ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Посмотрел в сторону, но не обернулся. Но ведь он хороший спортсмен, он сможет победить и без ножа. В ихних средних веках так учили драться, что до смерти не разучишься. Я видел, как он голыми руками задушил стокилограммового детину. Да и сейчас он инструктор спортподготовки. Нож ничего не решает.

Черный взял нож, отрезал хлеб и снова воткнул оружие в мох. Хорошо, что воткнул. За ручку удобно хвататься. Если бы положил...

Фиолетовый прыгнул как кошка и схватил нож. Черный облизал палец, привстал.

На поляне уже лежало несколько тел.

- За что ты их? - спросил Фиолетовый.

- Пришлось.

- Пришлось - всех?

- И тебя тоже.

Фиолетовый стал отходить к деревьям. Черный взял длинную палку.

- Ты маньяк, - сказал Фиолетовый и, не отводя глаз от противника, приблизил нож к лицу. Посмотрел. Нож был настоящим. Первый раз держит в руке настощий нож. Боится ножа. Совсем неумело держит.

- Не говори о том, о чем не знаешь.

Черный попробовал сломать палку. Палка была слишком длинной, чтобы махать ею между деревьев. Он посмотрел на грибной нож, лежащий поверх травы, и бросил палку. И в этот момент Фиолетовый прыгнул на него.

Он распорол Черному бок, но похоже, что не повредил ничего важного. Если

Черный и упадет, то только от потери крови. Кровь, как вода из крана.

Черный провел рукой по бледным губам и Манус Ястинский вспомнил соленый вкус крови - когда он слишком долго сидел за машиной, у него лопался сосуд глубоко в носу и кровь стекала в глотку. Манус не говорил отцу об этом, иначе отец ещё раньше запретил бы Машину.

Черный покачнулся и присел.

- Послушай, - сказал он и продолжал говорить, приседая, - ты должен меня убить. Я не маньяк. Меня заставили. Ты ещё не знаешь, с чем столкнулся.

Может быть, мы хочешь меня перевязать, связать или отправить в милицию? Не делай этого. Еще немного и включится первый уровень. Потом второй, а за ним третий. Это ведь все игра и в живых остается только один. Один из десяти.

Сегодня повезло тебе. Теперь ты будешь носить черную одежду. Как я. Она тебе не понадобится до следующей игры. Бойся высоких уровней, особенно третьего.

Когда включится новый уровень, ты увидишь вспышку и услышишь гул. Спастись нельзя, можно только победить. Если хочешь победить, начинай убивать сразу.

Теперь убей меня, но не мучь.

Фиолетовый стал на колени, нерешительно держа нож. Вдруг что-то быстро мигнуло голубым цветом и все вокруг изменилось - как будто смотришь на мир сквозь цветные очки. Но цвет такой, которого нет в природе. Что-то равномерно гудело со всех сторон. Листья на деревьях начали вянуть. Прямо посреди полянки начал расти холмик земли. Холмик увеличивался, увеличивался.

- Это первый уровень, - сказал Черный. - Если ты не сделаешь этого сейчас, тебе все равно придется потом, но это будет намного страшнее. Я видел это, я знаю, что говорю. Я был на третьем уровне. Скорее!.. Сюда, под левое ребро.

Когда все было кончено, Фиолетовый раздел мертвого врага и разделся сам.

Потом стал натягивать черные брюки и черную рубаху с распоротым боком. Брюки коробились, пропитанные кровью.

- Привет, - сказал Манус. - Я так и знал, что ты победишь. Я за тебя болел.

Черный человечек огляделся и сжался от ужаса.

- Можешь не смотреть, меня здесь нет. Я снаружи, я живой.

- А я?

- А ты моя игрушка. Мы ещё поиграем с тобой. И не говори, что ты до меня доберешься. Во-первых, тебя нет. Во-вторых, даже выдуманный ты живешь в неизвестно каком веке. Тот, кого ты только что зарезал, родися в четырнадцатом.

Это очень далеко и давно. Нам все равно не встретиться с тобой.

