ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мобилизационная стратегия хозяйственного освоения Сибири: программы и практики советского периода (1920-1980-е гг.)

© Коллектив авторов, 2013

© Институт истории СО РАН, 2013

* * *

Введение

В предлагаемой вниманию читателей коллективной монографии предпринята попытка решения сложных и актуальных исследовательских задач, связанных с изучением мобилизационной стратегии советского государства в хозяйственном освоении Сибири[1] в 1920–1980-е гг. В этот период в стране и в регионе происходили модернизационные преобразования, сущностными основаниями которых являлись индустриализация и коллективизация сельского хозяйства, становление принципиально нового типа цивилизационного развития.

Сибирский регион в ХХ в. представлял собой активно обживаемую и развивающуюся в хозяйственном смысле территорию, на которой поэтапно (с запада на восток) реализовывались масштабные социально-экономические программы национального значения. Здесь происходило активное транспортное и промышленное строительство, освоение природных ресурсов и уникальных месторождений полезных ископаемых, возведение крупнейших в мире энергетических объектов и соответственно рождение новых населенных пунктов, в которых формировался урбанистический образ жизни населения.

Модель хозяйственного развития Сибири может служить примером мобилизационных решений государства в освоении новых территорий, наиболее ярко проявившихся в советский период, когда потребность в мобилизации совпала с необходимостью ускоренных модернизационных преобразований. Исторический опыт в этом отношении имеет не только российскую, но и мировую значимость, определяющуюся необходимостью наиболее полного и объемного изучения проблем обживания новых территорий, особенно с точки зрения созидательной деятельности человека, его адаптации к непривычным условиям жизни и труда.

Под мобилизационной моделью хозяйственного освоения новой территории можно понимать некий план, стратегическую схему мероприятий, направленных к единой цели. Мобилизация в этом смыс ле может быть оценена и как способ решения крупных социально-экономических задач на новых территориях, что представляет интерес не только для научного знания, но и для потребностей современной практики государственного управления, часто нуждающейся в опоре на исторический опыт.

Само понятие «мобилизация» широко используется в современной гуманитарной сфере. Представители различных общественных наук могут наделять его разным содержанием. С исторической точки зрения понятие мобилизационной модели хозяйственного освоения Сибири рассматривается как стратегически направленный процесс, способствующий активизации деятельности людей по выполнению определенного рода задач в целях ускоренного их решения, иногда в чрезвычайном режиме. При этом мобилизация предполагает одновременно как концентрацию сил и средств для достижения намеченных целей, так и разработку механизмов и способов их реализации.

Исторически мобилизационность в развитии Российского государства была связана, как правило, с созданием определенных систем госрегулирования, которые давали возможность добиваться максимально эффективного использования общественных ресурсов, как для решения чисто экономических задач, так и неэкономических, связанных, например, с достижением победы в войне, сохранением властных рубежей, освоением новых территорий и т. д.

Под мобилизационными решениями в хозяйственном освоении новых территорий СССР понимались действия правительства, направленные, как на их обживание, так и активное использование имеющихся природных ресурсов для развития народнохозяйственного комплекса страны. В 1920–1980-е гг. эта стратегия в советской государственной политике сложилась в качестве целой системы мер, стимулов и других различных воздействий, направленных на выработку мотивации конкретных людей прибывать в новые места, развивать экономику и оставаться на постоянное место жительства.

Мобилизационный режим экономического развития не являлся изобретением России и плодом теоретических рассуждений пришедших к власти большевиков во главе с В. И. Лениным, как иногда представляется в историографии. После окончания Первой мировой войны в политике и практике экономического развития многих стран проявились тенденции мобилизационного порядка. Существующее в условиях конкуренции и раздела мирового пространства противостояние ещё более усиливалось в результате независимой позиции СССР и его деклараций в отношении борьбы с капитализмом. В 1920-е гг. в мире положено начало формированию противоречий не только между отдельными государствами, но и двумя общественно-политическими системами, что создавало условия для развязывания новой мировой войны. Во многих странах наблюдалось перенесение принципов военной организации в самые различные сферы общественной жизни, которые начинали работать в условиях плановой подготовки к войне не только вооруженных сил, но и в целом экономики. Планировались и проводились различные мероприятия, связанные и с всеобщей мобилизацией населения, и с его морально-психологической подготовкой к возможным войнам.

СССР также присоединился к этой всеобщей мировой стратегии мобилизационного развития. К концу 1920-х гг. в стране была создана система тотального планирования, рассматривающая все общественно значимые цели как чрезвычайные и требующие мобилизационных решений на пути их достижения. В сочетании с коммунистической идеологией, противостоянием со всем остальным миром, мобилизация рассматривалась как единственно возможное средство для успешного общественного развития, как историческая необходимость в борьбе за победу над капиталистической системой. Поэтому неизбежной считалась концентрация всех экономических и социальных ресурсов для достижения этой главной цели. Объектом мобилизационного планирования становились не только вооруженные силы и военная промышленность, но и практически все области жизни общества.

К числу положительных моментов использования мобилизационных способов в решении государственных задач можно отнести достижение высоких темпов экономического роста страны, основанного на модернизации производственного потенциала, обеспечение полной занятости населения, единый контроль за производством и потреблением ресурсов. Всё это способствовало эффективному противодействию советского государства внешним угрозам и обеспечивало национальную безопасность. Недостатки же влияли на внутреннюю стабильность советского общества. Всеобщая мобилизационность сопровождалась низким уровнем и уравнительным характером потребления населения, высокой степенью воздействия субъективных факторов в государственном управлении. Увлечение мобилизационными способами могло породить склонность облеченных властью людей к простым решениям и откровенному насилию в обществе.

По отношению к Сибири мобилизационная модель хозяйственного освоения должна была учитывать необходимость организации в регионе военно-стратегического и экономического тыла государства. Эта идея стала рассматриваться на рубеже XIX – ХХ вв., когда наметилось в экономической и политической жизни страны усиление роли восточных регионов. Сибирь представляла значительный интерес в силу своего геополитического положения. Здесь находился географический центр России, равноудаленный как от западных, так и восточных рубежей. Кроме того, обилие природных богатств сибирского региона делало его мощным экономическим резервом государства в случае конфликтов, как на западе, так и на востоке.

Советское государство унаследовало это отношение к Сибири. Мобилизационные методы как наиболее действенные активно применялись в чрезвычайных обстоятельствах Гражданской войны и послевоенного восстановления. Сохранились они и в последующий период, когда разрабатывались и реализовывались планы освоения и обживания богатого природными ресурсами региона, важного для страны в экономическом и военно-стратегическом отношении. Мобилизационная модель оказалась здесь наиболее адекватной формой модернизации экономики и в целом жизни населения в отдаленном от государственного центра регионе, малонаселенном и находящемся в относительно суровых природно-климатических условиях.

вернуться

1

Имеется ввиду территория Азиатской части России от восточных отрогов Урала до берегов Тихого океана.

1
{"b":"557990","o":1}