ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Казалось, что шквал разоблачительных статей непременно улучшит ситуацию. Однако ничего подобного не произошло. И постепенно общественный интерес к такого рода сообщениям угас.

Сегодня наш народ напоминает человека, который, сорвавшись с крыши небоскреба, пережив первый шок, в полете рассуждает: «Все оказалось не так уж страшно…»

Между тем «падать» нам осталось недолго. Об этом неопровержимо свидетельствуют постоянно множащиеся факты загадочных эпидемий при полной беспомощности специалистов, пытающихся найти причины поражения людей.

В поисках ответа и состоялась наша встреча с Олегом Шамовым, заместителем начальника федерального Управления медико-биологических и экстремальных проблем при Минздраве России.

Когда-то это было закрытое учреждение, именуемое Третьим Главным управлением Минздрава. Его обязанности – надзор за урановыми рудниками, предприятиями атомной энергетики, строительством и ремонтом атомных кораблей и подлодок, мирными ядерными взрывами, ракетостроением, уничтожением химического оружия.

Мы надеялись, что в рассекреченных документах этого ведомства найдутся ответы на загадки странных эпидемий.

Беседа длилась около двух часов. Олег Иванович рассказал немало интересного, но по нашей проблеме он так ничего и не смог разъяснить.

Продолжая наше расследование, мы связались с местными журналистами в регионах и попросили навести справки, не изменилась ли у них ситуация. Ответы поступили неутешительные.

Юрий Петров (Краснодар):

«…Помните массовое отравление грибами летом 1991 года? Тогда в нашем крае пострадало свыше 300 человек, около 40 погибло. В токсикологической лаборатории краевого центра Госсанэпидемнадзора были осуществлены опыты на грызунах. Им вводили вытяжку из подозрительных грибов. Все подопечные остались живы и здоровы. В Кубанском университете делали более тонкий анализ грибов – на спектральном уровне. Результаты тоже отрицательные».

А завотделом гигиены питания краевого Центра санэпидемнадзора П. Николаевич делает вывод:

«Ни пестицидов, ни других токсических остатков или продуктов радиоактивного распада не обнаружено. Все сходится к тому, что люди отравились бледной поганкой, не умея отличить ее от других грибов».

Надо заметить, что в это объяснение слабо верится. Неужели все грибники одновременно «ослепли», потеряли «профессиональную бдительность» и не смогли отличить съедобный гриб от несъедобного? Почему эта «слепота» поразила людей в строго определенном районе? Снова вопросы без ответов…

Александр Петров (Архангельск):

«…После того как тысячи мертвых морских звезд оказались выброшенными на берег, была создана комиссия, в которую вошли видные ученые, представители государственных органов, общественных организаций. Версий было много.

В областной комитет по экологии пришли письма, где рассказывалось о химических снарядах, захороненных в свое время на дне моря. Возможно, их отравляющая начинка и стала причиной ЧП.

Кто-то грешил на топливо, которое могло попасть в море во время пуска ракет с подводных лодок.

Некоторые вовсе уверяли, что одновременная гибель огромного числа морских звезд чуть ли не естественный процесс. На исследования было потрачено уйма денег. Но «гора» не родила даже мышонка.

Заместитель председателя Архангельского комитета по охране природных ресурсов Н. Медведев резюмирует:

«Комиссия продемонстрировала бессилие нашей науки в подобных ситуациях».

Впрочем, есть еще одна версия: может быть, дело вовсе не в бессилии науки, а в том, что еще очень сильны те, кому не хочется называть истинную причину гибели морских жителей?»

В последние годы ученые все чаще фиксируют увеличение числа генетических дефектов и раковых заболеваний у жителей Балтийских стран. Одно из официальных объяснений – последствия радиоактивного облака, долетевшего от Чернобыля. Но не исключено, что настоящие причины кроются совсем в другом.

По самым скромным подсчетам, на дне Балтийского моря сосредоточено более 250 тысяч тонн высокотоксичных боевых отравляющих веществ, основную часть которых составляют иприт и люизит.