11

Арнольд Августович имел большой опыт работы. Ему было пятьдесят три. Это уже начало старости, но красивой и здоровой старости. Его брови оставались темными, хотя в шевелюре не было ни одного темного волоска. Его глаза были маленькими, но внимательными и сильными - настоящими глазами психиатра и, если надо, гипнотизера - глаза, похожие на треугольнички с легкой припухлостью под каждым. В молодости Арнольд Августович выступал с гипнотическими сеансами и даже немного прославился на этом поприще. Его губы были очень тонкими, что почему-то обычно производит впечатление ума, у мужчин, - верхней губы практически не было.

Сегодняшний день обещал быть интересным: Арнольд Августович собирался осмотреть ребенка, ставшего жертвой маньяка. То есть, жертв было больше.

Девять мальчиков и физрук отправились в пригородный лесок на двухдневную прогулку. Физрук оказался маньяком. В течение ночи он убил восьмерых, но с девятым ему не повезло - девятого в палатке не оказалось. Когда наступил рассвет (а в лесу был туман), маньяк отправился на поиски последней жертвы.

Последней жертвой должен был оказаться мальчик двенадцати лет. Но, по счастливой случайности, у мальчика оказался грибной нож. Несмотря на явное превосходство в силе, маньяк проиграл и был заколот ножом. Мальчик, оставшийся в живых, от переживаний сошел с ума и несколько дней бредил. Потом ему стало лучше. И вот теперь, по прошествии семи месяцев, мальчик уже почти здоров.

Осталось только одно обстоятельство, которое указывало на болезнь мальчик отказывался надевать любую одежду, кроме черной.

Вначале Арнольд Августович уединился в кабинете и достал записи, сделанные в первые дни после трагедии.

ПРОТОКОЛ:

Врач: Расскажи подоробно, не волнуясь, о том, что произошло

в лесу.

Больной: Это была игра. Я вначале не знал, что это была игра,

но теперь знаю. Мы должны были убить друг друга. Тот, кто

останется живым, должен носить черную одежду. Он попадет в

следующую игру. Но тогда я этого не знал. В черной одежде

был физрук. Он решил всех зарезать ещё на нулевом уровне,

потому что он был трусом.

Врач: Расскажи, пожалуйста, что такое нулевой уровень.

Больной: Есть четыре уровня. Нулевой - это обыкновенная

жизнь, когда никто ещё ничего не знает. Никто, кроме черного

человечка. Черный человечек должен убить девять человек,

тогда он перейдет в следующую игру. И тоже будет черным

человечком. Первый уровень - это когда убивать уже опасно,

все становятся злыми такими вот... (неразборчиво). На втором

уровне уже каждый будет охотиться за каждым. А на третьем

уровне в игру уже вступает Машина - и это уже как повезет.

Поэтому, если ты черный человечек и все знаешь ещё с прошлой

игры, то тебе легче всего убить противников на нулевом

уровне.

Врач: Кто убил твоих друзей?

Больной: Он, конечно. Он был черным человеком. А я был

фиолетовым. Мне повезло, что был туман и что меня не было в

палатке. Поэтому я потом убил его.

Врач: Почему ты отказываетшся от любой одежды, кроме черной?

Больной: Потому что теперь я черный человечек - я последний,

кто остался в живых. Скоро начнется новая игра, я должен был

всегда готов.

Врач: Тебе жаль было твоих друзей?

Больной: Да, я даже плакал.

Врач: Тебе нравилось убивать?

Больной: Нет, я только защищался.

Врач: Давно ли ты знал этого человека?

Больной: Физрука, что ли? Четыре, нет, пять лет. Всегда был

хороший парень.

Врач: Тогда почему он начал убивать?

Больной: Потому что включили Машину, разве я плохо обьясняю?

Мы все в игре! Я в игре, вы в игре, каждый в игре! Никто не

может отсюда выбраться!

(запись прерывается)

Арнольд Августович посидел, задумавшись, потом закрыл протокол. Нет сомнения, это обычный бред, вызванный сильным эмоциональным шоком. Сегодня предстояло определить, выздоровел ли больной окончательно.

Он прошел в палату номер четыре, где лежал больной мальчик. Мальчик был одет во все черное. Ему позволили это маленькое отступление от режима, ведь он вел себя как герой.

- Здравствуй, богатырь!

8
{"b":"55779","o":1}