ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

26 апреля 2035 года. Утро. Украина. Львовская область. Калинов. База армейской авиации Вооруженных сил Украины

Как только легкий транспортник, надрывно гудя турбинами и качаясь из стороны в сторону под порывами ветра, пробил нижний слой облачности, Морган прильнул к иллюминатору. Под крылом раскинулся мрачный серый пейзаж Западной Украины. Холмы, перелески, поля, когда-то приносившие богатый урожай, а теперь заросшие бурьяном, редкие заброшенные хуторки и вымершие деревни – все выглядело унылым и дышало запустением и безысходностью. Последний раз он был в этих местах почти двадцать лет назад в составе группы консультантов ЦРУ, инспектировавших ядерные объекты молодой «европейской» Украины.

В то время «нэзалэжна» стала очень популярным местом для американских спецслужб, совместно с госдепом организовавших государственный переворот и посадивших на правление прикормленных националистических марионеток. Казалось, что ЦРУ после пятнадцати лет провалов потуг удалось, наконец, провести в Восточной Европе хоть одну успешную масштабную операцию. Этот успех считался особенно значимым потому, что был достигнут в противоборстве с заклятым врагом – Россией и, самое главное, у ее границ. Основные цели операции вроде были выполнены. Украина окончательно отошла от своего восточного соседа и начала движение по «западному пути», подписала договор об ассоциации с Евросоюзом, договор о сотрудничестве с НАТО, стала стратегическим внеблоковым партнером США. События в то время развивались как нельзя лучше. Особенно радовало то, что платить за все пришлось Европе, которую Америка назначила главным экономическим донором Украины.

Были, конечно, и неприятные моменты. Вопреки всем прогнозам вашингтонских аналитиков, России удалось присоединить к себе Крым и создать на востоке Украины хорошо организованный очаг сопротивления киевскому нацистскому режиму. Началась гражданская война, которую госдеп тоже преподнес как большую победу. Еще бы, непосредственно на границе с Россией создан очаг военной напряженности. Это было выгодно и США, и киевским властям. Обвинив в дестабилизации на востоке Украины Москву, Америка ввела против нее санкции. Более того, Вашингтон заставил присоединиться к ним и, полностью потерявшую к тому времени политический и экономический суверенитет, Европу, которой конфликт с Россией был крайне невыгоден. Полуфашистской верхушке в Киеве тоже была выгодна война на востоке, на которую они на волне националистической истерии списывали все новые и новые провалы в экономике и огромный ущерб, который понесла страна, отказавшись от партнерства с Россией в пользу «Эуропы». В общем все складывалось как нельзя лучше.

Потом понемногу стали проявляться проблемы.

Причем, это были не мелочи вроде «они там в Киеве все воруют». С этим в госдепе давно свыклись и принимали как должное. Оказалось, что гражданская война на востоке сжигает львиную долю скудных финансовых средств, выделенных Украине Западом на модернизацию экономики и государственного управления. После двух лет войны Киев фактически стал банкротом, у которого не просто не было средств, чтобы продолжать серьезные боевые действия, их не хватало даже на обеспечение хотя бы минимальной дееспособности финансовой системы и основных институтов государства. Выяснилось, что десятки миллиардов долга надо отдавать и чем-то платить за газ и нефть, идущие из России. Это поняли не только на Украине, но и в Европе, и в США.

Увидев это, опомнившиеся вдруг Брюссель и МВФ приостановили финансовую помощь Киеву до тех пор, пока конфликт на юго-востоке не будет разрешен. Украинское правительство с мольбой о помощи обратилось к США, которые, сделав кислую мину, выделили несколько миллиардов даже не кредита, а государственных гарантий под кредит, да еще надавили на МВФ, который все же бросил беднейшей стране Европы очередную кость в виде небольшого займа. Всего этого было катастрофически мало, чтобы предотвратить скатывание Украины в полнейшую нищету. Возникла серьезная опасность нового Майдана и нового государственного переворота. Десятки тысяч вконец обнищавших украинцев, которым уже надоел бессмысленный конфликт на юго-востоке и откровенно глупая, бесполезная, повернутая на национал-шовинизме власть, стали выходить на улицу, требуя перемен.