Сразу после окончания Второй мировой войны СССР и страны антигитлеровской коалиции решили затопить значительную часть немецкого химического оружия. Специалисты убеждали, что емкости с боевыми газами в почти пресной балтийской воде сохранятся долго, а если даже и дадут течь, то вредные вещества непременно разрушатся.

С момента захоронений минуло более полувека. Металлические бочки и контейнеры, разъеденные морской водой и агрессивным содержимым, то и дело дают течь. Ученые уже давно фиксируют «ураганные» концентрации иприта вблизи захоронений.

Иприт родился в Германии и в качестве отравляющего вещества был применен немцами в ходе Первой мировой войны. Именно там он и получил свое название – от бельгийского города Ипр, где первыми его жертвами стали французские солдаты. За свою высокую токсичность и способность проникать даже через резиновую одежду иприт удостоился титула «короля газов». За один только 1943 год, готовясь к широкомасштабной химической войне против СССР, Германия накопила 125 тысяч тонн иприта, а всего к концу Второй мировой войны имела около 300 тысяч тонн этого смертоносного яда. Люизит, полученный в 1917 году сразу двумя великими химиками – немцем Виландом и американцем Льюисом (отсюда его название), еще более опасен, хотя и менее распространен.

Иприт и люизит почти нерастворимы в воде, и поскольку они значительно тяжелее ее, то вырвавшиеся из затопленных в Балтике емкостей отравляющие вещества образуют на дне моря ядовитые лужи. Но беда в том, что растворимость иприта и люизита очень высока в нефтепродуктах и маслах, а загрязненность ими балтийских вод уже давно стала притчей во языцех. Поэтому нефтяные пятна как губка впитывают иприт и люизит и разносят эту смертоносную начинку повсюду.

Сегодня уже установлено, что надежды на то, что иприт будет со временем разлагаться, оказались, мягко скажем, беспочвенны. Под слоем воды этот яд прекрасно сохраняется годами, не теряя своей токсичности. Чтобы разложить его, нужно… вскипятить море, добавив в него едкую щелочь и моющие средства!

Не лучше дело обстоит и с люизитом. Хотя он и разлагается водой, но при этом превращается в другое, не менее токсичное вещество, которое в виде нерастворимой в воде взвеси начинает разноситься по всем окрестностям. Кроме того, люизит содержит ядовитый мышьяк, накапливаемый планктоном и попадающий затем в организм рыб.

Иприт и люизит таят в себе и еще одну опасность – даже в ничтожных концентрациях они нарушают работу генов, вызывая заболевания, напоминающие лучевую болезнь. В этом они сродни радиации. Впрочем, все это уже выяснилось после того, как многие тонны яда оказались на морском дне…

Уже не раз медики били тревогу по поводу кожных заболеваний, возникающих после купания в Балтийском море в акватории Финского залива. Их симптомы удивительно напоминают поражение небольшими дозами кожно-нарывных газов.

Но однозначно связать эти болезни с захороненным в море химическим оружием пока не удается. Специалисты беспомощно разводят руками, не в силах объяснить болезни и гибель людей. А это означает, что экологическая ситуация вышла из-под контроля.

Сегодня остался невыявленным смертоносный фактор «икс», уложивший на больничные койки сотни и сотни людей, а завтра появятся неведомые «игрек» и «зет», которым окажется по силам вообще уничтожить жизнь на земле…

Если отгадки всех этих загадочных происшествий хранятся где-нибудь в секретных сейфах – это лучший вариант. Значит, не все потеряно, есть надежда, что здравый смысл заставит открыться стальные двери, все будет объяснено и больше нс повторится.

Но много хуже, если, стимулируемый системой «секретности», в природе начался неконтролируемый синтез неизвестных науке ядовитых веществ из обильных выбросов химических производств, многочисленных захоронений устаревшего оружия и радиоактивных отходов.

4
{"b":"5578","o":1}