной.

Она превратилась в худую миловидную девушку высокого роста. Девушка была одета в тяжеловатые черные туфли и в очень пушистую белую кофту. Ниже - короткая юбка, тоже белая.

- А зачем мне этот бант в волосах? - спросила Магдочка.

- Значит, он тебе будет нравиться тогда.

- Да, но этот бант я сожгла. Твоя картинка неточная.

Магдочка присмотрелась и осталась довольна всем, кроме носа. Нос был слишком острым.

- А теперь посмотри, каким я стану в будущем, - сказал Манус. - Через двадцать лет.

Он превратился в довольно некрасивого мужчину с залысинами и тонированными очками на носу. Волосы уже начинали седеть. Мужчина был в белой рубашке, под которой заметно круглился живот. Под животом был ремень, небрежно застегнутый.

В руках мужчина держал чемоданчик: одной рукой за ручку, выставив указательный палец, а второй за застежку, - просто, чтобы держаться за что-то. Мужчина стоял, широко расставив ноги и чуть покачивался. Потом он потряс левой рукой, чтобы рукав рубашки сполз вниз, и этой же рукой расстегнул кармашек на груди, но ничего из кармашка не достал. Кармашек был застегнут на маленькую медную пуговицу с надписью по кругу. Приблизив лицо к экрану, можно было даже прочитать надпись.

- Это точный портрет? - спросил он.

Четыре секунды тишины.

- Нет, - ответила Машина.

- Покажи точный.

Еще четыре секунды тишины. Машина медлила.

- Может быть, не стоит? - предположила Машина.

- Покажи.

Экран потемнел и показал нечто, напоминающее горстку пыли.

- Это я через двадцать лет?

- Прости, но это точный портрет, - извинилась Машина, - через двадцать лет ты будешь мертв.

- Не верь ты ей. Никто не может знать на двадцать лет вперед. А ты испугался? Какие игры у тебя есть? - спросила Магдочка.

- Одна очень интересная. Я играл уже тринадцать раз. Сейчас мы с тобой сыграем в четырнадцатый. Чем больше раз ты играешь, тем интереснее играть. Ты можешь выбрать любое время и пространство, любой размер и скорость, можешь выбрать даже что-нибудь выдуманное. Называется "Девять и один".

- Ничего не поняла, - сказала Магдочка.

- Ну, например, ты можешь попасть к динозаврам, если выберешь двести миллионов лет назад. А если ты боишься динозавров, то можешь сделать их маленькими, как ящериц.

- Спасибочки, чтобы они меня за ногу укусили, как эту виртуальную, ненадушки мне такого.

- Я же сказал, ты можешь выбрать скорость - ты можешь двигаться в десять раз быстрее любого динозавра, он тебя не поймает.

- А если их будет много?

- Не хочешь динозавров, тогда отправимся к рыцарям.

- Хорошо, тогда я буду прекрасной дамой, - согласилась Магдочка.

- Прекрасные дамы были грязнулями и сморкались в рукава.

- Все равно. Я буду ходить среди рыцарей, а они...

- Нет, все так не бывает. Ты будешь только наблюдать и чуть-чуть вмешиваться. Тебя никто не заметит.

- Так же не интересно!

- Это все равно, что смотреть фильм. Но самое главное то, как сжимается время. Ты, например, можешь прожить с динозаврами неделю, для тебя это точно будет кино длиной в целую неделю. А когда ты выйдешь обратно, пройдет всего минута. Ты представляешь как можно наиграться?

Магдочка представила.

- А это не вредно для зрения? - спросила она.

- Нет, ты просто надеваешь шлем и смотришь. Вообще-то, эта система была сделана для обучения. Ты надеваешь шлем и попадаешь на урок. Ты сидишь целый день в школе и учишься, а потом снимашеь шлем, а прошла только одна минута. Ты можешь за один день пройти целый семестр.

- Тогда почему тебя не учат на этой штуке?

- Потому что спрашивать в такой школе не могут. Тебя ведь нет. И делать мне больше нечего, как только проходить за один день целый семестр. Я лучше поиграю. Сейчас я обьясню тебе правила.

- Ну-ну.

- Ты попадаешь куда-нибудь и выбираешь людей, которые участвуют в игре. Не людей, так динозавров или вообще что попало. Можно блох, если ты хочешь уменьшиться в размерах. Но людей интереснее. Выбираешь их штук десять. В игре есть четыре уровня: нулевой - это обычная жизнь; первый уровень - это у них все начинает не получаться и слышно гудение, которое действует им на нервы - они начинают злиться и драться, и сильные побеждают; потом есть второй уровень - на втором они начинают драться ещё сильнее и остаются самые сильные; а на третьем уровне - там начинаются такие ужастики, что я даже пересказать не могу. Поседеешь, когда увидишь. Потом из всех остается в живых только один. И этот один все помнит. Он потом переходит в следующую игру. Он называется черным человечком. Он одет во все черное.

- А остальные?

- Остальные одеты в разные цвета, но у каждого свой цвет. Те, которые одеты нормально, те в игре не участвуют. Поэтому ты своих игроков увидишь сразу.

- А почему следующую игру интереснеее играть? - спросила Магдочка.

- Потому что черный человечек все помнит. Никто ещё ничего не знает, а он уже все помнит. Он знает, что должен всех победить и остаться один. Он начинает драться ещё на нулевом уровне. Там такая начинается заварушка! И, главное, никто же ничего не понимает.

- Тогда черный человечек должен во всех играх оставаться один и тот же?

- Не-а. Обычно кто-нибудь его разгадывает и убивает. Это намного интереснее, чем фильм. И главное, намного длинее. Пока они друг друга все побьют проходит недели две, а то и больше - а у тебя проходит только несколько минут. Ты все это видишь. Самое интересное знаешь что? Они все уверены, что они настоящие. Они по-настоящему боятся умереть! Они даже на меня злятся. Они не могут понять простой логики: если я заставляю их играть, а они подчиняются, то это я настоящий, а они нет. Я пробовал объяснить им, что они смоделированы, но они не верят.

- Может, Машина слишком хорошо моделирует?

- Еще бы!

- Это для мальчиков игра, - сказала Магдочка, - ничего интересного смотреть, как люди дерутся. Вот если бы была любовь!

- А мы любовь тоже можем смоделировать.

Манус поудобнее сел в кресло и стал возиться. У него не получалось.

- Не можешь?

- Просто папа поставил блокировку - я слишком много занимался машинным сексом. Меня теперь живые женщины не волнуют. А он говорит, что хочет внуков.

Я хоть сейчас могу сделать ему внуков из пробирки, но он хочет настоящих, из женского тела. Как будто это большая разница! Поэтому я сейчас лечусь и мне весь машинный секс нельзя. Если любовь, то они ж это самое... - сказал Манус.

- Ничего нельзя сделать?

12
{"b":"55779","o":1}