ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даль Роальд

Предыстория катастрофы

Роальд ДАЛЬ

ПРЕДЫСТОРИЯ КАТАСТРОФЫ

Перевод А. Колотова

- Все в порядке, - произнес доктор. - Лягте на подушку, постарайтесь расслабиться.

Его голос звучал, словно приглушенный расстоянием в несколько миль, как будто, обращаясь к ней, он кричал издалека.

- У вас сын.

- Что?

- У вас отличный сын. Вы понимаете меня? Отличный мальчишка. Слышали, как он закричал?

- Доктор, с ним все в порядке?

- Разумеется.

- Покажите мне его.

- Одну минуточку.

- Вы уверены, что с ним все в порядке?

- Абсолютно уверен.

- Он все еще кричит?

- Постарайтесь отдохнуть. Не надо ни о чем беспокоиться.

- Почему он замолчал, доктор? Что с ним случилось?

- Не волнуйтесь, пожалуйста. Все абсолютно нормально.

- Я хочу видеть, дайте мне взглянуть на него.

- Дорогая моя, - доктор погладил ее руку, - у вас отличный, сильный, здоровый малыш. Вы мне не верите?

- Что делает с ним та женщина?

- Младенца готовят, чтобы он вам понравился. Его надо немножко обмыть. Потерпите, на это уйдет не более двух минут.

- Вы можете мне поклясться, что все нормально?

- Я вам клянусь. Лягте на спину, отдохните. Закройте глаза. Закройте, закройте глаза. Вот так, хорошо, умница...

- Я так часто молилась, чтобы он выжил, доктор.

- Конечно, он будет жить. А в чем дело?

- Все остальные умерли.

- Что?!

- Никто из моих детей не выжил, доктор.

Доктор стал у кровати, глядя на бледное, измученное лицо молодой женщины. Он видел ее впервые. Они с мужем недавно приехали в город. Жена хозяина гостиницы, помогавшая принимать роды, рассказала, что муж работал на границе, на таможне, и что они появились в гостинице неожиданно, с одним саквояжем и чемоданчиком, месяца три назад.

Муж пил запоем, и вообще - наглый, несносный коротышка, не то что жена, женщина молодая, набожная и деликатная. Она была все время грустна, ни разу не улыбнулась - за то время, что они прожили здесь, хозяйка ни разу не видела, как она улыбается. Говорили еще, что это его третий брак: первая жена умерла, а вторая развелась с ним из-за чего-то гадкого; но то были только слухи.

Доктор нагнулся и подтянул простыню повыше.

- Вам не о чем беспокоиться, - мягко сказал он. - Ребенок как ребенок, ничем не хуже других детей.

- Мне и про остальных говорили так же. А я всех потеряла, доктор. За полтора года я потеряла троих детей. Не удивляйтесь, что я так тревожусь.

- Троих?

- Он у меня за четыре года четвертый.

Доктор неловко переступил с ноги на ногу.

- Вам не понять, что это такое, доктор, - потерять их всех, всех троих, одного за другим. Они передо мной стоят как живые. Вот личико Густава, я вижу его так ясно, как если бы он лежал сейчас рядом со мной. Густав был очень славный мальчуган, но очень болезненный. Ужасно, когда они все время болеют, а ты ничем, ничем не можешь помочь.

- О да.

Женщина приоткрыла глаза и несколько секунд пристально смотрела на доктора; потом снова закрыла их.

- Мою дочурку звали Ида. Она умерла незадолго до Рождества, четыре месяца назад. Жаль, что я не могу показать вам Иду, доктор.

- Теперь у вас есть другой ребенок.

- Но Ида была такая хорошенькая!

- Да-да, - сказал доктор, - я знаю.

- Откуда? - вскрикнула женщина.

- Я не сомневаюсь, что она была прелестной девочкой. Но и ваш новый малыш не хуже.

Доктор отвернулся, отошел и посмотрел из окна на улицу. За окном был унылый пасмурный апрельский день. Огромные дождевые капли падали на красные крыши домов и разбивались о черепицу.

- Иде было два года, доктор... Ах, какая она была хорошенькая! Весь день я не могла отвести от нее глаз, с самого утра, когда одевала ее, и до вечера, когда она уже лежала в кроватке. Я так боялась, что с моей крошкой что-то случится, я уже привыкла жить в постоянном страхе. Я лишилась и Густава, и маленького Отто, у меня никого не осталось, кроме нее. Порой я по ночам просыпалась, подходила к ее кроватке на цыпочках и наклоняла ухо к ее ротику, чтобы убедиться, что она дышит.