К этому моменту антироссийская и антирусская истерия в Украине достигла своего апогея, ужасавшего даже видавших виды кураторов из ЦРУ и госдепа, в режиме ручного управления работавшими с украинской верхушкой. Американские спецы хорошо понимали, что без полномасштабного вмешательства в гражданскую войну сил НАТО победа в этом конфликте невозможна. Но европейцы из НАТО, несмотря на жесткую антироссийскую риторику и колоссальное давление со стороны США, однозначно не хотели ввязываться в конфликт, опасаясь ответных действий со стороны Москвы. К тому же на все еще сытую и благополучную в то время Европу навалились свои проблемы – миллионы беженцев с Ближнего Востока, спасающихся от развязанных там Вашингтоном войн, рост популярности национальных партий настаивающих на выходе своих государств из ЕС и, наконец, обваливший экономику и до предела обостривший социальное напряжение, короновирус. В этой каше про Украину стали понемногу забывать, предоставив ей самой разбирать огромный ворох накопившихся с момента госпереворота проблем.

Потыкавшись в плотно закрытые двери брюссельских кабинетов и МВФ, украинская власть поняла, что вряд ли доживет до начала реальной евроинтеграции и тем более до вступления в НАТО. Поняла она и простой факт, что вожделенный Запад ее попросту кинул, предоставив в одиночку выгребаться из огромной, наваленной ей же самой кучи дерьма. В этой ситуации единственным решением, способным спасти Киевскую верхушку, мог быть только мир на юго-востоке, пусть даже ценой предоставления самостоятельности Донбассу.

Постепенно возобновились прямые контакты с Россией. В Кремле видя, что действия развиваются по вполне благоприятному сценарию, заняли спокойную выжидательную позицию. Российский МИД откровенно высмеивал на всех международных площадках глупые и необдуманные действия Запада в отношении Украины, заставляя госдеп, НАТО и евробюрократов задыхаться в злобной истерике.

В конце концов чаша терпения украинцев переполнилась, и сотни тысяч киевлян собрались на новый Майдан, требуя отставки президента и правительства. Это были не оплаченные госдепом и ЦРУ глупые подростки, студенты и обдолбанные заокеанскими проповедниками националисты, приехавшие из западных областей для участия в хорошо организованных протестах. На улицу стихийно вышли взрослые, серьезные люди разных профессий, которые устали от войны, разрухи, воровства и откровенной глупости властей. Им просто нечем было кормить свои семьи, мерзнущие в плохо отапливаемых домах.

Простояв на Майдане три дня и видя, что ни правительство, ни президент никак не реагирует на их требования, толпа двинулась по хорошо знакомому маршруту к зданию президентской Администрации. Там колонну вместо Национальной гвардии, сразу заявившей, что она не будет участвовать в разгоне протестов, встретил заслон из вооруженных бойцов добровольческих батальонов, только что отозванных с линии фронта в Донбассе. Видя наведенное на них оружие, люди на секунду в оцепенении замерли, и в опустившейся на улицу тишине было хорошо слышно, как откуда-то сзади с чердаков близлежащих административных зданий раздалось несколько приглушенных выстрелов. Три бойца из оцепления, корчась от боли, выпали из плотного строя, заливая холодную брусчатку кровью.

Почти сразу же прозвучала команда «Огонь!». И больше сотни стволов выплюнули в сторону протестующих лавину свинца.

Так на Украине закончилась еще не родившаяся европейская демократия.

Вскоре либеральная Европа, ужаснувшись морю крови, пролитому в Киеве, и репрессиям, прокатившимся по всей стране, промямлив что-то про утерю киевскими властями доверия, признала режим диктаторским и отказала во всякой помощи и поддержке. США, публично осудив кровавую бойню, все же продолжали тайно финансировать наиболее дееспособные элементы силовых структур Украины, но с этого момента киевский режим формально был предоставлен сам себе. Сохраняя видимость единого государства с номинальной столицей в Киеве, страна стала разваливаться на отдельные полуфеодальные княжества, в которых к власти пришли олигархи, поддерживаемые командирами националистических батальонов самообороны, предварительно зачистив местных политиков и не успевших сбежать бизнесменов.

1
{"b":"558001","o":1}