- Постарайтесь отдохнуть, - подходя к постели, сказал доктор. Пожалуйста, постарайтесь отдохнуть.

В ее лице не было ни кровинки, кожа у рта и возле ноздрей приняла голубовато-серый оттенок. Несколько прядей влажных волос прилипли ко лбу.

- Когда она умерла... Я ведь уже была снова беременна, доктор. Он прожил во мне четыре месяца, когда умерла Ида, но после похорон я кричала: "Я не хочу! Я больше не вынесу! Я не могу больше хоронить детей!" А муж... Он расхаживал с большим стаканом пива между гостей, и вдруг быстро обернулся ко мне и сказал: "У меня есть новости, Клара, хорошие новости". Вы представляете, доктор? Мы не успели похоронить третьего ребенка подряд, а он стоит со стаканом пива в руке и говорит, что у него хорошие новости. "Сегодня, - говорит, - я получил назначение в Браунау, так что давай собирайся без промедления. Там, - говорит, - ты, Клара, начнешь все заново. На новом месте, под наблюдением нового врача..."

- Вам больше нельзя разговаривать.

- Ведь правда вы новый врач, да?

- Да, разумеется.

- И мы в Браунау?

- Да.

- Я боюсь, доктор.

- Вам надо взять себя в руки и ничего не бояться.

- А чем лучше этот, четвертый, тех, остальных?

- Вы должны выкинуть из головы подобные мысли.

- Не могу. Я знаю, у моих детей в крови есть что-то, что убивает их, да, да, точно.

- Но это же вздор!

- Знаете, доктор, что сказал муж, когда я родила Отто? Он вошел в комнату, посмотрел в колыбельку и сказал: "Ну почему все мои дети непременно рождаются маленькими и слабыми?"

- Навряд ли он мог так сказать.

- Он сунул голову прямо в колыбель Отто, как будто рассматривал крохотное насекомое, и сказал: "Нет, мне просто непонятно, почему для меня ни разу не нашлось ничего получше. Вот что мне непонятно". А через три дня Отто умер. На третий день мы его окрестили, а вечером он умер. Потом умер Густав, потом Ида. Все умерли, доктор. Дом вдруг опустел.

- Не надо об этом вспоминать.

- Он тоже маленький?

- Нормальный ребенок.

- Но маленький?

- Ну, может быть, он не великан, но зачастую те, что поменьше, приспосабливаются лучше других. Вы лучше представьте, милая фрау, что через год он будет учиться ходить. Разве вам не приятно думать об этом?

Она не ответила.

- А через два года он будет болтать не переставая, так что от его болтовни у вас разболится голова. Вы выбрали для него имя?

- Имя?

- Да.

- Не знаю. Кажется, муж говорил, что, если родится мальчик, он назовет его Адольфусом.

- Значит, он будет Адольф.

- Да, муж хочет Адольф, чтобы напоминало Алоис. Мужа зовут Алоис.

- Отлично.

- Нет, нет, - внезапно вскрикнула женщина, привстав с подушки. - Меня так же спрашивали, когда родился Отто, значит, и этот тоже умрет. Его надо поскорее окрестить!

- Спокойно, спокойно, - сказал доктор, осторожно удерживая ее за плечи. - Вы ошибаетесь, клянусь вам, вы ошибаетесь. Я просто любопытный старик, вот и все. По-моему, Адольфус - прекрасное имя, такие имена я люблю. А поглядите-ка, вот и он!

Хозяйка гостиницы, прижимая ребенка к своей необъятной груди, торжественно плыла через комнату.

- Ах, что за красавчик, - сияя, восклицала она. - Вы хотите подержать его, дорогая? Хотите, я положу его рядом с вами?

- Вы его хорошо запеленали? - спросил доктор. - Здесь очень холодно.

- Конечно же хорошо.

Младенец был туго завернут в белый шерстяной платок, из которого наружу торчала розовая головка. Хозяйка осторожно положила его на постель рядом с матерью.

- А вот и мы, - пропела она. - Теперь вы можете лежать рядом с ним и смотреть на него сколько захотите.

1
{"b":"55797","o":1}